5+1, С+С5… Не многовато ли «С»?

Дата:
Автор:
5+1, С+С5… Не многовато ли «С»?

Еще один +С5?

В последние дни в информационном пространстве появилось много материалов касаемо появления нового формата межгосударственного сотрудничества на пространстве Евразии – «C+C5», или «Китай + Центральная Азия». Тема актуализировалась после того, как 16 июля этого года по инициативе китайской стороны состоялся видеосаммит министров иностранных дел стран региона и КНР, посвященный вопросам противодействия распространению пандемии, а также преодолению ее последствий. 

Многие сочли состоявшуюся онлайн встречу началом формирования нового этапа во внешней политике Пекина в Центральной Азии, характеризуя С+С5 как созданный китайской стороной аналог уже не первый год существующей С5+1 – американскому формату продвижения своих интересов в регионе. Распространенным можно назвать суждение о том, что созданный С+С5 – это свидетельство некоей трансформации пекинских усилий по сдерживанию роста американского влияния у своих границ, а также попытка сделать процессы, происходящие в регионе, более «подконтрольными» именно с политической точки зрения. 

Американские новинки

Интересную картину происходящего в Центральной Азии представил Бахтиёр Эргашев в материале «Не коронавирусом единым…». Эксперт сводит воедино многие, актуальные на сегодняшний день процессы. К примеру, стремление американской стороны усилить свое присутствие в регионе за счет привлечения инвестиций. Связывается это с недавним визитом в Узбекистан директора международной финансовой корпорации развития США (U.S. International Development Finance Corporation – DFS) А. Бойлера. 

DFS создана в 2019-м году по инициативе Президента США Д. Трампа для привлечения американских инвестиций в регионы с развивающимися рынками. Более того, предполагается, что DFS будет страховать инвестиции в «рисковых» направлениях. То есть, уже существующую площадку для политического взаимодействия C5+1 штаты решили дополнить экономическим инструментом в лице DFS. Время покажет, насколько эта затея окажется эффективной. Но уже сейчас можно утверждать, что побороть китайское присутствие в экономике стран региона будет весьма трудно, так как соперничество с Пекином в тех же инфраструктурных проектах – это далеко не спонсирование «свободолюбивой» части некоммерческого сектора и средств массовой информации. 

«Abibas» в мировой политике

Как уже говорилось, для Китая в последнее время было характерным акцент во взаимоотношениях с внешними сторонами делать именно в плоскости экономики, реализуя при этом различные проекты. Масштабные и не очень. Инвестиционные и откровенно кабальные для партнеров. Многосторонние и двусторонние, что видно на примере деятельности Пекина в Центральной Азии. Иными словами, Пекин тихой сапой все больше и больше внедряется не только в региональную, но и в глобальную экономику. Данный факт настолько пугает Вашингтон, что на прошлой неделе Госсекретарь США М. Помпео во время своего выступления в Президентской библиотеке Ричарда Никсона фактически объявил Китаю холодную войну. Очень интересное выступление, напоминающее собой пафосные речи из голливудских кинофильмов. 

Формирование же площадки «С+С5» действительно можно связать со стремлением КНР обустроиться в плоскости политического влияния. Однако, так ли важен сам этот формат для Пекина? Имеет ли он серьезное значение для стран региона? Повлияет ли он в действительности на расстановку сил в «большой игре» крупнейших акторов? Представляется, что в данном случае можно трижды сказать «нет» и при этом не ошибиться. Причина проста – все в действительности значимые для себя аспекты взаимоотношений со странами Центральной Азии Китай регулировал и продолжит регулировать в двустороннем порядке и без лишней огласки, поскольку далеко не всегда договоренности с Пекином находят поддержку среди населения партнеров. Например, антикитайские протесты в Нарынской области Кыргызстана. Или же аналогичные недовольства в Казахстане, начавшиеся в Жанаозене в сентябре прошлого года.

Изобретения велосипеда не будет

В конечном итоге можно прийти к выводу о том, что значимость происходящего несколько преувеличена. Ни приход в регион DFS, ни формирование площадки С+С5 не выведут внешнюю политику штатов и КНР в Центральной Азии на качественно новый уровень. Полагаю, что эти инициативы направлены лишь на усиление уже давно начавшихся процессов.

В случае с DFS – это новый источник финансирования прозападного лобби в странах региона, причем в пику инфраструктурным инициативам того же Пекина, для которого Центральная Азия являются, по факту, только коридором для сбыта продукции в страны с более высокой покупательной способностью населения. 

В свою очередь С+С5 – это рупор, инструмент публичного освещения коллективных заявлений для широкой аудитории. В то же время формирование этих коллективных заявлений (читай: навязывание китайской стороной своей точки зрения), как и прежде, будет происходить с применением уже имеющихся финансовых рычагов и отнюдь не публично. 

Разница между США и КНР в данном случае состоит лишь в том, что для Вашингтона Центральная Азия была и остается потенциальным очагом напряжения и дестабилизации Евразии. Тогда как Китаю подобный сценарий невыгоден – пути торговли жизненно важны для Поднебесной, чего, впрочем, не скажешь о благосостоянии народов стран, находящихся на этих путях.

Автор: Булат Мурзагалеев

Поделиться: