Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Второй президент Украины Леонид Кучма ответил на вопросы читателей киевского еженедельника "2000".

26 Апреля 2009

Автор:

Теги:

Второй президент Украины Леонид Кучма ответил на вопросы читателей киевского еженедельника "2000".

"Никому при мне и в голову не пришло бы противопоставлять украинский (язык) - русскому (особый статус которого, к слову, был законодательно закреплен в принятой в 1996 году Конституции Украины). Гуманитарная сфера вообще - очень тонкая материя, тем более в современной Украине с ее ярко выраженными региональными особенностями. У нас сегодня две Украины. Особенно это обострилось после президентских выборов 2004 года. Именно поэтому я жестко требовал от государственных чиновников и политиков - не разыгрывать в своих личных целях эти темы. И сейчас убежден - политика и культура должны быть разделены", - отметил Кучма.

"Не надо даже думать, что все в стране зависело от президента. Не стоит демонизировать высший государственный пост, сравнивая его с монаршим", - сказал Кучма, отвечая на вопрос о том, почему он не подготовил себе приемника. "Это - не украинская практика, вне зависимости от того, кто и кого бы предлагал. И в этом - одно из коренных наших отличий от России. Конечно, у меня были предпочтения к тем или иным фигурам, как вероятным кандидатам на должность президента", - добавил он.

"Выдвижение Виктора Януковича - это было решение определенных политических сил, а не мое лично", - сообщил Кучма. "Естественно, я участвовал в принятии этого решения. Мы знали, что наибольшие шансы были у Януковича. Он и победил в принципе во втором туре. И еще относительно Януковича - он может нравиться, а может и не нравиться. Но обвинять меня в грубой кадровой ошибке 2004 года, наверное, может только тот, кто не хочет знать, что и сегодня, побывав в оппозиции, вернувшись во власть и снова в оппозицию, Янукович - по-прежнему самый рейтинговый политик в стране. Я ошибся с Януковичем? Возможно. Но за эту "ошибку" по-прежнему, пять лет спустя, в массе своей готов голосовать украинский избиратель", - заявил экс-президент.

Анализируя развитие событий в конце 2004-го года, Кучма отметил, что представить подобное было крайне сложно.

"Ведь тогда страна устойчиво развивалась, набирала обороты экономика, людям стало жить значительно лучше. И теперь убежден: никаких революций в Украине быть не могло. Да и не было. То, что оранжевые называли "революцией" таковой не являлось. Украина столкнулась с привнесенными извне грубыми политическими технологиями по "проталкиванию" угодного кандидата", - отметил Кучма.

По его словам, эти технологии были абсолютно идентичны тем, что применялись раньше в Сербии и Грузии.

"Конечно, многие люди мечтали об обновлении, ускорении процессов интеграции нашей страны в мировые структуры. В основном, это люди молодые. Именно их легче всего было обмануть привлекательными яркими лозунгами, за которым, как свидетельствуют последние годы, стояло лишь желание определенных людей занять высшие должности. Никто ведь из нынешних правителей не пришел "с улицы". Они и в годы моего президентства были, кто премьером, кто вице-премьер-министром, министром, а кто народными депутатами. Хотя тогда, во время событий Майдана, провозгласили себя "новыми". Они не смогли понять: можно обмануть людей красивыми обещаниями, типа "Десяти шагов навстречу людям", но лишь на какое-то короткое время. Потом необходима кропотливая тяжелая работа - но такого не произошло. Потому и низвержение лидеров Майдана в общественном сознании произошло очень быстро. Апатия в обществе - страшная вещь, недоверие ко всем институтам власти ей сродни. Вот эта ситуация меня крайне тревожит", - заявил Кучма.

"Я понимаю людей, которые задним числом требуют от меня решительных действий в диктаторском духе. Они забывают, что в стране, кроме Президента, было правительство, была судебная власть. Был парламент, который принял решение, что выборы Президента во втором туре сфальсифицированы. Это дало возможность Верховному Суду их отменить и назначить переголосование. Не забывайте при этом, что оранжевые пользовались стопроцентной поддержкой Запада и США.

И еще важный аспект: в дни Майдана (на котором, к слову было процентов 10 - 15 школьников) я однозначно сказал: не допущу применения силы против народа, ни капли крови не прольется, пока занимаю пост Президента. Так и произошло. Надеюсь, что этот прецедент поможет и будущим украинским руководителям: какие бы острые споры не возникали в политике, их необходимо решать мирно, за столом переговоров, а не сталкивая разные части народа друг с другом", - добавил бывший президент.

Спецслужбы Украины не занимались при нем политическим сыском, считает Кучма.

"Да, они могли предупредить о подготовке провокаций по иностранным сценариям, могли спрогнозировать попытки дестабилизировать ситуацию. Но они не должны были предсказывать тот совсем "не покупной" всплеск чувства собственного достоинства людей, которым внушали, что власть их грубо обманула. Я глубоко уважаю гражданское мужество сотен тысяч украинцев, стоявших на Майдане, хотя и считаю, что они тогда жестоко ошиблись. Знаю, что многие из них сегодня думают точно так же - но они сами должны были понять это. Если бы власть тогда в поддержку Януковича применила силу, если бы пролилась кровь, если бы, не дай Бог, впервые в нашей истории в политическом противостоянии погибли люди - возник бы барьер, который не известно смогли ли бы мы когда-нибудь преодолеть. А еще бы возникла легенда о мессии, которому не дали спасти нацию и привести ее в "золотой век". Сейчас же все предельно ясно. А стоявшие и лежавшие на промерзшем Майдане теперь имеют возможность сами объективно оценить, за кого они кричали и что в итоге получили", - сказал экс-президент.

Кучма коснулся также темы украинско-российских отношений.

"Развитие и укрепление дружбы с Россией, а самое главное экономического сотрудничества всегда было приоритетом во внешней политике Украины. И если бы не оказался похороненным оранжевой властью хотя бы Экономический союз Белоруссии, Казахстана, России, Украины, договор о создании которого был подписан еще в феврале в 2003 года президентами и ратифицирован нашим парламентом, мы не попали бы в такую плачевную ситуацию, когда грянул мировой финансовый кризис", - отметил бывший президент.

Дружить с Россией ",тут в нашем политикуме, как говорится, возможны варианты", отмечает Кучма. "Кое-какие силы из оранжевых используют все возможности для обострения отношений с великим соседом по любому поводу. Другие более переменчивы - и, написав для американской прессы статью с призывом "сдержать Россию", вполне могут спустя некоторое время хихикать, когда в их присутствии российский премьер оскорбляет украинского президента - и не важно, заслуженно оскорбляет или нет. Моя же линия на дружбу с Россией была неизменной все годы моего президентства. Единственный за тот период реальный украинско-российский конфликт - Тузлу - развязали не мы. И жесткость моей тогдашней позиции помню и не отрицаю. Более того! Случись это сегодня - поступил бы точно так же. Потому что дружба - да. Партнерство - сто раз да. Но не уступка и пяди родной земли, не сдача и толики национальных интересов. Звучит громко, но правильно. Хотелось бы, чтобы этим же принципом руководствовалась в своей дружбе с Западом и нынешняя украинская власть",- подчеркнул Кучма.

Материал опубликован в текущем номере газеты (от 24 - 30 апреля 2009 года).


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение