Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тысяча синиц и журавль в небе

29 Июня 2009

Автор:

Теги:


Все народы и нации бывшего Союза ищут сейчас каждый свою национальную идею. Создаются даже высокие комиссии, которые, работая в поте лица, что-то даже формулируют и предлагают, но стóящих идей как не было, так и нет. Ни одна предложенная идея не становится национальной, каким бы высоким статусом она формально ни обладала - это как полученный левым путем диплом кандидата или доктора наук не делает его обладателя ученым - то идеи недоразвиты, то национального маловато.

"Национальное" - это нечто особенное и характерное, присущее именно этой нации, а национальная идея - главный смысл существования этой нации, идея, объединяющая и побуждающая нацию к каким-либо действиям. Это то же, что и смысл жизни для отдельного индивида. Если жизнь какого-либо человека не подчинена какой-то идее, он ни к чему не стремится и просто живет, ни о чем не задумываясь, смысл его жизни сводится просто к продолжению рода, то есть в таком случае смысл национальной идеи - продление жизни нации на максимально долгий исторический срок.

В целом же национальная идея - это главенствующая идея среди той или иной нации, которой подчиняются, на которую ориентируются, что всегда держат в уме представители этой нации все вместе и порознь с целью принесения максимальной пользы своей нации и всем ее отдельным представителям. Национальная идеология - система взглядов и ценностей, главенствующая в обществе и которая призвана сохранять эту нацию, отличая от других, и приносить ей максимально возможную пользу при развитии.

Государственная идеология - идеология, предлагаемая или насаждаемая обществу государством с целью сохранения существующей системы власти. Национальная и государственная идеологии отличаются друг от друга настолько, насколько нация отличается от государства, и благо, когда их цели совпадают, в противном случае государство и нация, мягко говоря, не развиваются - не до этого, когда в стране разлад.

Для молодых наций главное - рост и завоевание жизненного пространства, экспансия, для старых - просто продолжение существования, так что национальная идея для старых наций - в самом их существовании. Для молодых наций, как и для молодых людей, главное - заявить о себе, расти и развиваться, быть с другими на равных, чтобы с ними считались и оказывали знаки внимания. Если человек прожил жизнь без идеи, он просто умрет безвестным, но еще до этого он может кончиться как человек - стать чьим-либо рабом или человеком без определенного места жительства. Народ без идеи тоже может оказаться нацией без определенных занятий.

Национальная идея на разных этапах развития нации может и должна быть разной - она может меняться соответственно времени и обстоятельствам, так что не надо искать универсальных идей, пригодных народу в любые времена, при любых условиях и к тому же на века. Сегодня для кого-то самое главное - выжить, завтра - где-то победить, а послезавтра - стать законодателем моды.

Но в то же время, как нельзя заставить кого-то полюбить приказом, или по чьему-либо совету вызвать настоящее чувство, так и какую бы то ни было идею нельзя навязать обществу и сделать ее национальной - слишком много нюансов должны одновременно совпасть и срезонировать. Но в обществе иногда бывает, что все вдруг начинают повально делать что-то одно и то же, всеми овладевает какая-то одна идея, мания, как, например, в Голландии в XVII веке все начали коллекционировать и продавать тюльпаны, или в 1960-е годы на Западе началась битломания - все вдруг влюбились в четырех молодых музыкантов из Ливерпуля. Если бы было некое указание, или какая-то национальная комиссия после кропотливой работы пришла бы к выводу, что музыка вот этой вот четверки должна стать общенациональной для Великобритании и рекомендовала народу их любить и уважать, битломании, скорее всего, и не было бы.

Так и с национальной идеей - ни по каким декретам или рекомендациям никаких высоких комиссий никакая идея не станет национальной, но разные группы и организации могут непрерывно и ненавязчиво, очень продуманно и деликатно вводить в оборот разные идеи, и какая-нибудь из них, возможно, очень неожиданно для многих и даже для самих ее авторов, может захватить, затронуть, заразить общество или какие-либо его слои.

Поэтому можно и нужно питать и вбрасывать в общество идеи разные и всякие, под разными соусами и предлогами, с разными оттенками и направлениями, но с условием, чтобы все они были устремлены в будущее и работали на прогресс. Если их не понимают или не обращают на них внимания, надо впрыскивать их снова "через форточку", подсовывать под дверь, писать на листках и вешать "на стенах" общества, передавать через телевидение и газеты и так далее - какая-либо из них может в какой-то момент захватить народ, зацепить интеллигенцию, заинтересовать студентов и молодежь, затронуть бизнесменов, - хоть какую-то часть общества.

Нужно много идей, количество в конце концов обязательно скажется на качестве, для этого нужно очень большое количество идей, связанных с патриотизмом, единением, прогрессом, - со всем положительным, - они будут объединяться, обогащаться, структурироваться, рождать и генерировать новые идеи, одни из них захватят одних, другие - других, и если общее их направление будет одно, результирующая окажется в том же направлении, и многие другие идеи тоже попадут в струю этой результирующей, кумулируя эффект.

Таких неглобальных идей можно сформулировать очень много - одно что-то гениальное в небесах можно заменить тысячей просто талантливых синиц в руках. Но амбициозным чиновникам обязательно нужен журавль в небе, причем здесь и сейчас, однако не то что поймать его, увидеть пока никто не может, а тысяча простых синиц вполне могли бы сыграть его роль, ведь один из гадких утят может получить шанс превратиться в лебедя.

Как трудно разработать и принять национальную идею, так же трудно из разнородных групп людей создать общество с общенациональным характером, общенациональной кухней и общенациональным будущим, как некоторые пытаются делать. Любое давление вызывает в подсознании общества вполне объяснимое отторжение. Сколько лет жили вместе народы СССР и не смогли дальше так жить, сколько лет власти Югославии пытались создать новую нацию югославов - тоже не получилось, сколько лет вместе живут пакистанцы - все равно нет единой нации. В пример всем ставят Америку как плавильный котел наций, но даже там есть проблемы, и еще не известно, чем все это обернется в будущем, да и само исключение подтверждает общее правило.

Главное - не стоять на месте, генерировать как можно больше положительных идей и ждать, подмечая малейшие изменения настроений.

БИШКЕК, . (КАБАР/Нарын Айып).

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение