Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Б.Мусаев: Вперед в Прошлое. Откуда пошла узбекская нация

14 Июля 2009

Автор:

Теги:



Фрагмент очерка "Вперед в Прошлое".
Бахадыр Мусаев

Вынесенные в заголовок слова, являются фрагментом строк из "Шайбоний нома", произведения средневекового летописца и поэта XV - XVI вв. Мухаммада Солиха. Точнее, это слова, вложенные придворным поэтом в уста завоевателя Туркестана Шейбани - хана с которыми он обращается к местным тюркам - аборигенам. В переводе на русский язык они звучат: "пусть чигатайский народ не называет меня узбеком...". Очевидно, завоеватель хочет сказать, что он им не чужой, поэтому просит их не беспокоиться, а воспринимать его как своего. Далее следует утверждение, что Шейбани великий хан узбекского народа, но Туркестан ему родная земля ("Холи онинг ери Туркистондур, узбек элига муазам хондур") 1.
По существу это утверждение претендует на то, чтобы его воспринимали однозначно, как факт: с одной стороны, указывающий на принадлежность и приверженность Шейбани - хана к месту пребывания (Туркестану); с другой стороны, отождествляющий, возглавляемые им племена Орды с тюрками - аборигенами Туркестана. Однако в содержании утверждения М. Солиха не трудно обнаружить, что Шейбани со своим народом - одно, а Туркестан - другое. Думается, этот литературный опыт М. Салиха, представляет одновременно и апологию и один из образцов того, как рождаются светлые мифы. Данный конкретный миф диссонирует с действительностью. Ведь, именно Шейбани, с пафосом заявлял о том, что сопротивление народа Туркестана "растоптано копытами коней победоносных узбекских войск".
По истории узбеков написано довольно много. Отечественные исследователи советского и постсоветского периода создали и продолжают издавать труды, посвященные изучению узбекского народа. Все они во главу угла своих исследований ставят известную концепцию этногенеза узбекского народа, которая с подачи ее автора А.Якубовского предлагала покончить с этимолого - исторической связью понятия "узбек" с дашткипчакскими корнями и тем самым признать его утверждение, что узбекский народ в своей основе сформировался еще до нашествия Шейбанидов в Среднюю Азию.
Например, Б.А. Ахмедов в своей монографии "Государство Кочевых Узбеков", опубликованной в 1965 г. московским издательством "Наука" отмечал: "Узбекский народ является одним из древних народов Средней Азии и имеет почти 3 000 - летнюю историю" 2.
Читая эту версию, первоначально предполагаешь, что может быть, мы имеем дело с подменой понятий, когда история тюрков приписывается узбекам, чтобы элементарно избежать обвинений в пантюркизме. Отнюдь, в изложении ученого, оказывается, предки современных узбеков еще в глубокой древности жили на территории современного Узбекистана, а кочевые узбеки, установившие свою власть на территории современного Узбекистана в самом начале XV в., составляли незначительную часть узбекского народа и вскоре после расселения растворились в тюркской массе Мавераннахра и передали им лишь свое имя 3.
Десять лет спустя, в 1974 г. ташкентское академическое издательство "Фан" выпускает работу К.Ш. Шаниязова "К Этнической Истории Узбекского Народа (Историко - Этнографическое Исследование На Материалах Кипчакского Компонента)". В названном труде сделан некоторый отход от "гениальной" формулировки Якубовского, который обозначился в том, что автор включает в процесс этногенеза узбеков дашткипчакские племена. В частности, он пишет следующее. "Формирование основных черт этнической общности узбекской народности происходило в X - первой половине XI в. Тюркоязычные и отюреченные монгольские племена, участвовавшие в XII - XV вв., как и более ранние, были главным образом среднеазиатского и дашткипчакского, а также центральноазиатского происхождения" 4.
В перечне авторов, представляющих своими трудами очередные "вехи" мнимых подвижек во взглядах на этногенез можно выделить и историка А. А. Аскарова, который, как и упоминаемые выше авторы, является действительным членом местной Академии наук. В одном из своих выступлений, относящихся к 1986 г., он выражает мнение, что в XI - XII вв. завершился процесс становления узбекского народа 5.
По данному поводу не станет откровением мое замечание, что вышеназванные ученые неукоснительно следуют по курсу логики подхода Якубовского, требование которого заключается в том, чтобы "отличать условия формирования того или иного народа от истории его имени" 6. Свидетельством тому, что они приняли в качестве неотъемлемого элемента научного аппарата термин "староузбекский", которым Якубовский предлагал обозначать весь дошейбанидский период истории, все тюркское прошлое на территории Узбекистана до XVI в. 7.
Провозглашение независимости и политическое обособление Узбекистана, к сожалению, не привело историков к коренному повороту в их взглядах на собственную историю.
По меткому наблюдению социолога А. Ильхамова: "...Якубовский, безусловно, совершал существенную услугу фактическим и потенциальным великодержавным национал - патриотам, которые могли ощущать нужду во включении наследия доузбекского исторического прошлого в символический капитал нации" 8. И далее делает следующее жесткое и по снайперски точное адресное замечание обобщающего характера: "Чем весомее этот символический капитал, тем легитимнее власть, контролирующая его. Власть, в конечном счете, выступает персонификацией символического капитала, который она сама вместе с подручной академической и культурной элитой и создает" 9.
Чем же оборачивается подобная ситуация, когда эти ученые - патриоты продолжают работать на правительство (т.е. выполняют социальный заказ), в частности, в разработке этногенеза, руководствуясь утверждением Якубовского, что история народа старше его имени?
По меньшей мере, повсеместное использование данного принципа отрицания значимости этнонима и самоназвания этноса в разработке этногенеза дало и дает как результат, искаженную национальную историю бывших республик Советского Союза. Это тот самый случай, когда "переписывание" истории, по справедливому мнению отдельных обществоведов, связывается не с принципами поиска истины, а с другими побочными - политическими, экономическими или гегемоническими - интересами, в результате которых получается "историографическая каша", где перемешиваются, правда, ложь, легенды и, конечно, мифы, как самый подходящий "клей истории" 10.
Мой личный опыт знакомства с доступной научной литературой, по интересующим меня вопросам, связанным с историей Туркестана убеждает: нет таких известных событий, в которые бы наши историки "не вмешались", не вырвали из контекста целого, изменив их реальное содержание чаще в угоду власти и господствующей идеологии, именуемой идеологией независимости... В итоге мы имеем то, что имеем, то есть, собственно не историю, реально имевших место в прошлом событий в нормальном изложении, а "историю" без истории, которая представлена нагромождениями темных и светлых мифов, преданий и легенд.
Тем не менее, это не должно останавливать наш порыв к невозможному, заключающемуся в желании увидеть события прошлого такими, какими они всегда были. Разумеется, восстановление событий в "чистом" виде уже немыслимо, хотя думаю, именно данное обстоятельство обостряет осознание важности того, что знание своей истории, традиций необходимо, чтобы узнать нам больше и глубже о себе, задаваясь вопросом: кто есть кто в Туркестане, каков объем и содержание духовного наследия тюркского этноса, самобытность духовного бытия и культуры которого была заявлена давно, что отмечается уже в древнекитайских источниках.
На самом деле, кто мы? Чем отличаемся от других? Куда идем, точнее, кто и куда нас ведет? Какой у нас за плечами социокультурный багаж? Как же мы докатились до жизни такой? Какой путь избрать для исправления нынешнего положения? Какой новый дом нужен нам? Каким образом строить новый дом?
Попытки найти ответы на поставленные вопросы напрямую связаны с направлением поисков идентичности любого народа, который свободен и осознал жизненную необходимость осуществления своего стремления вписаться в контекст современности, где все более и более набирает силу процесс глобализации. Известно, этот процесс неоднозначен. С одной стороны, он "перемешивает" и, казалось бы, нивелирует все богатство и разнообразие национальных культур, интегрируя их ценности в нечто общее. С другой стороны, в этом "общем" неизбежно проявляется прямо противоположная тенденция к самосохранению, индивидуализации и обособлению национального. Однако, представляется, что вписаться нашей стране в контекст современности весьма проблематично по следующей одной из причин.
Есть основание говорить о факте не завершенности в Узбекистане становления нации в строго научном, современном значении слова и соответственно отсутствия, как такового, национального самосознания. Это я объясняю тем обстоятельством, что усилиями идеологов, политиков колониального периода в Туркестане проводилась политика, преследовавшая цель нивелировать все этнические признаки, перекодировать сознание в плане задачи стирания национальных особенностей. Примечательно в этом отношении признание русского востоковеда Н.И. Веселовского, когда он в 1885г. писал: "мы думаем, что дали покоренным нами азиатам мир, спокойствие, безопасность....Но есть и еще высщее благо, высшее всего этого. Это национальность, национальное чувство...Надо войти в положение покоренных мусульман. Тяжела смерть политическая, еще тяжелее смерть национальная. А при нашем владычестве они именно обречены на обезличение..." 11 . Наиболее явственно, такая политика проявилась в том, что прошлое Туркестана было представлено: вне контекста становления тюркского этноса; вне признания, имевшего место старых типов самосознания различных этнических групп Туркестана и их взаимодействия в рамках тюркского этноса.
В советский период эта политика была продолжена и особенное выражение она нашла в том, что история Туркестана была прочитана заново таким образом, чтобы выделить особняком узбеков и в то же время дополнена действиями по замене национальной идентичности на советскую жестокими акциями, которые ставили вне закона "националистов", "космополитов", пантюркистов", "панисламистов", не ставила в грош права народа (народов) на свободу, человеческое и национальное достоинство. Не будем голословны. Обратимся к историческому факту. "Когда профсоюзный вождь М.П. Томский не поддержал политики Ленина по вопросу о профсоюзах, Ленин сослал Томского в Туркестан, назначил его председателем Комиссии ВЦИК и СНК РСФСР по делам Туркестана. Там у Томского возникли политические разногласия с членом Туркбюро ЦК РКП (б) Г.И. Сафаровым...Сафаров утверждал, что в условиях Туркестана НЭП невозможен и надо сохранить военный коммунизм. Томский написал об этом Ленину. Ленин ответил 7 августа 1921 года: "Конечно, Вы правы, что "9 миллионов" баранов" нам (Москве) необходимы (курсив мой - Б.М.). Во что бы то ни стало их взять!..." 12.
В сегодняшнем Узбекистане названный курс несколько скорректированный, находит свое продолжение в ином обличье, но, по сути, очень схожим с вышеприведенным. Национальная политика здесь проводится с позиций этноцентризма в условиях фактического отсутствия институтов гражданского общества, пресловутые "бараны" уже в количестве более 25 млн. превращены в бесправную обезличенную массу, конкретно каждый из которых не имеет свободы, чтобы сказать, насколько плохо ему живется и кто их притесняет, совершает произвол и насилие... И к месту ли говорить в сложившихся обстоятельствах о том, что в узбекистанском обществе происходит становление нации, национального самосознания, есть гражданский дух, не подавлен креативный потенциал людей...
Итак, история наша была прочитана за нас и остается прочитанной таким образом, чтобы, как минимум, мумифицировать этнические различия, как максимум, помимо этих различий, уничтожить ощущение общих корней. Согласно Хосе Ортега - и - Гассет, подобное уже наблюдалось в истории античного государства, которое уничтожало различия между отдельными народами. Философ подчеркивает, что национальная идея с ее динамикой требует сохранить то многообразие, которое всегда было характерным для жизни Запада 13.
В данной связи и с учетом нашей почвы мне в голову идут и слова Тимура, который, задаваясь вопросом о том, кто мы, говорил, что мы наследники Туркестана, Туркестан наше наследство и гордость, что Туркестан - главное звено тюрков.
Очень и очень трудно, почти немыслимо дойти до правды в обществе закрытого типа, каковым является наше общество, но надо обрести свободу и выбираться из путины мифов, фальсификаций, чтобы выйти на дорогу поисков идентичности.

Ташкент 10 - 13.07. 2009

Литература.
1. Цитата приведена по книге Данияров Худайберди. Эски Узбек Адабий Тили Тили Ва Кипчок Диалектлари. Т. 1976, с. 42
2.Б.А. Ахмедов Государство Кочевых Узбеков. М. 1965, с.149
3. См. там же, с.149
4. К.Ш. Шаниязов К Этнической Истории Узбекского Народа ( Историко - Этнографическое Иссдедование На Материалах Кипчакского Компонента) Т 1974, с. 10.
5.А.А.Аскаров Некоторые аспекты изучения этногенеза и этничсской истории узбекского народа // Материалы к этнической истории населения Средней Азии. Т. 1986, с 310.
6. А.Ю. Якубовский. К вопросу об этногегнезе узбекского народа Т. 1941, с.3
7.Там же, с. 19
8. А. Ильхамов. Археология Узбекской Идентичности // Этнический Атлас Узбекистана. Институт "Открытое Общество" - Фонд содействия - Узбекистан , 2002, с. 297.
9. См. там же, с. 297
10. Карл Аймермахер, Геннадий Бордюгов. "СВОЕ" И "ЧУЖОЕ" ПРОШЛОЕ, Введение./ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ В СОВЕТСКОМ И ПОСТСОВЕТСКИХ ГОСУДАРСТВАХ. М. 1999, с.14
11.цитата приведена по кн.. Б.В. Лунин. Средняя Азия в научном наследии отечественного востоковедения. Т. 1979, с. 144-145
12. Луис Фишер Жизнь Ленина. London 1970, с.789.
13. Хосе Ортега -и- Гассет Восстание масс // Психология Масс. М.1998, с. 310

bahadyr.musaev@gmail.com

Источник - ЦентрАзия


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение