Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Министр обороны Эстонии Яак Аавиксоо. Интервью Интерфаксу.

28 Января 2009

Автор:

Теги:

Министр обороныЭстонии Яак Аавиксоо рассказал о путях и целях укрепления армии этой страны

 

Правительство Эстонии приняло на минувшей неделеразработанную министерством обороны "Программу развития военной обороны на2009-2018 годы". О том, как будет выглядеть эстонская армия в ближайшее10-летие министр обороны Яак Аавиксоо (Jaak Aaviksoo) рассказал собственномукорреспонденту "Интерфакса" в Эстонии Аркадию Присяжному.

 

Что легло в основу программы?

Ее составление шло довольно долго, но все же гораздо быстрее,чем во многих других государствах. Обычно такой процесс занимает 3-4 года, унас ушло меньше времени. Тем не менее, мы постарались учесть всеосновополагающие военные, военно-политические и оборонно-политические вызовы ирешения на предстоящее десятилетие.

Прежде всего, в ней учтено наше членство в коллективнойобороне в рамках НАТО, принцип неделимости нашей общей безопасности. Мыпродолжим смешанную модель построения вооруженных сил: наряду спрофессиональной составляющей сохранится и срочная служба по призыву.

Второе важное решение касается структуры Сил обороны. Восновных чертах она не изменится по сравнению с тем, какой была до сих пор:остаются сухопутные силы и их костяк пехотная бригада. Сохраняютсявоенно-воздушные силы, на которые в основном возлагаются задачи по контролю иохране воздушного пространства, а также военно-морские силы, которые призваны,прежде всего, обеспечивать противоминную безопасность. Но в дополнение кпротивоминным кораблям прибавятся скоростные катера для выполнения определенныхспецифических задач.

На правительственном уровне были рассмотрены и изученывозможные риски безопасности. Мы сошлись во мнении, что в контексте недавнихмеждународных событий военная оборона Эстонии будет отвечать возможным вызовам.

 

Кто же может олицетворять эти вызовы безопасности?

По понятным причинам стратегические оценки и возможныесценарии угроз являются секретными. Но в общих словах можно сказать, что внынешней среде безопасности для Эстонии как члена НАТО мы не видим угрозыширокомасштабного военного нападения.

 

Учитывался ли при подготовке программы опыт последнихвоенных конфликтов и, в частности, российско-грузинского?

Естественно, мы учитывали его при оценке факторов угрозы иизучали накопленный в ходе конфликта обеими сторонами конкретный опыт. Но этиизмерения при составлении программы не носили принципиального характера ни приоценке угрозы, ни при выработке конкретных направлений.

 

Участвовала ли Эстония в поставках Грузии вооружений илитехники двойного назначения?

Могу подтвердить, что, насколько я знаю, оружия ЭстонияГрузии не поставляла. Правда, у нас велась подготовка специалистов пользоватьсятехникой, которая не подпадает под ограничения.

 

В связи с этим как вы относитесь к решению российскойстороны объявлять бойкот и прочие санкции к странам, поставляющим Грузиивооружение и технику двойного назначения? Эта позиция учтена при разработкепрограммы?

Я знаю об этой позиции, и мы ее будем учитывать приразработке планов оборонного взаимодействия. В то же время Грузия является дляЭстонии партнером по оборонному сотрудничеству. Но оно осуществляется не вформе поставок вооружений и техники двойного назначения, и мы продолжимподдержку Грузии совместно с другими нашими партнерами. Мы убеждены, чтоподдержка развития демократии в Грузии означает и поддержку ееобороноспособности. Это отвечает общим интересам.

 

Чему отдается приоритет в развитии военной составляющейгосударственной безопасности?

Для определения приоритетов на правительственном уровне спривлечением министерства обороны, главного штаба Сил обороны, полициибезопасности, департамента информации (так в Эстонии называется орган внешнейразведки - ИФ), главного штаба военизированной добровольческой организации"Кайтселиит" (Kaitseliit) был проведен военный оперативный анализ.

На его основании одним из главных приоритетных направлениймы сочли развитие систем управления войсками, разведки, наблюдения и связи.

Значительно окрепнет воздушная оборона. Предполагается вограниченном объеме приобрести мобильные системы ПВО среднего радиуса действия,а также пополнить ПВО ближнего радиуса действия. В ПВО среднего радиуса войдутсистемы наблюдения и управления, а также ракетные комплексы, способные сбиватьсамолеты на расстоянии и высоте в несколько десятков километров. Если системымалого радиуса предназначены для защиты отдельных объектов или частей, тосреднего радиуса - для защиты от воздушных угроз целого города и егоокрестностей. Поскольку средние системы ПВО будут мобильными, то их можно будетиспользовать как для защиты Большого Таллина, так и воздушного заграждения вконкретных районах боевых действий. Для этого создается отдельная часть врамках ВВС.

Дополнительно под эти нужды будут приобретены радарныесистемы среднего радиуса действия. Они необходимы также для взаимодействия ссамолетами НАТО, базирующимися в Балтии.

Планируется также увеличить число ракетных комплексов ПВОмалого радиуса действия Mistral и 23-мм зенитных орудий. Такие комплексы стануткак составными частыми пехотной бригады, так и будут созданы дополнительныеподразделения ПВО для охраны воздушного пространства в военных округах, которыху нас четыре.

ВВС пополнятся также тактическими транспортными средствами -многофункциональными вертолетами.

Но в центре внимания остаются сухопутные войска и ихстержень - пехотная бригада, созданная на базе существовавших ранее пехотныхбатальонов. Кроме повседневного несения службы, на нее возложена и задача поподготовке резерва.

 

Большие дебаты в эстонском обществе вызвали планы закупкитанковых подразделений. До сих пор, если не ошибаюсь, в составе Сил обороныбыли только бронетранспортеры "Pasi" производства Финляндии?

Бронетранспортеры находятся на вооружении разведывательногобатальона, полностью укомплектованного профессиональными солдатами ииспользуются для транспортировки военнослужащих. Нам же нужны машины для боя:танки или боевые машины пехоты. Программой предусмотрено закупить такоевооружение и подготовить соответствующие кадры для отдельной части в масштабахдо батальона. Кстати, создание механизированных подразделений станет самойзатратной статьей программы.

Планируется приобретение и дополнительных противотанковыхсредств, прежде всего гранатометов и ракетных комплексов Milan.

 

Какие изменения ожидаются в численности и качествеподготовки личного состава?

С учетом демографического положения Силы обороны Эстонииотносительно небольшие - сейчас в них служит около 3000 профессиональныхвоеннослужащих. Через десять лет их число увеличится до 4000. Число призывниковостанется примерно таким же - около 2500 и Эстония останется единственной изстран Балтии, где сохранится призыв на срочную службу.

Не исключено, что вместо нынешней модели срочной службы в 8и 11 месяцев мы за образец возьмем финскую модель 6-9-12. То есть, рядовойсостав будет служить 6 месяцев, специалисты 9 месяцев, младшие офицеры икомандиры взводов из числа призывников - 12 месяцев. Но быстро перейти к такойсистеме трудно, и ее можно будет осуществить не ранее 2014 года. Мы вернемся кэтому вопросу в 2012 году.

На случай военного времени к концу планируемого периодаличный состав вооруженных сил с нынешних 16 тысяч вырастет до 25 тысяч, плюс"Кайтселиит", на который будут возложены в основном охранные итыловые функции. Он останется территориальным оборонительным компонентом.

 

Когда составлялась программа, в эстонском обществе веласьактивная дискуссия о возможности применения Сил обороны в полицейскихоперациях, в частности, для разгона несанкционированных акций населения,массовых беспорядков и тому подобное. Предусматривает ли программа наделениевооруженных сил полицейскими функциями?

Эта программа составлена при ясном понимании, что военныеусилия развиваются только в целях защиты государства на случай войны. В то жевремя, действительно, в Эстонии объектом дискуссии является использование вопределенных ситуациях Сил обороны и "Кайтселиита" для охраныстратегических объектов, охраны иностранных гостей и еще в некоторых случаях. Ябы обратил внимание только на одно обстоятельство: при проведении большихмеждународных мероприятий на высшем уровне требование к охране зарубежных партнеровобъективно превышают возможности полиции. Поэтому мы рассматривали привлечение"Кайтселиита" для охранных мероприятий в статусе помощниковполицейских. Но в любом случае, привлеченные подразделения будут подчиненыполиции и их права будут ограничены правами полиции.

 

В программе отдельной строкой выведена авиабаза в Эмари(Amari) под Таллином. Можно ли предположить, что размещенные сейчас в Литвесамолеты НАТО будут переброшены на эту базу, или сюда будут доставлены какие-тодополнительные самолеты, или же база будет использоваться НАТО как"аэродром подскока"?

Наверняка в Эмари будет создана возможность для приема иобслуживания подобных самолетов. Никаких намерений перебазировать самолеты изЛитвы в Эстонию или доставки новых авиационных частей на постоянной основе нет.

 

Во что обойдется реализация этих планов?

Предпосылкой их выполнения станет увеличение оборонныхрасходов к 2010 году до 2 процентов от валового внутреннего продукта, послечего военные расходы останутся на этом уровне.

Всего же оборонные бюджеты в целом за предстоящие десять летсоставят около 60 миллиардов крон (4 млрд евро), или по 6 миллиардов крон вгод. Но это приблизительные цифры. В немалой степени они зависят от инфляции,годового ВВП и тому подобного.

Около 40 процентов пойдет на закупку вооружений, остальноена повседневную деятельность Сил обороны и "Кайтселийта", содержаниеличного состава.

 

Ведется ли сейчас оборонное сотрудничество между Россиейи Эстонией и предусмотрено ли программой подобное взаимодействие?

Формализованного сотрудничества нет, и я думаю, что по этойчасти было бы хорошо начать хотя бы с консультаций по укреплению мер взаимногодоверия.

 

В Эстонии только что прошли политические консультацииминистерств иностранных дел Эстонии и России. По данным МИД Эстонии, вразличной степени готовности находится около 20 межгосударственных договоров исоглашений, по которым нужно вести переговоры. Есть среди них соглашения,касающиеся военного сотрудничества?

По моим данным, такого договора нет, контакты с российскимивоенными были неформальными в рамках различных международных встреч. Я думаю,что мы должны двигаться в сторону консультаций и обмена информации. Необходимообязательно инвестировать в климат доверия.

 

Эстония неоднократно выражала протест в связи с нарушениямиее воздушного пространства российскими военными самолетами. Ситуация неулучшается?

Воздушные границы Эстонии дают определенную свободутолкования, и мы работаем над тем, чтобы неясные места были устранены. Тем неменее, нарушения не носили на сто процентов злонамеренного характера. Сейчасэта ситуация улучшилась значительно, и я думаю, что тому помогли с однойстороны как более эффективный контроль за воздушным пространством, улучшениесистем наблюдения, так и предпринятые внешнеполитические шаги с другой.

 

Вы имеете в виду эстонско-финляндско-российскоесоглашение взаимодействии по предотвращению подобных инцидентов?

Практическая работа над ним ведется как в юридическом, так итехническом планах. Я верю, что вопрос о нарушениях воздушного пространствасейчас не является источником напряженности, он отошел в область двустороннегосотрудничества и поиска выхода из сложившейся ситуации.

 

Около трети населения Эстонии составляют русскоговорящиелюди, многие из которых имеют эстонское гражданство. А сколько русскоязычныхграждан проходит срочную службу в Силах обороны и как им служится?

Мы не ведем статистики ни по национальному составу, ни дажепо языку. Но по визуальным оценкам, около трети.

 

В Силах обороны нет конфликтов на национальной почве?

Я не знаю, чтобы были конфликты, которые могли бы превыситьновостной порог. Но в разговорах между собой мне доводилось слышать, что увоеннослужащих из русскоговорящей среды дисциплина и мотивация порой даже вышеи их отношение к службе даже более ответственное, чем зачастую средиэстоноязычных призывников. Мне кажется, что мы не должны преувеличиватьвозможность конфликтов или различий на национальной почве.

 

В России очень большой отклик вызвало ваше недавнеевысказывание о необходимости наращивания военного потенциала, если эстонцы нехотят, чтобы 20 процентов из них оказались в Сибири или были уничтожены. Можноли расценивать в связи с этим новую программу как имеющую антироссийскуюнаправленность?

Это наша история. Я вхожу в число тех, кто был вынужден напримере своих родственников испытать то, что случилось после договора 1939 годао советских военных базах в Эстонии и в 1940-1950-е годы. Отсюда и такоеэмоциональное отклонение. Я думаю, умный читатель поймет, что это было сказаноне для запугивания, а скорее для того, чтобы мы знали, какой была история и чтоугрозы потери независимости никогда не исключены. Этот эмоциональный взглядназад нельзя произвольно расширять на вызовы. Повторюсь, Эстония как член НАТОв настоящее время не видит угрозы широкомасштабного военного нападения.

/Интерфакс/  

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение