Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Особенности национальной казахской элиты

20 Апреля 2009

Автор: test

Теги:

Особенности национальной казахской элиты


Берлибек АЛИМОВ

Наблюдая за реалиями казахстанской политической действительности, отбросив различную идеологическую шелуху, которой она обильно присыпана сверху, все больше приходишь к выводу, что она представляет собой грандиозный маскарад-шоу, который с полным правом можно назвать театром одного актера. Судя по многим признакам, спектакль сей близится к своему весьма неутешительному финалу. Его отличительной чертой является то обстоятельство, что жанр определяют сами зрители.

В зависимости от своего менталитета, интеллекта, нравственных устоев, психологии один зритель находит представление комичным, второй видит в нем трагедию, а третий и вовсе трагикомедию. Говоря о зрителях, я имею в виду жителей нашей, увы, несостоявшейся страны. Потому как никакого отношения к ее политической жизни они не имеют и являются всего лишь зрителями театрального балагана (к тому же низкого пошиба), которые в большинстве своем следят за происходящими актами даже не из партера, а с дальней галерки.

В комплект услуг театральные бинокли не входят, но вместо них на светлые очи зрителей под предлогом наличия сногсшибательных спецэффектов надеты специальные театральные очки (как в стереокинозалах), которые на самом деле есть самые настоящие шоры. От того самые дикие и щепетильные сцены остаются вне поля зрения аудитории. Время от времени загипнотизированные зрители, дружно просыпаясь по команде ведущего, согласно сценарию громко аплодируют, приправляя бурные рукоплескания дежурными выкриками «шоупала» и «браво».

Халява - как сыр в мышеловке

Ничего халявного в этом мире не бывает. За все надо платить. А история про бесплатный сыр в мышеловке - просто враки. За этот желанный сырный кусок мыши расплачиваются жизнью.

А мы свою независимость не завоевали в жарких баталиях, не выстрадали, не взлелеяли. Мы ее получили на халяву. К такому щедрому подарку судьбы мы ни организационно, ни интеллектуально, ни морально оказались не готовы. Не знали и до сих пор не знаем, что делать с этой свалившейся как снег на голову независимостью. Все это очень напоминает известную басню дедушки Крылова про мартышку и очки.

Почему же мы не смогли воспользоваться выпавшим уникальным историческим шансом? Как могло случиться, что мы оказались не в состоянии даже сохранить то, что осталось нам в наследство от былой империи?

Почему в нашем доме заправляют олигархи-чужестранцы, а основная масса людей, как всегда, осталась с носом?

Почему наша власть стоит на страже интересов сильных мира сего, которые прибрали к рукам абсолютно все, включая главный стратегический ресурс - землю, и не собирается защищать свой народ, который в основной массе не живет, а попросту выживает?

Кто в состоянии вразумительно объяснить, куда дрейфует историческое недоразумение под названием «Республика Казахстан»?

И, наконец, почему глава государства вместо мобилизации всех сил внутри страны для преодоления кризиса пишет странные статьи в зарубежных газетах о каких-то загадочных транзиталах, дефекталах и акметалах?

«Белые кости» казахских степей

Наша беда заключается в том, что у нас не было и до сих пор нет национальной элиты, способной, как ледокол, пробить «дорогу жизни» сквозь ледяные торосы и повести за собой народ. Элиты высокообразованной, высокодуховной и высоконравственной. Элиты, которой бы безмерно верили, уважали и полностью доверили свою судьбу. Наконец, элиты, способной на самопожертвование ради национальных интересов.

В переводе с французского языка слово «элита» означает «лучшее», «отборное» и «избранное». Вместо таковой - настоящей элиты как сливок общества, лучших представителей нации, обладающих набором специфических качеств, - у нас верховодит псевдоэлита в виде «продуктов» президента, для которых основная масса людей есть презренные «социальные аутсайдеры». Возможно, эта самая «прелестная» элита и является расплатой за нашу халявную независимость.

Еще только вчера в основном выходцы из самых нижних этажей социальной лестницы, а сегодня уже новая «белая кость», которая застряла в горле у народа. Входным билетом и цементирующим материалом для внутриэлитной монолитности является принадлежность к тому или иному клану или роду. До сих пор в казахских степях «ирокезы» ведут войну с «могиканами» и снимают друг с друга политические «скальпы».

Высший истеблишмент республики представлен в основном выходцами из Старшего жуза. В первом эшелоне власти находятся родственники главы государства - представители не самого многочисленного, но на сегодня самого влиятельного рода шапрашты. Таким образом, современная казахская элита, которая много говорит о развитии демократии и собирается председательствовать в 2010 году в ОБСЕ, до сих пор опутана сетями трайбализма. Что является следствием отсутствия консолидации среди казахов, которые, вне всякого сомнения, в своем историческом развитии не достигли высшей стадии, когда народ становится единой, монолитной, гомогенной нацией.

Члены высшего политического элитарного клуба, наделенные различными должностями, регалиями, учеными степенями, претендуют на аристократизацию своего положения. Из нынешней высшей политической они пытаются трансформироваться в постоянно правящую аристократическую элиту. Чтобы в дальнейшем господствовать веками, наподобие старых европейских и азиатских королевских домов.

Вся проблема в том, что у казахов, кроме «торе», о которых подробнее будет сказано чуть ниже, аристократической элиты не было. Корни действующего президента (равно как и всех его родственников во власти), как известно из его биографии, уходят в скотоводческо-пастушескую среду. И если в эпоху политического господства «голодных и рабов» происхождение из самых низов общества было предметом гордости и способствовало карьерному восхождению («кто был никем, тот станет всем»), что и произошло в случае с первым и не последним президентом Казахстана, то в наступившую эпоху «буржуев недорезанных» подобное социальное происхождение считается (среди «буржуев») признаком дурного тона.

Вот где собака зарыта. Ну не были предки наших «небожителей» султанами, королями, падишахами и даже царями горохами. А имя собственное, даже с приставкой «лучезарный» (по-восточному), ничего не доказывает. Оно - лишь «хотелки» мечтательных и уставших от нищеты родителей. Не случайно незабвенный Козьма Прутков предупреждал: «Если на клетке со слоном увидишь надпись «верблюд», не верь глазам своим». Ведь и собак иногда кличут «Графами» и «Баронами».

Происхождение за взятку не купишь

Социальное происхождение - самое больное место казахстанской элиты с приставкой «псевдо». Ее длинные олигархические руки не достают до дворянских титулов, наподобие князей и герцогов. Потому как среди носителей оных замки, яхты и докторские степени ни за какие миллионы и миллиарды не продаются, а казахская «палочка-выручалочка» - взятка - здесь бессильна.

На заре независимости были неуклюжие попытки отдельных придворных историков вывести родословную главы государства от Чингиз-хана, но они оказались тщетными. Ну никак не вязалось. Тогда пришлось довольствоваться полумифической фигурой батыра-шапраштинца Карасая, которого и сделали предком Нурсултана Назарбаева. И теперь учебники истории пестрят рассказами о его небывалом полководческом даре, как он громил врагов Отечества и своим мечом расширял его границы. О его подвигах пишутся монографии и защищаются диссертации, слагаются поэмы, устанавливаются памятники и на театральных подмостках ставятся пьесы.

В Казахстане подвергать сомнению «назначенную» историю (к сожалению, у нас даже она назначается) и, тем более, исторических персонажей не принято. Иногда доходит до абсурда. Могут объявиться потомки, к примеру, Аттилы и подать иск в суд на обидчика их предка, скажем, на миллиард долларов США.

В этом свете можно вспомнить и нашумевшую в свое время статью Рахата Алиева, где он прямо, без экивоков изложил свое видение будущего Казахстана как страны с монархическим правлением. «Размышления вслух» экс-зятя президента можно было расценить как зондаж общественного мнения. Видимо, Рахату Алиеву так невтерпеж было стать зятем вкупе с титулом «крон-принц», что он, в горячке и предвкушении опережая время и события, выложил сокровенную семейную тайну на страницах собственной газеты.

Именно отсутствие наследственных аристократических корней, сиречь наработанных на протяжении долгого исторического времени культурно-нравственных традиций и утонченных элитарных черт, не позволяет нашей высшей элите стать полностью легитимной в глазах общественности. Аристократическая элита не может появиться вдруг, за одно поколение. Если провести аналогии с винными изделиями, то классическая элита, как человеческая «продукция» самого высшего сорта, «настаивается» веками, и чем дольше, тем качественнее становится.

Ну, а наши современные претенденты есть самый обыкновенный «суррогат», и чтобы скрыть это, им приходится прибегать к разного рода театрализованным светским штучкам. К примеру, одна «венценосная» уже в прошлом пара, дабы придать элитарного лоска своим персонам, проводила в южной столице «Венские» балы.

Луки и копья - против пушек и пулеметов

Если посмотреть на наше историческое прошлое, то в Средние века в казахских степях в качестве высшей элиты, носителей верховной власти выступали торе - потомки Чингиз-хана. К 18 веку они полностью деградировали и собственноручно сдали страну Российской империи. Большинство казахов смиренно приняли ее подданство. Расплодившиеся ханы и султаны только и делали, что выясняли между собой отношения - кто из них круче. Каждый торе и торенок мнил себя очередным «потрясателем Вселенной». «Паны дерутся, а у мужиков чубы трещат».

От бесконечной степной вендетты страдал лишь народ. Трагедия первой половины 18 века, известная в народе как «годы великого бедствия», в результате которых, как считают многие историки, погибла чуть ли не половина казахов, является прямым следствием отсутствия единства в стане чингизидов и не прекращавшейся борьбы за верховную власть. Но сегодняшние историки виновников ищут на стороне. Хотя в этих бедах были виноваты сами казахи, и прежде всего - торе, на совести которых тысячи убиенных степняков.

В результате отмены ханской власти и последовавших административных реформ вчерашние ханы и султаны начали очередную грызню, теперь уже за должности в системе российской колониально-административной системы управления. В дальнейшем окончательно выродившиеся и раздробленные осколки степной элиты постепенно растворились в среде «черной кости». Кочевой люд смотрел на эти события спокойно и даже равнодушно. А так называемые «национально-освободительные восстания» на самом деле были локальными, немногочисленными вспышками народного негодования, которые легко подавлялись небольшими казачьими отрядами в 500-800 сабель.

К слову сказать, патриотически настроенные казахские историки оправдывают поражения степняков наличием огнестрельного оружия у противника. Да, с луками и копьями тяжело воевать против пушек и ружей. Никто с этим не спорит. Но ведь ружье 18 века - не автомат Калашникова. Если бы вся степь встала на дыбы, вряд ли небольшие казачьи отряды спасли примитивные ружья того времени. Их просто закидали бы малахаями.

Остатки казахской элиты были уничтожены в 30-е годы прошлого века во время сталинских репрессий. То была последняя элитно-пассионарная вспышка в среде казахского народа - государственные и общественные деятели, ученые, писатели, поэты. Кто-то из великих сказал, что до самой вершины власти добираются только орлы и пресмыкающиеся. Так вот, последние «орлы» были уничтожены в 30-е годы прошлого века.

Следствием уничтожения в подвалах НКВД и лагерях лучших представителей народа стало дальнейшее вырождение политической элиты и всей советской номенклатурной системы. Тоталитарная машина выкорчевала любое проявление протеста, оставив молчаливое, со всем согласное, запуганное большинство. Теперь главными критериями движения вверх стали идеологический и политический конформизм, непотизм, личная преданность вышестоящему руководству, показуха, угодничество и подхалимаж. Все эти негативные явления закрывали дорогу наверх достойным, честным и способным людям.

С другой стороны, производился массовый, серый, безынициативный, зомбированный чиновник - голем, готовый пресмыкаться перед начальством ради карьерного роста и видящий в занятии руководящей должности лишь возможность личной наживы.

Наделенная такими качествами советская номенклатура, по злой иронии судьбы на момент распада Советского Союза и оказалась у кормила власти в нашей республике. К чему привела ее политическая деятельность, мы сегодня воочию наблюдаем. Коммунистическое прошлое, которое усугубляется полным отсутствием общественного контроля и консолидированной контрэлиты в лице оппозиции, низкие деловые, интеллектуальные и нравственные качества являются главной причиной перманентного и глубокого социально-экономического кризиса, массового распространения коррупции и безответственности власти.

Ее величество История совершила очередной виток по спирали вниз и повторилась, но почему-то снова в виде трагедии...

Белые штаны Рио-де-Жанейро

Представители казахстанского политического олимпа являются выходцами из былой партийно-советской номенклатуры. После крушения Союза и третирования коммунистической партии они быстро перекрасились в демократов. Став новой элитой, они сохранили прежние присущие им характерные черты, что проявляется в жесткой иерархичности, субординации и закрытости.

Между ними и народом нет прямого контакта и обратной связи и в качестве социального буфера присутствует огромная корпорация чиновников, которая представляет собой единственный коммуникационный канал. Отсутствует широкий социальный лифт, в результате чего в обществе происходит процесс создания кастовой системы. Ограниченное рекрутирование производится лишь в средний и низший уровни политической элиты и осуществляется путем отбора наиболее угодных власть предержащим субъектов на основе личной преданности, приспособленчества, беспрекословного подчинения своему руководству.

Что касается высшей элиты, то она сегодня представляет собой абсолютно закрытую корпорацию «избранных», священный орден, касту жрецов, куда вход закрыт абсолютно для всех. Нынешняя власть живет в особом изолированном от общества мирке и представляет для рядового обывателя «терру инкогнита».

Перемещения в нем происходят только в горизонтальной плоскости (недавно прошедшая кадровая ротация в верхушке правоохранительной системы в очередной раз подтвердила этот тезис), а выйти оттуда можно лишь ногами вперед (и тому есть многочисленные примеры из нашей новейшей истории).

Во главе этого ордена находится тот, кто представляет собой казахское воплощение грозного Жака де Моле. Усилия членов ордена направлены на консервацию и кристаллизацию такого порядка вещей. Они зубами вгрызлись во власть и готовы уничтожить любого, кто покусится хотя бы на ее кусочек.

В этом эшелоне власти царят звериные законы - кто послабее, подчиняются и, если есть необходимость, пожираются более сильными. Но все вместе преклоняют колени перед тем, кто единолично восседает на троне. Любое игнорирование внутрикорпоративных правил или фронда приводят к ликвидации бунтаря.

В подобной ситуации разговоры о демократии и правах человека просто неуместны, если не смешны. Эти понятия являются только прикрытием, театральной декорацией вертикально структурированной системы единоличного правления. Конструкция этой системы сегодня подвержена такой небывалой коррупционной рже, что ее полное крушение - вопрос самого ближайшего времени. И дело не в том, что государственная машина при таком размахе коррупции не способна эффективно работать, она в подобных условиях не может функционировать в принципе.

Сегодня глава государства подменяет своей персоной все три ветви государственной власти. В этом и заключается специфика политической системы Казахстана и одновременно ее уязвимость. Опасность в том, что вся эта махина может раздавить президента всей своей массой. Да и события последних лет говорят о том, что у нашего политического «титана» ноги постепенно подкашиваются. Он же, в самом деле, не мифический Атлант, а реальный простой смертный человек. И его биологический цикл неумолимо приближается к своему финишу. Сверхконцентрация всей полноты власти в руках одного, пусть и незаурядного человека не позволяет выработать важный иммунитет от политических потрясений в виде системы преемственности верховной власти.

Как и прежде, коммунисты, нынешняя элита, монополизировав всю политическую власть, претендуют также и на распоряжение всей экономикой республики. Реальная политическая власть находится в тех же руках, в которых сконцентрирована и власть экономическая. Политика всегда была прислужницей экономики, что ярко проявляется и в современном Казахстане. У нас элита с первых дней своего господства пытается не просто поставить под свой контроль, а завладеть всеми ресурсами страны. Этим и объясняются создания различных государственных мегакорпораций и суперхолдингов наподобие «Самрук-Казына».

Здесь нужно сделать ремарку и объяснить непосвященному читателю, что в нашей республике «государственное» не означает «народное». Оно целиком и полностью находится в распоряжении касты местных «жрецов». Так же, как при Советах не были народными ни земля, ни целиком вся госсобственность.

Современная казахстанская псевдоэлита давно уже открестилась от своей национальной идентичности и не отягощает себя бременем решения насущных проблем населения. Являясь по своей сути космополитичной, она лишь озабочена скорейшим инкорпорированием в глобальный элитарный клуб. Ее манит мир «золотого миллиарда», как притягивал Остапа Бендера Рио-де-Жанейро, где все повально ходят в белых штанах. Она стремится туда, где намного больше возможностей потратить свои «непосильным трудом заработанные» состояния, где можно жить долго и счастливо.

Казахстанская пустыня ее не привлекает. Тому примеров много. Возьмем для примера Виктора Храпунова, который на «хлебной» должности акима южной столицы обеспечил безбедную старость себе и своим потомкам на мно-о-о-го поколений вперед в благословенной Швейцарии.

Какая элита нам нужна?

Реалии сегодняшнего дня представляют собой катастрофу национального масштаба. Народ, как никогда в новейшей истории, ограблен, унижен и в своем развитии отброшен далеко назад.

Вся беда в том, что нынешняя элита не заинтересована в решении проблем населения и не собирается делиться с ним ни властью, ни богатствами. Элита не является избранным меньшинством, совестью нации и ее голосом. В своем устремлении она ориентирована не на Казахстан, а на европы и америки. Она давно уже стала прислужницей транснациональных корпораций, аримаспами - грифами, стерегущими царское золото, смотрящими над природными ресурсами.

Казахстанские степи сегодня представляют собой изолированную от цивилизованного мира неоколониальную резервацию, в которой забитое и бесправное население все больше маргинализуется. Отдельные личности, наиболее грамотные, активные и перспективные, стараются покинуть эту резервацию, чтобы больше никогда уже сюда не возвращаться. «Утечка мозгов» из страны псевдоэлите на руку, но, как это ни прискорбно, окончательно превращает Казахстан в задворки цивилизации, на которых он прочно застолбил для себя место на много лет вперед.

Наша «продвинутая» страна давно уже выпала даже из третьего мира и опустилась в самую нижнюю часть этой «табели о рангах». Она на сегодня по многим параметрам находится в списке «крепких» аутсайдеров. И, по всей видимости, в таковых ей ходить придется еще долго. Разразившийся экономический кризис, эдакий бабай, которым уже пугают детей, не столько пришел к нам из-за океана, как оправдываются наши экономисты от власти, сколько, в основном, стал результатом руководства страной нынешних «кухарок» во власти.

Кризис у нас подспудно назревал давно. Просто сейчас эту зловонную клоаку, дефектал (неологизм президента) под названием «финансово-экономическая система» прорвало. И если сегодня руководства стран Запада выстраивают грамотную и эффективную антикризисную политику, то наши «паханы народа» сидят и «ждут у моря погоды», когда цены на нефть опять взлетят вверх. В том, что экономически сильные страны преодолеют этот свой «101-й» кризис, никто и не сомневается. Но вот нашу страну он может загнать в гроб.

А в разные пропагандистские сказки, к примеру, вхождения в полтинник самых сильных экономик мира, верят разве что самые наивные и глупые. Да и перестали уже говорить об этой и других подобных программах сегодня.

Выход из сложившейся ситуации лежит через полное переустройство общества, формирование новой, демократической элиты, способной находить точки соприкосновения с политическими оппонентами и вырабатывать приемлемые для всех компромиссные решения. Должна быть обеспечена социальная представительность элиты, оптимальное сочетание горизонтальной и вертикальной интеграции, ее постоянное кадровое, качественное обновление, обеспечивающее высокую профессиональную компетентность и необходимые для руководящих кадров такие ценностные ориентации, как честность, уважение законов, прав и свобод человека, приоритет национальных интересов.

В то же время необходимо создать эффективный общественный контроль для предотвращения тенденции олигархизации элиты, превращения ее в замкнутую господствующую привилегированную касту, агентов мирового капитала.

В нынешних тяжелых условиях стране не нужна аристократия, она нуждается в сильной политической элите. И эта элита должна быть открыта для талантливых, способных людей и хорошо приспособлена к динамизму современной жизни. Именно такая демократическая элита способна вывести страну из той глубокой ямы, в которую она угодила стараниями нынешней псевдоэлиты.


http://respublika-kaz.livejournal.com/105390.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение