Россия, Москва

info@ia-centr.ru

И.Мурадян: "Большая игра" в Центральной Азии.

14 Марта 2009

Автор:

Теги:

Нынешнее столкновение конкурентных стратегий в Евразии часто называют новой "Большой игрой". От противоборства держав, которое велось в Центральной Азии на протяжении практически всего XIX века, нынешняя ситуация принципиально отличается вовлеченностью в нее Китая.

Пекин уже несколько десятилетий проявляет заинтересованность и активность на стыке Индии, Пакистана и Афганистана. В последние годы Китай делает в Центральной Азии предложения, от которых не может отказаться ни одно государство региона. В то же время Китай избегает шагов, которые могли бы привести к усилению региональной конфронтации, он заинтересован в получении сырьевых и энергетических ресурсов в обстановке предсказуемой конкуренции.

Планы США в Центральной Азии (регион, в который американцы включают и Кавказ), выстраиваются уже не только против России, но и против Китая, - и это в условиях, когда весь ход событий демонстрирует неотвратимость борьбы России с американским натиском в регионе.

По мнению ряда американских экспертов и политиков, Центральная Азия - неудобный для американской политики регион. Он слишком отдален от океанов, характеризуется низкой доступностью и сложными внутренними политическими условиями. В частной беседе с автором данной статьи президент влиятельнейшего Совета по внешним сношениям Ричард Хаас говорил, что "Центральная Азия, все еще остается в резерве политики США, но так будет не всегда. Хотя регион расположен слишком глубоко в Азии, США имеют здесь стратегические интересы, аналогично тому, какие имеются в других недостаточно освоенных нами регионах".

При этом, повторим, под "Центральной Азией" американцы подразумевают и Кавказ. Руководители Института Центральной Азии и Кавказа при университете им. Джона Хопкинса Фредерик Старр и Чарлз Фарбэнкс неоднократно отмечали, что "Центральной Азии не повезло, так как США слишком заняты делами на Ближнем Востоке". Впрочем, в контексте происходящего на Ближнем Востоке еще неизвестно - не повезло или наоборот... Директор центральноазиатской программы Пол Сандлер убежден, что "Центральная Азия очень скоро станет в центре мирового политического внимания".

В дела Центральной Азии активно вовлечена и Великобритания, которая помимо традиционной борьбы с Россией стремится не допустить усиления влияния Германии и вообще континентальных европейских государств. В известной мере США и Великобритания ведут борьбу за овладение ресурсами Центральной Азии не столько для собственных нужд, сколько за недопущение контроля над ними других центров силы. Например, США пытаются переориентировать центрально-азиатские ресурсы на Индию, которую они хотели бы сделать противовесом Китаю. Так или иначе, если ранее политика США в отношении Центральной Азии оставалось хотя и последовательной, но несколько вялой, то сейчас ситуация изменилась. После августовской войны 2008 года на Кавказе американцы получили хотя и неубедительное, но все же согласие ведущих европейских государств на усиление своего военного присутствия в Черноморско-Кавказском и Центрально-Азиатском регионах.

В настоящее время нет иных, более серьезных внешних угроз для России, чем распространение военно-политического присутствия США в районах Черного моря, Кавказа и Центральной Азии. И здесь России не позволят долго выжидать, ей придется перейти к более активному блокированию усилий США, наращивающих свое военное присутствие в этой части мира. Если бы эти усилия были связаны только с новыми задачами администрации Б.Обамы в отношении Афганистана, а "центрально-азиатский транзит", как и прежде, имел бы ограниченное значение то, возможно, угрозы для России были бы не столь велики. Однако задачи по Афганистану - лишь часть планов Пентагона в Евразии.

В Москве видят, что Пекин не спешит предпринимать активные шаги по противодействию американской экспансии в Центральной Азии, и возникающие здесь перед ней задачи России придется решать без Китая. Группа американских проектантов под предводительством Зб. Бжезинского призывает (как всегда) объединить усилия США и Китая против России. Правда, другие американские аналитики говорят о необходимости сдерживания роста могущества Китая и предлагают рассматривать в качестве приоритетной задачи именно это.

Политика "сдерживания" Китая, которую пыталась проводить администрация Дж.Буша, потерпела фиаско. Очень может быть, что в ближайшее десятилетие США так и не сумеют выработать эффективную политику сдерживания, хотя стремиться к этому, безусловно, будут. Поэтому для Центральной Азии сохраняется двоякая перспектива, и многое будет зависеть от того, какой курс предпочтет Китай.

Здесь надо учитывать и фактор "новых независимых государств". Китай и Россия создали ШОС, которая явно вызывает растерянность в Вашингтоне. Как представляется, в Пекине предпочтут союз с Россией, если та продемонстрирует способность самостоятельно решать вопросы сохранения геополитического преимущества в регионе. Вместе с тем не исключено, что Москва сделает основную ставку не на ШОС, а на более управляемый для нее альянс - ОДКБ. В ходе последней встречи в формате ОДКБ были достигнуты важные решения по созданию собственных сил оперативного реагирования этой организации. Словом, "Большая игра" в Центральной Азии продолжается, однако в сильно модифицированном, усложненном виде.

Государства Центральной Азии продолжают нуждаться в России, и они в свою очередь остаются для России безальтернативными партнерами. История с базой "Манас" в Кыргызстане - яркая иллюстрация того, как государство, имеющее надежды на экономическую помощь и политическую поддержку со стороны США и в целом Запада, предпочло приоритетные отношения с Россией как более понятные для местного общества. Россия поэтому вполне может надеяться на тесные отношения с государствами региона, испытывающими реальные внешние угрозы и заинтересованными в совместных с ней геоэкономических проектах.

Нынешний финансово-экономический кризис предоставляет России возможность решить ряд геополитических проблем, и она отвечает на новые вызовы, демонстрируя готовность оказать существенную экономическую и военную поддержку своим партнерам. "Двери" для тех государств, которые не являются ее партнерами и пока не проявляют стремление к развитию с ней сотрудничества, остаются открытыми.

Каждое государство на постсоветском пространстве уже обладает некоторым внешнеполитическим опытом, и постсоветские властные элиты стали в гораздо меньшей мере опасаться внешнего влияния. Поэтому практически все государства Центральной Азии проявляют стремление к проведению многовекторной политики, рассматривая это как базовое условие сохранения суверенитета.

Казахстан и Узбекистан, во многом делающие погоду в регионе, наряду с развитием отношений с Россией стремятся сохранить тесные отношения с Соединенными Штатами, в том числе в сфере обороны и безопасности. Позиция Кыргызстана далека от однозначности, для Бишкека вполне возможны различные варианты сближения с Америкой. Туркменистан ведет свою игру и добился некоторых успехов. Таджикистан, предлагая американцам использовать свои военно-транзитные объекты, явно ищет партнерства, альтернативного отношениям с Москвой, и это при тесных отношениях с Ираном. В то же время Таджикистан остается уязвимой страной как во внутреннем, так и во внешнем плане, подвергаясь разнообразным вызовам буквально со всех направлений (Китай, Афганистан, Узбекистан).

Несмотря на внешне корректное поведение России, США и Китая по отношению друг к другу, борьба за влияние в Центрально-Азиатском регионе продолжается. Центральная Азия - это место, где решаются проблемы безопасности ведущих мировых центров силы.

14.03.2009
Игорь МУРАДЯН (Армения)

 Фонд стратегической культуры


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение