Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Политические уроки прошлогоднего августовского военного конфликта

5 Августа 2009

Автор:

Теги:

Союн Садыков,
 член общественного Совета при Минрегионразвития, кандидат экономических наук

- Прошел год со дня собтий в Южной Осетии. Что, по Вашему мнению, изменилось за этот период в мире?

- Не могу сказать, что произошли существенные изменения. Кто- то  из тех, кого не коснулись эти события напрямую,  просто забыл о них, кто-то  старательно замалчивает  информацию о войне в Южной Осетии и, пожалуй,  только для тех, кто столкнулся с настоящей войной - эти страшные события останутся в памяти навсегда. Хотя и говорят, что время лечит, но, наверное, должно пройти  слишком много времени, чтобы излечиться от воспоминаний  о войне.

-  А кто, условно говоря, выиграл или проиграл в этой войне? 


- В этой войне, на мой взгляд, не было абсолютных победителей или абсолютных проигравших. Возьмите ту же Грузию. С одной стороны, Грузия потеряла часть территории - Южную Осетию и Абхазию.  Серьезно за несколько дней войны пострадала  инфраструктура страны, в том числе военная. С другой стороны,  М. Саакашвили по-прежнему у власти, да и саму Грузию перестали рассматривать только как агента США.  Пока не очень понятно, насколько, например, ЕС сможет и будет использовать эту новую ситуацию в отношении с Грузией, но,  совершенно очевидно, что Грузия ее уже использует.

- Но в той же Европе за этот год значительно увеличилось число противников  вступления Грузии в НАТО. И не только  Грузии, но и Украины, например.  Получается, что та часть элиты  Грузии и Украины, которая была заинтересована во вступлении своих государств в Альянс  явно проиграла? 

- Но это не совсем так. С самого начала было очевидно, что НАТО не будет ввязываться в южноосетинский конфликт не потому, что  Грузия не является  членом НАТО, а потому, что  со стороны США эта война  затевалась, как это не цинично звучит,  чтобы «проверить  реакцию России».  А что касается элит Грузии и Украины,   то они  отлично понимают, что  вступление в Альянс  постсоветских государств - вопрос политический и  если возникнет действительно необходимость их присутствия в альянсе как бы в пику России, то   несмотря ни на что их примут в НАТО.  

- А кто усилился в результате войны в Кавказском регионе? 

- На мой взгляд, Турция, которая в результате войны приобрела статус региональной державы, которая выступает сегодня посредником практически во всех конфликтах  и спорных ситуациях на Кавказе.

- Вы говорите, что  со стороны США было желание проверить, как на конфликт  отреагирует Россия. И что, по Вашему мнению, показала  эта проверка и как к этому отнеслись в США?

- На мой взгляд, Соединенные Штаты, допустив конфликт, совершили серьезную стратегическую ошибку.  В результате пострадал имидж США в мире,  возникло недоверие со стороны  многих стран, особенно в Восточной Европе, к Америке. И теперь постсоветские страны Восточной Европы будут делать все возможное для того, чтобы «усидеть на двух стульях», то есть, не прерывая агентских отношений с Соединенными Штатами,  добиваться  более существенной поддержки со стороны ЕС, представляя Россию как серьезную потенциальную угрозу. 


- Ну и, наконец, что приобрела  Россия в результате этого конфликта?

- Россия не рассматривала себя как выгодополучатель от  конфликта в Южной Осетии. Россия в этом военном конфликте с Грузией смогла показать США и Евросоюзу, что она серьезный мировой игрок на политической арене, страна, которая самостоятельно принимает серьезные политические решения и у нее есть региональные амбиции и интересы (в данном случае на Южном Кавказе), которые она будет отстаивать даже военным путем, невзирая ни на что.
Это было воспринято в мире как сигнал, что Россия оправилась от проблем предшествующих лет, что Россия - равноправный игрок в мировых отношениях, что к ее мнению следует прислушиваться.  Но, с другой стороны,  в ходе пятидневной войны  ярко проявились проблемы, на которые ранее не обращали особого внимания, а о многих проблемах даже не догадывались. Например, война показала,  что  многое нужно менять в нашей армии. И надеюсь, этот урок воспринят нами адекватно и будет сделано все возможное, чтобы сделать нашу армию маневренной, дееспособной, хорошо оснащенной и т.д.  Война высветила все проблемы и сложности на постсоветском пространстве.  Но я не могу сказать, что за прошедший год мы научились по-новому  относиться к нашим ближайшим соседям, извлекли  какие-то уроки. По-прежнему у нас нет серьезной аналитической группы или института, который бы   вырабатывал новые подходы к взаимоотношению со странами постсоветского пространства. Мы по-прежнему не продвинулись в вопросе выработки инструментов реализации внешнеполитической концепции, в которой, к слову сказать, не предусматривается военное противостояние, сильная армия - да, военное противостояние - нет. Предложения Д.А.Медведева о необходимости создания новой европейской архитектуры безопасности пока еще остаются лишь пожеланиями. Европа заняла выжидательную позицию. Поэтому России придется не только выдвигать  инициативы, но и доказывать, что у нас есть на это серьезные основания. А серьезными основаниями, по моему глубокому убеждению,  является только  конкурентоспособность России. Безусловно,  важно позиционировать себя как сильное  суверенное государство, но гораздо убедительнее будут звучать аргументы конкурентоспособности России.  И именно в этом направлении нам необходимо в ближайшее время двигаться.  

http://www.azerros.ru/content/themes/index.php?ELEMENT_ID=1784

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение