Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Факторы нетерпимого отношения к нетрадиционным религиям в казахстанском обществе

23 Июля 2009

Автор:

Теги:

Факторы нетерпимого отношения к нетрадиционным религиям в казахстанском обществе


 

В последнее время в казахстанском обществе наблюдается рост нетерпимого отношения к нетрадиционным религиозным конфессиям. Причем нетерпимое восприятие нетрадиционных конфессий широко распространено не только в среде научного сообщества и политиков, но и в широких кругах простого народа. Об этом, в частности, свидетельствуют данные многочисленных социологических опросов. Эти опросы и сама объективная реальность показывают, что в Казахстане наблюдаются некоторые противоречия между представителями традиционных и нетрадиционных религий, т.е. между мусульманами и православными, с одной стороны и представителями протестантских течений, восточных религиозных обществ и, в особенности, закрытых сектантских организаций, с другой стороны. Причем во многом такие настроения подогреваются позицией именно экспертов, различных специалистов в области религиозных отношений и ряда политиков, «радеющих» о стабильном развитии религиозной сферы Казахстана. Экспертное сообщество и политики свое негативное, скептичное отношение по отношению к деятельности нетрадиционных религиозных конфессий обосновывают довольно убедительными доводами, которые воспроизводятся в печатных и электронных СМИ.

Перво-наперво данные эксперты апеллируют к тому, что ряд нетрадиционных конфессий функционирует в виде закрытых сект, где сектантское поклонение является главным движущим стержнем. Отмечается также, что в этих сектах существует своя философия, любое уклонение от которой является признаком предательства.

Следует отметить, что, действительно, практически в каждой такой секте царит жесткая дисциплина, базирующаяся на слепом, беспрекословном подчинении неизменным лидерам, культе истории создания организации, высокой прочности и устойчивости организации, отсутствии индивидуальности. Практически все организации миссионерского толка имеют коллективную направленность мышления и деятельности. При огромном количестве человеческих ресурсов в действиях миссионеров не видно индивидуального труда или вклада. Характерно преобладание прочных связей между членами организации. Миссионерским организациям присуща «двойная мораль» и «двойной стандарт», когда если цель, поставленная ими перед собой, праведна, на их взгляд, то они не останавливаются перед тем, чтобы солгать, украсть, ввести человека в заблуждение.

Кроме того, в экспертном сообществе и широких кругах политиков выделяются такие негативные последствия деятельности нетрадиционных религий как-то: разрыв социальных связей человека, разрушение семей, рост девиации (асоциального поведения); тенденции на доминирование массовой потребительской культуры; подавление личности члена тоталитарной секты, ее замещение манипулируемой квазиличностью, экстремистский характер деятельности многих религиозных сект.

Экспертами вполне правомерно отмечается, что нетрадиционные религиозные конфессии ослабляют этническую идентификацию. При этом они апеллируют к тому, что формирование традиционной культуры и менталитета любого этноса в значительной степени базируется на религиозных ценностях. В результате данные эксперты приходят к выводу о возможности раскола казахстанского общества по этническому признаку на основе развития различных, разношерстных религиозных идентификаций.

Также следует понимать, что большинство организаций нетрадиционных религиозных конфессий поддерживают тесную связь с зарубежными центрами, от которых они получают финансовые, материальные, информационные и др. ресурсы. В этой связи существует высокая вероятность того, что значительное влияние на распространение религиозных сектантских движений в постсоветском обществе оказывают многие заинтересованные в ослаблении национальной безопасности бывших советских республик стороны, оказывавшие и оказывающие мощную финансовую поддержку данным процессам.

Вышеприведенные обстоятельства дали основание многим экспертам считать, что стабильность религиозной системы нашего государства может быть нарушена. При этом, как это понятно, на их взгляд, во многом основным катализатором напряженности в межконфессиональных взаимоотношениях выступает активизация деятельности и расширения влияния в нашей стране представителей некоторых нетрадиционных конфессий сектантского характера, зарубежных миссионерских организаций. В конечном итоге в экспертном сообществе стала модной и популярной идея ужесточения правовых норм деятельности нетрадиционных конфессий, миссионерских организаций, что перманентно муссируется в настоящее время на страницах средств массовой информации.

Усилилось и давление властей на нетрадиционные религиозные конфессии. Уже стало обычным явлением наблюдать многочисленные акции административного давления на некоторые нетрадиционные конфессии, проявившуюся в попытках контролирования деятельности таких религиозных организаций как баптисты, «Общество сознания Кришны», некоторых нетрадиционных течений ислама и др.

Однако, несмотря на вышесказанное, есть основания полагать, что негативное влияние нетрадиционных конфессий на общую религиозную ситуацию, этническую и религиозную идентификацию населения, как Казахстана, так и других стран мира несколько завышается. Сама традиция нетерпимости к нетрадиционным религиям в нашем обществе развивается, на наш взгляд, на основе следующих факторов.

Во-первых, как мы уже отметили выше, развитие нетерпимого отношения к нетрадиционным конфессиям в Казахстане во многом подогревается усилиями различных политических деятелей. Во многом с подачи последних в различных публикациях нетрадиционные конфессии обвиняют в запудривании мозгов, развитии межконфессиональной нетерпимости и других смертных грехах.

Во-вторых, развитие негативного отношения к нетрадиционным религиям во многом обусловлено несколько предвзятой позицией Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК) и Русской православной церкви (РПЦ). При этом, по всей видимости, активное участие ДУМК и РПЦ в процессе развития неприязненного отношения к новым конфессиям продиктовано тем, что в последнее время наблюдается значительный отток прихожан традиционных конфессий в нетрадиционные. То есть в этом случае мотивационной базой такой позиции ДУМК и РПЦ вполне могут быть и ущемляемые материальные интересы этих организаций в данном процессе. (Тут напрашивается провести аналогию с выводами российского исследователя Н. Митрохина, которые он сделал в отношении деятельности РПЦ.)  

В-третьих, неприятие нетрадиционной религиозности, на наш взгляд, является следствием столкновения культурных ценностей модернистской и постмодернисткой цивилизаций. Собственно, это обстоятельство и является центральной темой данной статьи.

Некоторые религиоведы отмечают, что рост популярности нетрадиционных религий надо рассматривать как культурный феномен. То есть переход людей от традиционных религий к нетрадиционным можно рассматривать как проявление сдвига культурных предпочтений человека, процесса переоценки ценностей, происходящего в его внутреннем мире. Можно сказать, что данный процесс является атрибутом, неотъемлемым признаком эпохи постмодерна.

Модернистская цивилизация, несмотря на развитие в ее рамках различных изменений, нововведений, все же базируется на традициях, консервативизме, который выражается в первую очередь в академизме. Проявления последнего можно наблюдать, например, в искусстве, что отражается в первенстве мнения авторитета от искусства. Так, не случайно такие неординарные явления модерна как импрессионизм и постимпрессионизм впервые стали блокироваться со стороны так называемых академических кругов, для которых эти явления были чем-то из ряда вон выходящим, нарушающим все классические устои живописи.

Такое же столкновение ценностей, мировоззренческих установок можно наблюдать и во взаимодействии постмодерна и модерна. Постмодерн по своей сути является той культурой, то есть внутренним существованием человека, его мировоззрением, где происходит отказ от всяких истин в последней инстанции. В постмодерне подвергаются сомнению апологетические установки и навязывание какого-либо мнения.

В этом ракурсе в постмодерне отразилось то, что за многие годы ценности модерна, основных путей развития человечества до такой степени подмочили свою репутацию, что современный человек стал относиться к ним критично и с сомнением. В этом проявляется сама критическая позиция постмодерна по отношению к модерну, стремление деконструкции, критического переосмысления последнего.

Культура народов, населяющих Казахстан, также тяготеет к модерну, с доминированием в ней консервативной составляющей, элементов традиционных культурных ценностей. Значительную роль в развитии консервативной традиции в культурном пространстве Казахстана сыграло также возрождение, пробуждение этнического самосознания общества на волне построения новой государственности. На этом фоне культура нетрадиционных религий воспринималась и воспринимается как чужеродное явление. 

Само название нетрадиционные конфессии подразумевает, что здесь мы имеем дело с чем-то, что выходит за рамки традиций, не соответствует им и тем самым является явлением, чужеродным для общества, народа. Между тем, само название нетрадиционные религии не вполне правомерно. Многие религиозные конфессии, которые называются нетрадиционными на самом деле, по мнению многих религиоведов, следует называть новыми религиями. (В данном случае мы, разумеется, не имеем в виду религиозные движения сектантского типа, которые обычно консолидируются вокруг лидера-вождя и занимаются, по сути, реализацией его целей и задач. При этом, зачастую, эти цели и задачи навязываются извне для подрыва основ религиозной идентичности и морали, сложившихся в сообществе, где функционирует данная религиозная секта. Такого рода секты называются религиозными в виду наличия в них признаков религиозной системы: веры, хоть и в лидера; организации, формирования и реализации этой веры.) Во многом нетерпимость к тому, что выходит за рамки общепринятого является наследием советского прошлого, когда индивидуализм и «отщепенство» были возведены в разряд наиболее зловредных явлений для общества. Неприятие нового, «иностранного» также было составным элементом советского коллективизма. В целом же в данном случае проявляется, как раз столкновение традиционных, консервативных и постмодернистских ценностей. Само время показало, что институт клира на территории бывшего СССР много раз показывал себя не с самой лучшей стороны. Доминировавший многие годы на постсоветском пространстве атеизм провозглашал отделение религии от государства. На самом деле в Советском Союзе шло прямое растворение религии в государственной машине, когда многие служители культа работали по совместительству осведомителями в органах госбезопасности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что у значительной части бывших советских граждан развилось неприязненное отношение к традиционной религиозности.

Негативное, нетерпимое отношение к нетрадиционным религиям является по сути дела производным явлением от доминирования в обществе двузначной морали, где есть только добро и зло, третьего не дано. Собственно, на данной установке базируются традиции, обычаи. В этом плане любые изменения, нововведения выступают врагом для традиций. Поэтому-то традиция по своей сути консервативна и слабо подвержена нововведениям, изменениям. Традиции, традиционная культура наполнена фобиями по отношению к новому, которое несколько выходит за рамки привычной морали, религиозных и других правил. Традиционная религия в этом ракурсе выступает составным элементом традиций. Антагонистом традиции в этом плане является свободомыслие, которое является несущим, направляющим стержнем развития, внесения инноваций. Поэтому не случайно, по мнению религиоведов, свободомыслие стало основой для поворота людей к новым религиозным конфессиям. В данном случае также прослеживается внутренний, не рационально артикулируемый бунт человека против дискурса официальной власти, который обычно поддерживается, сотрудничающими с ней традиционными религиями. Данная картина в полной мере проявляется также в казахстанском обществе, где прослеживается это противостояние ханжеской традиционности, традиционной морали и постмодернисткого отношения к действительности.

В современную эпоху галопирующих изменений в различных сферах общественной жизни человек зачастую оказывается подверженным различного рода фрустрационным состояниям. В такие моменты человек задумывается о смысле жизни, своего предназначения в ней. Религия является одной из тех систем, которая с самого своего появления пытается дать ответ на такие фундаментальные, экзистенциальные вопросы. Поэтому в поисках ответа на эти вопросы человек стремится к внутреннему диалогу с богом, стремясь заполнить экзистенциальную пустоту в себе. Официальная религия в таких условиях не может заполнить экзистенциальный вакуум в человеке, так как является консервативной по духу и одним из каналов легитимизации государственного курса. В этом плане нетрадиционные религии, в большинстве которых внутренний диалог с богом происходит без посредников - священнослужителей стали более адекватными для духовных запросов многих людей.

Вышеописанные факторы обращения людей к нетрадиционным религиям ярко проявляются и в Казахстане. Наша власть преследует организации нетрадиционных религий не потому, что они якобы занимаются шпионской деятельностью, преследуя интересы некоторых стран, а потому что они являются рассадниками нетрадиционного отношения к общественно-политической действительности, что, по сути дела, является проявлением свободомыслия. Другое дело, если осуществляется жесткий контроль за деятельностью псевдорелигиозных организаций, построенных по сектантскому типу и базирующихся на слепом фанатизме и поклонению лидерам сект, их обожествлении.

 

.

 

 Талгат Мамираимов, эксперт Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры

http://www.sarap.kz/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение