Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Надир Надиров: КАСПИЙСКОЕ САМОЧУВСТВИЕ

15 Февраля 2008

Автор:

Теги:
  Версия для печати

Нефть - это залог экономической стабильности государства и его мощи, но нельзя забывать о сохранности окружающей среды.

 

Соблазнительные запасы
Каспий... Кто не видел вод этого удивительного моря-озера, тот не может представить красот изумрудных волн, почувствовать веяние легкого морского бриза, трепетного шелеста белоснежных крыльев чаек. Но Каспийское море не только уникально прекрасно, но и беспримерно богато природными ресурсами. Среди них - углеводороды и редкие ценные породы осетровых рыб.

Самая суровая часть Каспия принадлежит Казахстану. Когда летом термометр зашкаливает за 40 градусов тепла, а зимой руки пристывают к металлу и дыхание затрудняется, в жестких условиях штормов с непредсказуемыми подвижками льдов началась глубинная нефтяная разработка. В мире немало надежных технологий для разрешения подобных проблем, но в каспийском проекте все они слились воедино. Во избежание неожиданных сюрпризов в течение нескольких лет изучалась непокорная природа Каспия. Риск был велик, но запасы глубинной нефти того стоили. Считается, что 70% углеводородного сырья Каспия относится к казахстанскому шельфу.

Важным событием для республики стало утверждение в 2003 году Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым Государственной программы освоения казахстанского сектора Каспийского моря, основными задачами которой были содействие в обеспечении устойчивого экономического развития страны и повышение качества жизни народа.

После того, как Казахстан стал независимым государством, многие иностранные компании изъявили желание финансировать дорогостоящую разведку казахстанского шельфа Каспия. Известно, что в мире Казахстан часто ассоциируется с такими понятиями, как «Каспий» и «нефть». Вскоре создали международный консорциум «Казахстанкаспийшельф», который возглавил известный геолог Балтабек Куандыков. Надо признать, что за 5 лет под его руководством была проделана колосальная работа по разведке казахстанской части Каспийского моря, израсходованы огромные средства, но обнаруженные запасы нефти превзошли все ожидания.

В 2004 году пробурили первую скважину на Кашагане глубиной 5 км. Изначально предполагалось, что запас нефти на месторождении составляет не менее 12 млрд баррелей. Так ли это? По одной буровой скважине нельзя судить о запасах углеводородного сырья. По меньшей мере, надо пробурить не менее 12 скважин. Например, на Тенгизском месторождении было пробурено 23 скважины. В 1983 год в Атырау приехал министр нефтяной промышленности СССР. Он облетел все Тенгизское месторождение, после чего речь зашла о нефтяных запасах. Цифры назывались разные, но даже при наличии 23 скважин никто не мог точно назвать запасы нефти. Бурение продолжалось, оказалось, что нефти гораздо больше, чем предполагалось. Что же касается Кашагана, то сегодня извлекаемые запасы его нефти СМИ оценивают, как минимум, 7-9 млрд баррелей, а общие геологические запасы нефти этой нефтеносной структуры - 38 млрд баррелей.

Заложник нефтедобычи
Стоило ли продолжать бурение на Каспии? Это очень щепетильный вопрос. Сегодня говорят о появлении инфекции в его водах. Известно, что ей подвергается живой организм с ослабленным иммунитетом. Именно поэтому в море погибают тюлени. Обследования, проводимые специалистами, показали наличие в организме рыб и тюленей следов тяжелых металлов, которых раньше не было. Для проведения разведочных работ были установлены допустимые размеры норм выброса в море вредных веществ. Но одно дело, когда их нет вообще, и совсем другое, когда даже в пределах норм этих самых веществ ежегодно сбрасывается около миллиона тонн. Надо еще учесть и такую особенность Каспия, что он не имеет выхода в мировой океан, то есть вредные выбросы будут накапливаться и способствовать гибели живой природы. Трагедия состоит еще и в том, что некоторые компании не несут должной ответственности за вред, причиненный окружающей среде. Следует отметить, что мировой опыт показывает: можно работать так, чтобы никаких выбросов в море не делать. Подобным образом, например, поступают на Кубе. Нельзя забывать, что мы уже погубили Арал, губим Балхаш и должны наконец научиться беречь свои богатства.

В настоящее время катализатором мощи многих государств являются запасы природных энергоресурсов. Но стоит ли их так безбожно эксплуатировать? Есть страны, располагающие нефтяными запасами, например, США, которые перестали добывать собственную нефть, отдав предпочтение ее ввозу. Почему Казахстан не идет таким же путем? Я считаю, что разумнее было бы оставить потомкам не деньги в Национальном фонде, а природные богатства.

Вершки и корешки
После открытия Тенгизского месторождения была признана его уникальность, связанная с аномальными свойствами нефти. Дело в том, что она залегает на большой глубине, достигающей 6 км, и находится под высоким давлением. Температура достигает 850 градусов, а попутные газы насыщены сернистым водородом. Как добывать такую нефть? Во всем СССР не было необходимых специалистов, поэтому решено было прибегнуть к опыту американской компании «Шеврон», первый контракт с которой был подписан еще Михаилом Горбачевым в соотношении 50 на 50. Была начата работа над технико-экономическим обоснованием (ТЭО). Оно было готово к 1991 году и направлено г-ну Назарбаеву, который передал документ в Национальную академию наук Казахской ССР. Мне достались главы, касающиеся экологии и переработки нефти. Я не был согласен с тем, что очищенная на территории Казахстана нефть вывозится за пределы страны. Как это так, ведь все отходы остаются у нас?

Казахстанской доли участия в проекте по Кашагану первоначально не было вообще. Мы могли иметь только налоги, рабочие места и загрязнение окружающей среды. Первая нефть Кашагана ожидалась в 2006 году, что заложили во все перспективные планы Казахстана. Наступил намеченный срок, но месторождение в эксплуатацию сдано не было. Объяснялось это большой сложностью проекта, требующего огромных финансовых средств. Теперь начало добычи нефти на Кашагане перенесено на конец 2011 года. Самое страшное в том, что если первоначальные расходы составляли $57 млрд, то сегодня они достигают $136 млрд. Что получит природа от разработки Кашагана? Недавно был принят закон о том, что если проект несет в себе какие-то виды экологической опасности, то официальные уполномоченные органы могут приостановить его выполнение. Конечно же, иностранным компаниям это не понравилось, и они стали высказывать недовольство совместной работой в таких условиях. Казахстан настаивал на своем. В конце концов пришлось купить свою долю прибыли по высокой цене - 8,33%. Мне до сих пор не понятно, как можно было подписывать контракт, не предусматривающий прибыль самого Казахстана?

Только с приходом на должность премьер-министра Карима Масимова был поднят вопрос о пересмотре контракта. Говорили об увеличении доли Казахстана даже до 50%. Переговоры продолжались несколько месяцев, и только в январе 2008 года была достигнута договоренность о том, что Казахстан на пропорциональной основе купит дополнительную долю участия в проекте, и в результате она увеличилась до 16,81%.

Капиталистическое соревнование
Когда в 1975 году на полуострове Бузачи открыли нефтяные месторождения Северный Бузачи, Каламкас, Каражанбас, оказалось, что нефть принципиально отличалась по своему качеству от других, она содержала большое количество асфальто-смолистых веществ. Впервые было обнаружено содержание в бузачинской нефти редкоземельного металла ванадия. Мне было дано задание разработать технологию его извлечения из нефти. Дело было сделано, оставались только испытания в промышленных условиях. Я предлагал испытать установку в укрупненном масштабе и только после получения результатов извлечения ваннадия начинать промышленную добычу нефти. Но со ссылкой на особенности плановой системы экономики в этом было отказано. В 1979 году был построен нефтепровод до Шевченко (ныне Актау). Так как нефть, добываемая на полуострове Бузачи, имела очень высокую вязкость, мы разработали технологию ее транспортировки по трубе и за этот проект в 1980 году получили Государственную премию Казахской ССР. Позже российские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) от этой нефти отказались, так как она вызывала огромную коррозию оборудования, отравления катализаторов и т.д. В Баку имелось несколько НПЗ, а сырья не хватало - нефть стали танкерами перевозить в Азербайджан. Вскоре и там отказались от бузачинской нефти. По сей день ванадий из добываемой на полуострове Бузачи нефти не извлекается. В советское время этому препятствовала плановая экономика, сегодня - соревнование по объему добычи.

 

Каждому «бутерброду» свое масло

Сегодня много говорят об альтернативных источниках энергоресурсов. В Казахстане их достаточно. В мире, помимо Алматы, трудно найти город, по территории которого протекало бы более 20 горных рек. Эта естественная энергия нами почти не используется. Кроме того, страна богата солнечной энергией. Неоднократно ставился вопрос об использовании альтернативных энергетических источников и, наконец, Высшая научно-техническая комиссия при премьер-министре утвердила программу, но теперь говорят, что на ее освоение нет средств.

Совсем недавно российские ученые убедили Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева в том, что есть революционное направление в виде водородной энергетики. Президенты доворились о том, что казахстанская делегация в составе 12 человек во главе с бывшим министром энергетики Владимиром Школьником, ныне заместителем руководителя Администрации президента, выехала в Москву для встречи с россиянами. Договорились о разработке соответствующей технологии, но на это опять нет денег. Хватает в стране и проблем с бензином, цена на который все время растет. Еще в советское время в Казахстане было построено 3 НПЗ. Их суммарная мощность переработки - 18 млн тонн нефти в год. Такого объема должно хватить с избытком. Но, к сожалению, эти НПЗ не получают достаточного объема нефти (всего лишь 9 млн тонн и то за счет покупки нефти у частных нефтедобывающих компаний).

Известно также, что в бытность СССР моторные смазочные масла в Казахстан ввозили из России. Ежегодная потребность составляла 610 тыс. тонн. Собственные заводы масла не производили, и после распада Союза перед страной встал вопрос о необходимости их получения. Было предложено использовать для этого нефть, добываемую в Актюбинской области, с Жанажольского и Кенкиякского месторождений, которая поступала в Россию на Орский НПЗ.

В 45 км от Актюбинска, в городе Алга в советское время работал химический комбинат, построенный еще в 1935 году и ставший первенцем химической индустрии Казахстана.

Сырье на комбинат поставляла Россия, но после развала некогда единой страны поставки прекратились. Комбинат остановился, поэтому было предложено в целях сохранения промышленной инфраструктуры области поставлять ему нефть названных выше местрождений для получения масел. Качество нефти этому соответствовало. Надо было на базе комбината построить НПЗ, для этого были все условия. Согласие получили, тем более, что труба в Орск проходила рядом с Алгой. Министр энергетики издал приказ о разработке ТЭО. Затем бригада специалистов для консультаций вылетела в немецкий город Франкфурт-на-Майне. Разработали качественный проект переработки Жанажольской и Кенкиякской нефти, но позже получили отказ, мотивированый тем, что с Китаем заключили контракт на поставку нефти из этих месторождений.

Что имеем, не ценим
Большинство видов казахстанской нефти содержат высокий процент серы, от которой ее надо очищать. В результате этого остается много элементарной серы. Мы знаем, как использовать нефть, а вот куда девать серу? Когда запускали Тенгизское местрождение, эта проблема не учитывалась. Я начал ею заниматься и предложил использовать серу для производства дорожного покрытия, поскольку считаю это направление перспективным. Правительство признало важность предложения, указав, что оно будет принято во внимание после разработки Республиканской научно-технической программы развития нефтехимической отрасли, но ее нет до сих пор. Независимо от этого я обратился к акиму Атырауской области, который пригласил приехать и сделать доклад. Я согласился и выступил со своими идеями, рассказав о том, что дороги с использованием серы на 25-30% дешевле традиционных, битумных и таким образом решается проблема как со строительством дорог, так и с утилизацией накопившейся серы. Тогда нашлись инвесторы, готовые оплатить строительство соответствующего завода. Меня выслушали внимательно и попросили предоставить ТЭО. Для этого необходимо 25 млн тенге. Где их взять? Чтобы изменить ситуацию, надо в корне повлиять на мышление чиновников, отвечающих за решение важных вопросов.

Надир Надиров - академик НАН РК, первый вице-президент Национальной инженерной академии РК, изобретатель СССР, почетный нефтяник СССР.

 http://www.worldeurasia.info/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение