Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Влад Юрицын: Перемены налицо...

20 Февраля 2008

Автор: test

Теги:
   

Если яд обмазать сахаром, то он погубит человека, сколь много сахара ни было бы.

Хасан-хильми-афанди из Кахиба

"Мы схожи в своей непохожести и непохожи в своей схожести", - эти слова Эльвиры Пак (Фонд Фридриха Эберта в Казахстане) можно считать одним из ключевых выводов научно-практической конференции "Политическая модернизация на постсоветском пространстве". Мероприятие прошло в Алматы и было посвящено памяти Сабита Жусупова, ушедшего из жизни год назад.

Стоп-кадр

 

"Процесс создания и трансформации общественных институтов, исходя из принципа адекватного поведения", - так видит смысл политической модернизации политолог Рустем Кадыржанов. После того, как Косово объявило о своей независимости, число посткоммунистических стран достигло 30. "Один полюс - Центральная и Восточная Европа, другой полюс, как это ни печально, Центральная Азия", - так докладчику видятся крайние точки разнообразия модернизационных проектов в посткоммунистическом ареале.

Рустем Кадыржанов напомнил, что термин "неосоветский режим" первой использовала Марта Олкотт (американская исследовательница тоже участвовала в работе конференции) в 1997 году. Однако именно события прошлого года в Казахстане сделали термин "неосоветский" более актуальным, чем традиционно используемый "постсоветский".

Поправка в Конституцию и возможность пожизненного президентства Нурсултана Назарбаева, выборы по мажоритарной системе и создание парламента только из одной партии - "Нур Отан", делают политический режим "внешне - демократический, по сути - советский".

Пожизненный президент - это нонсенс для демократии, но органично смотрится на фоне пожизненных генеральных секретарей КПСС. Принцип единства власти во главе с одной партией для неосоветского режима - нормально. При этом г-н Кадыржанов подчеркнул, что методологически неосоветский режим не будет верен для всего постсоветского пространства. Даже в Центральной Азии Кыргызстан считается частично свободной страной, Туркменистан и Узбекистан относятся к разряду худших из худших, а Казахстан и Таджикистан просто несвободные. "Где-то постсоветское, где-то неосоветское".

Один из главных тезисов доклада политолога Бурихана Нурмухамедова: "Политический транзит в Казахстане в определенной степени завершился". Директор Института национальной политики считает, что на среднесрочный период в 10-15 лет политическая система страны достаточно устойчивая. "В рамках действующей политической системы Казахстан мог бы развиваться наравне с демократическими странами".

Правда, дальше докладчик перечислил семь характерных черт сложившейся модели (от сверхцентрализованной вертикали власти и отсутствия системы самоуправления до контроля над СМИ и вакуума правового порядка), заставляющих сомневаться в ее эффективности. "Данная модель наиболее соответствует менталитету нашего народа", - считает г-н Нурмухамедов.

Дальше Бурихан Нурмухамедов перечислил рахатовский, банковский и строительный кризисы, обнищание населения и скандалы в правоохранительных органах, после чего задался вопросом: "Эти проблемы решаемы в рамках управленческих вопросов или требуют выхода на уровень политической системы?".

Позже, в ходе дискуссии, г-н Нурмухамедов заметил, что конец президента - это еще не конец модели. Потому что "в ней есть люди, которые заинтересованы в ее сохранении". Политолог Константин Сыроежкин, комментируя выступление Бурихана Нурмухамедова, провел аналогию с Эммануилом Кантом - "опроверг пять доказательств существования Бога, придумал шестое".

"Оппозиция не имеет серьезных рычагов влияния на действия власти" - это уже из доклада политолога Андрея Чеботарева. Эксперт делит оппозицию на лояльную, умеренную и непримиримую. К представителям последней он относит "Настоящий Ак Жол", ОСДП, КПК и незарегистрированную партию "Алга".

Модернизация или трансформация?

"Неосоветизм - это девиация (отклонение) или кошмарная форма модернизации?" - так сформулировал проблему российский политолог Алексей Малашенко. По его словам, в современной России идет попытка "идеологизировать общество в то, во что сами не верят". Больше того, люди, старающиеся проводить такую политику, находятся в противоречии к ней по приватной, финансовой и семейной (учат своих детей на Западе) ориентации.

Алексей Малашенко видит в качестве главного ресурса, находящегося на пути неосоветизма - молодое поколение. "Никто не знает, как оно к нему отнесется. Шансы есть и у неосоветизма, и у того, что ему противостоит", - подчеркнул он.

Марта Олкотт обратила внимание на то, что много вопросов, поставленных 20 лет назад, то есть еще во время существования СССР, до сих пор остаются без ответа. Проблемы, стоящие перед постсоветским пространством, не являются каким-то местным феноменом - "они рождаются глобальным миром". "Ответственность власти перед обществом - эта проблема стоит и в США", - отметила она.

Г-жа Олкотт называет реалии современной политики "лицемерными на обе стороны". "Как Запад решает проблему уровня демократии (когда страны делят на несвободные, частично свободные и свободные) в новых независимых государствах - не совсем понятно. Наши стандарты нестабильны", - заметила исследовательница.

"Не верю в то, что сейчас единая партия может обеспечить стабильность. В СССР партия была встроена в систему других институций" - это уже комментарий Марты Олкотт по поводу феномена "Нур Отан" в Казахстане. Она больше не видит "много общих черт" в странах постсоветской Центральной Азии. Все это уже в прошлом. При этом "Россия отличается от центрально-азиатских государств еще больше, чем они друг от друга". А ведь Туркменистан и Кыргызстан похожи крайне мало.

Когда на повестке дня в регионе встают общие проблемы, то очень четко проявляется отличный подход к тому, как они понимаются руководством государств и каким образом их предлагается решать. "Здесь не только фактор национальных интересов, но и разная философия, разный культурно-политический ландшафт, жизнь в центрально-азиатских странах построена по-разному, из-за этого они не могут найти общий язык", - констатировала г-жа Олкотт.

Правозащитник Евгений Жовтис термину "модернизация" предпочитает "трансформация", поскольку модернизация все-таки предполагает определенный прогресс. Он согласен с тем, что сейчас в Казахстане "неосоветское право". "Парламент, суд - слова есть, но устойчивого ничего нет. Право не является регулятором правовой игры (нет правил игры), - подчеркнул он - Есть институты, которые используют право в качестве способа решения какой-либо проблемы, но обращение в суд как механизм решения проблемы не работает".

Журналист Сергей Дуванов привел следующий образ. Людоедам сказали, что кушать соплеменников нельзя. Одни пошли на модернизацию, и перешли на баранину, говядину, свинину, другие ударились в трансформацию. То есть закупили новое оборудование, поставили современные столы, посуду, салфетки, но кухня осталась прежней. Культуролог Нурлан Еримбетов заметил по этому поводу, что наличие данной кухни не отменяет роста принципиальных вегетарианцев.

Асылбек Кожахметов, председатель РОО "Шанырак-Казахстан", в продолжение "людоедской" темы, высказал свое видение. Мол, Сергея Дуванова за столь обидные для властей сравнения уже не ждут двое в штатском у подъезда и двое понятых при обыске. Значит, жизнь налаживается.

Сабит Жусупов

Организаторы конференции - Фонд Первого Президента Республики Казахстан и Казахстанский институт социально-экономической информации и прогнозирования - официально посвятили мероприятие памяти Сабита Жусупова.

Социолог Андрей Хан напомнил, что политическая модернизация Казахстана была главным направлением исследовательской деятельности ученого в последние годы жизни.

"Год без Сабита был исключительно сложный, наполненный важными и неоднозначными событиями. Заменить Сабита невозможно", - слова Рустема Кадыржанова.

"Сабит Жусупов был сторонником политического центризма, - подчеркнул Андрей Чеботарев. - По своей гражданской позиции выступал за компромисс. Упрекал за бескомпромиссность и власть, и оппозицию".

Экономист Канат Берентаев обратил внимание на важную особенность исследований. Так сложилось, что политической сферой занимаются политологи, а экономической - экономисты. "Необходимо рассматривать процессы политического и экономического развития в увязке, потому что в центре находится человек", - считает он. Примером междисциплинарного подхода стала "Дорожная карта" модернизации Казахстана, созданная на синтезе политологии, социологии и экономики.

Также г-н Берентаев привел мнение украинского экономиста, которое он разделяет, о том, что "инструменты находятся в еще большем кризисе, чем сама экономика". Сабит Жусупов четко осознавал "инструментальный кризис" и старался работать по его преодолению.

Алексей Малашенко сообщил о том, что Сабита Жусупова широко знали в российском экспертном сообществе, "в том числе те, кто непосредственно не изучал Центральную Азию". Он объясняет это работой аналитика на синтезе дисциплин и его огромной эрудицией. "Мог ли он быть политиком? - Нет. Хотя бы потому, что он был честным человеком. Его объективность, аналитический ум исключали ангажированность".

"Независимое мнение, которое человек может высказать вопреки своим пристрастиям - это свежая кровь, без которой невозможна аналитика, - заметил г-н Малашенко. - Не всегда из-под сабитовского пресса можно было выбраться. При этом его можно было переубедить, но для этого требовалась очень мощная, системная аргументация. Он не был догматиком. Это был человек в постоянной эволюции".

Zonakz.net


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение