Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Узбекский» рок продолжает набирать обороты

2 Января 2009

Автор:

Теги:

Павел Кравец (Ташкент)

Последние месяцы уходящего года ознаменовались для ташкентских любителей рока рядом событий, одним из которых стала ноябрьская победа известного столичного хедлайнера - группы «Fомальгаут» - на VII Международном фестивале «Рок-миссия», ежегодно проходящем в Байконуре. В фестивале приняли участие десять команд: хозяева - байконурские группы, коллективы из Узбекистана (Ташкент) и Казахстана (Чимкент, Тараз). Отметим, что этому форуму рокеров нет аналогов на всем постсоветском пространстве.

Ташкентские рок-группы участвуют в фестивале c первых лет его существования. А первыми узбекскими «ласточками» в Байконуре стали в 2002 году группа «Цикл Кребса» во главе с ее «генератором», биологом по образованию, Шухратом Ризаевым - ветераном узбекского рока, все эти годы представляющим Узбекистан в жюри фестиваля, и легендарная группа «Глобальное потепление», завоевавшая Гран-при на первом фестивале. Победа этой команды стала прорывом узбекского рока на байконурской земле. К сожалению, музыканты группы разъехались, и она перестала существовать. На нынешний фестиваль в качестве почетных гостей из Ташкента спустя много лет приехала в обновленном составе группа «Цикл Кребса», бас-гитарист которой, Сергей Соколов, был приглашен в жюри. Председателем жюри являлся российский рок-музыкант и телекомментатор из Волгограда Глеб Урьев - лидер группы «Island», ежегодно принимающий участие в судействе этого мероприятия.

В первый день фестиваля, прошедшего на сцене Городского дворца культуры (ГДК), коллективы представили на суд зрителей по четыре композиции: две из классики российского и зарубежного рока и две композиции собственного сочинения. На второй день состоялся гала-концерт с выступлением всех участников и гостей фестиваля.

Группа Fомальгаут. Фото автора
Группа «Fомальгаут». Фото автора

После гала-концерта были названы имена победителей. Первое место и победа в номинациях «Лучший бас-гитарист» присуждены Максиму Фролову, приз за «Лучшую аранжировку» достался ташкентской группе «Fомальгаут», за второе и третье - байконурским рокерам «Негр в банке» и «Great Feel's». Анастасия Лукьяненко из группы «Негр в банке» была названа «Лучшим вокалистом».

Дипломы в других индивидуальных номинациях были распределены следующим образом: «Лучший барабанщик» - Дмитрий Горбунов («RADIUS», Байконур), «Лучший соло-гитарист» - Мария Гнусина («Заповедник», Тараз). «Лучший автор текстов» - «Заповедник», «Перспектива» - «Таловые Гари» (Байконур), «Надежда» - «Fool house» (Чимкент), «За верность рок-традициям» - «B.A.I.T.» (Байконур), открытие фестиваля - «Spell» (Байконур), приз зрительских симпатий достался «Out-PUNK,S» (Байконур).

Программа второго конкурсного дня завершилась выступлением коллективов-победителей и маленьким ташкентско-волгоградским джемом: адепты рок-н-ролла и блюза - группа «Цикл Кребса», тепло встреченная публикой, вместе с их коллегой Глебом Урьевым дали мастер-класс молодым командам.

Корреспондент «Ферганы.Ру» встретился с музыкантами ташкентских групп, которые поделились своими впечатлениями о своей поездке в соседнюю страну, а также рассказали о событиях, происходящих на узбекской рок-ниве. А поскольку автор этих строк был членом жюри на первом фестивале, ему было интересно узнать о произошедших за эти годы переменах.

Байконурский байкер. Фото автора
Байконурский байкер. Фото автора

Ценность фестиваля - в возможности пообщаться

Шухрат Ризаев: - Рад, что снова побывал в славном граде Байконуре на фестивале, завсегдатаем которого я являюсь уже семь лет. Наконец, после четырехлетнего перерыва, на фестиваль приехали наши группы. Этот перерыв можно объяснить рядом объективных причин, главной из которых является финансовая сторона, ведь сегодня такие поездки не всем по карману.

День нашего приезда был посвящен заселению, встречам, объятиям, знакомствам и прочему. В субботу, после комплексного обеда, ностальгически напомнившего времена советского общепита, началась конкурсная программа. Еще в прошлом году мы говорили о том, что уровень участников не растет. В этом же году, к сожалению, стала явно заметной тенденция к его упадку. Выходившие на сцену группы в большинстве своем мало отличались друг от друга, демонстрировали слабую подготовку и узкий жанровый диапазон.

Однако были и неплохие моменты, ярчайшим из которых стало выступление таразской группы «Заповедник». Видимо, в группе царит матриархат, так как на двух представителей сильного пола (басист и драмер) приходятся три барышни. У председателя жюри Глеба Урьева - фаната Deep Purple, буквально отвисла челюсть, когда он увидел, как гитаристка Маша, в черном вечернем платье и клетчатых чулках, «отжигает» блэкморовские партии (Ричи Блэкмор - соло-гитарист. - Прим. ред.), за что и удостоилась звания лучшего соло-гитариста. К сожалению, гитаристы большинства команд не блистали виртуозной игрой, зато были неплохие барабанщики, лучшим из которых признан Дмитрий Горбунов из байконурской команды «RADIUS».

Каждый год я с нетерпением жду расширения географии фестиваля, ведь на него спокойно могут приезжать зачастившие в последние два года в Ташкент группы из Кыргызстана, а также команды из ближайших городов России, например из Оренбурга, где уже не первый год проводится фестиваль «Оренсток». Вообще, россиянам в этом отношении гораздо проще - с точки зрения мобильности и налаживания контактов даже с зарубежными супергруппами. Например, Глеб Урьев находится в приятельских отношениях с вокалистом группы «Nazareth» Даном Маккаферти. Глеб был переводчиком у группы, и в очередной ее приезд Маккаферти пригласил его в гости в Шотландию весной следующего года.

Байконурские рокеры. Фото автора
Байконурские рокеры. Фото автора

Рустам Абдуллин, соло-гитарист группы «Цикл Кребса»: - Когда Глеб рассказал нам об этом, и сообщил, сколько стоит один концерт группы, у нас родилась идея пригласить «Nazareth» в Ташкент. В принципе, собрать гарантированную сумму денег вполне реально, потому что многотысячная армия и старых, и молодых ташкентских любителей рок-музыки прекрасно знает эту легендарную группу и пойдет на концерт, не считаясь с расходами. А такая открытая концертная площадка, как «Туркистон», вполне подойдет для этого, тем более, что на ней периодически проводятся большие рок-фестивали. Вопрос лишь в том, кто возьмется за это дело.

Шухрат Ризаев: - Глеб находится в приятельских отношениях и с другими кумирами нашей молодости из тех, что периодически приезжают в Россию. Например, он иногда созванивается с вокалистом Ронни Джеймсом Дио, который сотрудничал со многими супергруппами. Когда кто-нибудь приезжает, скажем, в Москву или Саратов, Глеб собирает в Волгограде команду из своих друзей, они арендуют автобус и отправляются на рок-концерт. Кстати, группа «Nazareth» недавно была в Чимкенте, куда ее привезли на закрытый концерт. Думаю, что Маккаферти особо и не вдается в географию мест, где он выступает. Поэтому приедет или не приедет к нам эта команда - дело техники. При хорошей рекламе и организации сегодня все возможно.

В целом же, говоря о фестивале в Байконуре, могу сказать, что его ценность заключается, прежде всего, в том, что музыкантам предоставляется возможность общения друг с другом, а это самое главное.

Фергана.Ру: - А теперь вопрос к победителям. Какие впечатления были у команды после четырехлетнего перерыва?

Дмитрий Меньшиков, лидер группы «Fомальгаут», продюсер, организатор ежегодного ташкентского рок-фестиваля «Uz-Fest»: - Когда мы первый раз приехали сюда четыре года назад, группу отметили в номинации «Автор лучших стихов», а в номинации «За лучшую аранжировку» победила еще одна ташкентская команда - «Четвертый сон», басист которой был признан тогда лучшим бас-гитаристом фестиваля. И вот, после четырехлетнего перерыва, мы вновь оказались здесь и победили. То есть, я хочу сказать, что наши команды стараются держать планку и подтверждают свой уровень.

Согласен с Шухратом, что уровень нынешнего фестиваля по сравнению с тем, на котором побывали мы в последний раз, оказался несколько ниже. Это касается и работы звукооператоров, не сумевших удовлетворительно настроить звук, да и большинство новых групп слабее прежних, и играют, точнее, пытаются играть, в основном, «тяжелую» музыку. Исключение составляют команды, занявшие призовые места - их уровень несколько выше. Мне также понравилась байконурская группа «B.A.I.T.», не ставшая призером, но победившая в номинации «За верность рок-традициям». А вот организация самого фестиваля, как всегда, была на высоте. Все делалось четко, начиная с подготовки разрешений на въезд в Байконур, встречи и размещения участников, и заканчивая бесплатным трехразовым питанием. Единственно - участникам пришлось оплатить проезд и проживание в гостинице.

Жюри: Г.Урьев, Ш.Ризаев, С.Соколов. Фото автора
Жюри фестиваля: Г.Урьев, Ш.Ризаев, С.Соколов. Фото автора

Фергана.Ру: - Изначально фестиваль проводился городским управлением культуры, молодежной политики и спорта как плановое мероприятие, на которое город тратит солидные средства, чего не скажешь о Ташкенте, где рокерам приходится организовывать фестивали на свой страх и риск.

Дмитрий Меньшиков: - Да, это так. Говоря же об уровне этого и других фестивалей, хочу отметить, что наши команды, в целом, намного сильнее и казахских, и киргизских групп. Это мое мнение как продюсера, знакомого со многими коллективами этих стран. Среди них есть сильные группы, но их единицы. В Ташкенте можно насчитать около пятидесяти команд, из которых наберется с десяток по-настоящему профессиональных, способных достойно выступать на любых рок-сценах. Другое дело, что у нас в стране нет рок-индустрии, точнее, она находится в зачаточном состоянии, и музыканты пока не имеют возможности зарабатывать рок-музыкой. А рокерское движение, как правило, держится на энтузиазме самих рокеров.

Больной вопрос - выезд за пределы республики. Не каждая группа может себе это позволить, поскольку многие рокеры являются студентами, и такие поездки, даже в соседнюю страну, нынче весьма дороги. Путешествие команды «Fомальгаут» оплатили спонсоры - лучшая в Узбекистане звукозаписывающая компания «Iosis Studio», помогающая молодым и уже состоявшимся рок-коллективам, за что мы им очень благодарны.

Фергана.Ру: - Что вы можете сказать о публике, побывавшей на фестивальных концертах?

Шухрат Ризаев: - Она, конечно, намного спокойнее экстремальных ташкентских рокеров, которые с первых же аккордов начинают «рубиться», трясти «хайром» (прическами. - Прим. ред.). И в Байконуре, и в Чимкенте, где неоднократно выступали наши группы, многие зрители просто сидят и слушают музыку, некоторые танцуют возле сцены.

Байконур. Фото автора
Байконур. Фото автора

Фергана.Ру: - Как вам понравился сам Байконур, его жители?

Дмитрий Меньшиков: - Люди здесь хорошие. Мы сдружились с местными командами. В основном, общались с рокерами, встречались со старыми друзьями, отмечали победу, посещали с ними кафешки, пили российское пиво (хотя водка здесь гораздо качественнее ташкентской, мы отдаем предпочтение менее крепким напиткам), а непьющим, впрочем, как и пьющим, понравился местный айран - напиток из кислого молока, разбавленного водой и приправленного специями. Сам городок весьма уютный, тихий. Здесь даже есть свой «Бродвей», где гуляют мамаши с колясками. Кстати, продукты в магазинах хорошего качества, и, по сравнению с ташкентскими, относительно недорогие.

Шухрат Ризаев: - Город маленький, чистый, все друг друга знают, эдакий советский городок, где остановилось время. Климат в казахских степях суровый, резко-континентальный, зимой - мороз за тридцать градусов, а летом - жара под пятьдесят, поэтому на улицах растут малорослые деревья, как и в северных районах Узбекистана, находящихся на этой же широте. На центральной площади стоит памятник Ленину. После развала СССР его не тронули, видимо, решили сохранить как часть истории. И вообще, в Байконуре очень много памятников, связанных с историей города и советской космонавтики. На главном городском проспекте установлены монументы в память о погибших космонавтах. По городу разбросаны модели космических ракет в натуральную величину. К сожалению, нас не возили на «Гагаринский старт», как в прошлые годы, в домики Королева и Гагарина, где они жили и которые находятся неподалеку от действующей стартовой площадки. Рядом же расположен и музей космонавтики, где стоит точная копия первого спутника земли и многое другое, связанное с историей покорения космоса. Неподалеку от стартовой площадки на приколе находится корабль «Буран», единственный раз слетавший в космос двадцать лет назад. Всего этого мои ребята не увидели, но нам удалось побывать в музее истории города, который расположен в стенах ГДК.

Буран на приколе. Фото автора
«Буран» на приколе. Фото автора

Еще в самый первый приезд мы обратили внимание на пустующие пятиэтажки, жители которых уехали из города, сейчас окна этих домов заложены кирпичом. В настоящее время, по словам местных жителей, некоторые военные структуры в городе передаются гражданским организациям, отток населения в Россию неуклонно продолжается, что заметно и по отсутствию многих музыкантов, уехавших недавно. Говорят, возможно, в скором будущем статус города может поменяться - он перестанет быть закрытым. С другой стороны, пока Байконур будет находиться в сфере интересов России, здесь вряд ли что-то кардинально изменится.

Байконур (в переводе с казахского «коричневая богатая земля») был основан в 1955 году. Вначале здесь была голая степь, куда высадились военные строители. Жили они в палатках, затем в деревянных бараках, а называлась стройка по-военному закодировано - «Площадка №10». Отстроенный поселок получил условное название «Заря».

Жилых домов становилось все больше и больше, и в 1966 году поселок получил статус города с названием Ленинск (хотя жителям больше нравилось романтическое имя «Звездоград»). Это имя было опять же условным. С самого начала советское правительство пыталось скрыть от всего мира местонахождение военного полигона Байконур, и поэтому был выбран маленький поселок на 400 километров севернее. Его обнесли деревянными заграждениями и во всеуслышание объявили, что это и есть Байконур. Однако конспирация оказалась бесполезной: после запуска первого спутника в 1957 году военные разведки всего мира тотчас же узнали точные координаты космодрома. Но, тем не менее, вплоть до 1995 года он носил имя Ленинск и лишь по указу Нурсултана Назарбаева обрел свое сегодняшнее имя.

В 1994 году между Россией и Казахстаном было заключено соглашение об аренде космодрома сроком на двадцать лет. С тех пор Байконур является субъектом Российской Федерации на территории Казахстана, то есть фактически это маленький российский островок среди бескрайних казахских степей.

Сегодня Байконур - крупнейший космодром, запуск ракет производится с двенадцати стартовых площадок. Если говорить о самом городе, то это маленький уютный городок со своим «Арбатом» в центре и неплохо сохранившимся Лениным на центральной площади.

Дорожные впечатления

Фестиваль закончился и нашим командам предстоял нелегкий путь домой. Получилось так, что группы возвращались порознь (из Ташкента выезжали тоже разными путями). Путешествие в Байконур и обратно оставило у них массу впечатлений, порой не очень приятных, что вылилось в отдельную историю, которую нам поведали путешественники.

Дмитрий Меньшиков: - Фестиваль начинался в субботу, но наша группа выехала из Ташкента заранее - в среду. Приехали на узбекско-казахскую границу на КПП «Майский», и удивительно быстро, без проблем прошли таможенный и паспортный контроль на нашей стороне. Особенность этого КПП в том, что он на пятнадцать километров углублен на территорию Узбекистана, и до казахской границы нужно добираться на такси. А вот уже на казахском КПП нам пришлось заплатить людям в погонах по две тысячи сумов за миграционные карточки, на которых по диагонали написано «БЕСПЛАТНО». Поскольку всех, кто был с казахскими паспортами, пропускали без очереди, наших, с зелеными паспортами, скопилось изрядное количество, мы без лишних слов отдали запрошенную сумму, потому что торопились.

Потом мы доехали до Черняевки, и уже поздно вечером отправились на автобусе в Кызыл-Орду. Ехали всю ночь, а так как спинки кресел не откидывались, намучились ужасно. Приехали в шесть утра и до девяти ждали автобус, идущий в Байконур. Потом - еще несколько часов пути, и, наконец, ура, приехали! Нас, усталых путников, встретили организаторы фестиваля и отвезли в гостиницу.

А вот в Ташкент мы возвращались уже через Чимкент, сначала на автобусе, а затем на маршрутке. Когда приехали на казахско-узбекскую границу, возникли проблемы. Наши миграционные удостоверения оказались просроченными. Поскольку мы находились в Казахстане в общей сложности семь дней, и у нас не было регистрации, о чем нас никто не удосужился предупредить, группу задержали на границе и промурыжили более двух часов. Бравые казахские пограничники явно давали нам понять, что без откупа не отпустят. Нам пришлось выгрести почти все деньги - около 36 тысяч сумов ($1=1370 сумов), оставив себе только лишь на дорогу до дома. Но не тут-то было: мы прошли немного дальше, и на нас опять налетели «стервятники» в погонах. Мы стали объяснять, что у нас уже нет денег, что едем с фестиваля, заняли первое место, а все средства потратили на то, чтобы отметить нашу победу. Долго объясняли, пока вдруг не нашелся среди них один добрый человек по имени Баха. Он отпустил нас с миром, наказав больше не попадаться. За что ему огромнейший респект (смеется).

Шухрат Ризаев: - Все последние годы мне приходилось ездить на фестиваль одному. Прежний состав «Цикла Кребса» развалился несколько лет назад, и я собрал команду из моих старых друзей, которые еще ни разу не были на Байконуре. А я давно мечтал съездить туда с группой. Подвернулся случай заработать денег и профинансировать поездку. В отличие от «Fомальгаута» мы решили поехать на поезде, как я обычно ездил все эти годы. Нам повезло купить относительно дешевые билеты на поезд Ташкент-Ульяновск - по 96 тысяч сумов. Прицепной вагон ребятам очень понравился - новый, чистый, удобный. Проводницы - две русские женщины, хозяйки такие - ух, торгашей и безбилетников гоняли из вагона, который ехал полупустым. В общем, все было великолепно, но, наверное, из-за того, что в кассе билеты были дешевле, нам пришлось за белье и прочее отдать тысячу российских рублей. В целом же доехали без проблем.

На обратном пути пришлось ехать на перекладных. Прибыв рано утром в Чимкент, мы отправились к нашему старому другу - музыканту, художнику, журналисту и писателю Бердалы Оспану, которого не видели уже несколько лет. Его называют чимкентским Ленноном: в конце восьмидесятых он организовал легендарную группу «Музей», исполнявшую классику рок-н-ролла и музыку «Битлз», а в 1994 году «Музею» даже удалось побывать на фестивале «Мерсибит» в Ливерпуле. С середины 90-х годов группа неоднократно давала в Ташкенте концерты и была почетным гостем наших рок-фестивалей. Бердалы является организатором чимкентского фестиваля «Рокпар» (от казахского «кокпар» - конное состязание), на который несколько раз ездили наши группы и который принял эстафету почившего в бозе на рубеже веков фестиваля «Дети цветов» в Ташкенте. Правда, в последнее время Бердалы пишет книгу о происхождении казахских имен, и несколько отошел от рок-музыки.

Встреча с Бердалы (он - крайний слева). Фото автора
Встреча с Бердалы (он - крайний слева). Фото автора

Вечером мы встретились с чимкентской группой «Jazz-вода», с которой хорошо знакомы по прошлым фестивалям, у нее в Ташкенте появилась куча фанатов после неоднократных выступлений группы на фестивале «Uz-Fest». Сидя в уютном кафе, мы решили возродить совместными усилиями под руководством Бердалы не проводившийся вот уже несколько лет «Рокпар».

Жизнь в ночном Чимкенте существенно отличается от ташкентской - в узбекской столице с наступлением темноты весь центр города будто вымирает. В Чимкенте же в это время суток жизнь бьет ключом. Друзья повели нас в «Мегацентр» - большой развлекательный комплекс с обилием маленьких кафе и магазинов. Правда, нам не советовали ночью соваться на окраины города - там опасно. За последние годы этот город похорошел, на центральных улицах стоят светофоры с таймерами. Приятно удивило, что, в отличие от Ташкента, здешние водители и пешеходы соблюдают правила дорожного движения, а на дорогах практически не видно их полиции.

Уезжали мы поздно ночью на проходящем через Чимкент поезде «Красноярск-Ташкент», битком набитым возвращающимися с заработков гастарбайтерами. Нас раскидали по разным купе. В моем купе оказались пожилая русская женщина и двое гастарбайтеров. Она с возмущением рассказала мне, что творится на дороге. Как только поезд оказался на территории Казахстана, по пути от Павлодара до Чимкента было восемь «проверок». В вагон периодически вваливались какие-то личности в форме, не представляясь и не предъявляя документов, начинали «искать» наркотики. «Какие наркотики можно везти из России? Отсюда еще - понятно!», - возмущалась женщина. «Проверяющие» же без разговоров хватали ее попутчиков и других гастарбайтеров, уводили их в тамбур или к проводнице, вымогая по тысяче российских рублей, и если те начинали сопротивляться, избивали, били по почкам.

У молодой проводницы это был один из первых рейсов. Она была в шоке от происходящего, но не в силах как-либо этому помешать. Пожилая женщина пыталась вмешиваться, требовать документы, но все было бесполезно, пока она не пригрозила, что свяжется с аппаратом российского президента, где работает ее внук. Когда они увидели телефонный номер в записной книжке, то, по ее словам, у них стали квадратные глаза, и они буквально испарились, а этот вагон больше никто не тревожил, чего нельзя сказать с уверенностью об остальных вагонах поезда. А если кто и заходил, то лишь справиться, все ли в порядке. Возможно, «проверяющим» передали по цепочке, что там находится женщина, с которой опасно связываться. Слова этой женщины подтвердили благодарные попутчики. Они рассказали, что с документами у них все в порядке, есть разрешения на работу и прочее, но это, однако, не спасло их от рэкетиров в погонах.

Фергана.Ру: - Помнится, когда мы с тобой возвращались в 2002 году из Байконура нас тоже немного «постригли», но тогда у нас забрали сто рублей или сто тенге, уже не помню.

Шухрат Ризаев: - Да, было дело, и знаешь, почти каждая поездка не обходится без подобных приключений. Однажды, на обратном пути, на казахской территории у меня потребовали документы на гитару. Прицепились к тому, что это - ценный инструмент, еле от них отделался. А в следующем году я вооружился разрешением с фото моей многострадальной гитары, которое, увы, мне до сих пор не пригодилось. Каждый раз, отправляясь в очередное путешествие, я готов к неожиданностям и беспределу, который уже не первый год творится на железных дорогах Казахстана. Пассажиры привыкли, что в поезд периодически забегают какие-то люди в погонах и, торопливо пробегая по вагонам, на ходу шарят по карманам, выуживая «завалявшиеся» купюры, невнятно приговаривая: «Наркотики, наркотики». Однако даже все эти перипетии не отбивают у нас охоту ездить и заниматься любимым делом, поскольку невозможно постоянно вариться в собственном соку, нужны новые впечатления.

Шухрат Ризаев. Фото автора
Шухрат Ризаев. Фото автора

Рок жив!

Фергана.Ру: - Мы уже говорили о том, что у нас нет рок-индустрии, которая десятки лет существует на Западе, однако в последнее время, судя по обилию всяких маленьких и больших фестивалей, клубных концертов, рок-движение в Ташкенте все же крепнет.

Дмитрий Меньшиков: - Радует тот факт, что сегодня в Узбекистане появилось изрядное количество хороших музыкантов. Этому способствует стремление к участию в концертах, к повышению своего профессионального уровня и музыкальной культуры. Немаловажную роль в этом играет общение молодых музыкантов с более взрослыми, известными, такими ветеранами, как Виталий Попелов, Андрей Марановик и многими другими, благодаря которым сложилась школа узбекского рока.

Мы стали пользоваться новыми технологиями - суперсовременным оборудованием, компьютерами, музыкальными процессорами и так далее, что также помогает нам перейти на качественно новый уровень.

На протяжении последних четырех лет возглавляемое мной творческое объединение «Fомальгаут продакшн» сотрудничает с проектом «Queen Of The Sound Group» Нуриллы Алиева, результатом чего является проведение ежегодного международного фестиваля «Uz-Fest», который в этом году начался в августе, а после месячного перерыва продолжался весь октябрь по пятницам. В нем приняли участие десятки групп из разных городов Узбекистана, а также команды из Казахстана и Кыргызстана. Помимо этого, мы несколько раз в месяц организуем концерты в различных клубах Ташкента.

Параллельно с «Uz-Fest» в Ташкенте проводятся и другие рок-фестивали, из которых крупнейшим по значимости и масштабам является «IOSIS FEST». Впервые этот фестиваль стартовал в сентябре прошлого года во дворце «Туркистон», где выступили четыре ташкентские команды - «Skenb», «Terminvox», «Fомальгаут» и ветераны рок-н-ролла группа «Ноги», а гвоздем программы стала приглашенная в качестве гостей легендарная российская группа «Мастер». Ровно через неделю в рамках фестиваля состоялся концерт группы Виталия Попелова «4 project», представившей музыку группы «Пинк Флойд». В этом году география фестиваля расширилась, кроме узбекских команд в нем приняли участие две российские группы - «Бони Нем» и девичья команда «Вольная стая», а также группа из Франции «Zero Nitrate».

В октябре нам с Нуриллой было предложено стать арт-директорами «IOSIS FEST». Теперь все концерты в клубах мы регулярно проводим в рамках этого проекта. И если раньше, благодаря мастерству звукорежиссеров, звук на концертах был хорошего качества даже на не очень мощном оборудовании, то сейчас, в нашем распоряжении аппаратура, соответствующая мировым стандартам, что, в свою очередь, является еще большим стимулом для выступления многих команд. В этом году несколько групп записали свои альбомы и выпустили их на известном в Узбекистане лейбле «Nirvana». Мы дописываем уже третий альбом и намерены в скором времени его запустить.

По большому счету развитие рок-движения зависит, в первую очередь, не только от музыкантов, но, конечно же, и от зрителей, любителей рока. Чем больше мы их привлечем, тем крепче станет рок-движение. А это, в свою очередь, в перспективе даст возможность группам зарабатывать рок-музыкой, как это делается во всем мире.

У нас есть хорошие музыканты, классная аппаратура, отличный звук, но пока это, как говорится, не всегда доходит до масс. В нашем мегаполисе рокеров достаточно, их тысячи, но у молодежи порой просто нет денег, чтобы пойти на концерты, которые из-за этого иногда становятся убыточными. Правда, некоторые люди сами виноваты, ведь можно отложить 5-6 тысяч сумов на концерт, а не пропивать эти деньги и тусоваться потом где-нибудь за углом.

Фергана.Ру: - Нынешние фестивали и концерты в корне отличаются от легендарных «самопальных» фестивалей середины 90-х.

Шухрат Ризаев: - Да, потому что организация концертов и техническое оснащение стали на порядок выше. Раньше об аппаратуре такого класса, что имеется в арсенале нынешних организаторов, можно было лишь мечтать. Немаловажно и то, что выросли уровень и сознание не только музыкантов, но и зрителей, которые приходят на концерт не как в былые годы - «потусоваться», напиться и подраться, а послушать музыку и поддержать свои любимые команды.

Дмитрий Меньшиков: - Количество концертов, увеличивающееся с каждым годом, дает зрителям возможность выбрать, пойти в тот или иной клуб. Ведь бывает, что в один и тот же день в разных концах города могут проходить сразу несколько мероприятий, что способствует здоровой конкуренции, и, как следствие, повышению уровня музыкантов и организаторов. В новом году мы планируем проводить больше концертов, давать возможность выходить на сцену новым молодым группам. Думаю, что благодаря объединению наших усилий мы можем еще больше способствовать развитию рок-культуры в Узбекистане.

Павел Кравец

ФЕРГАНА.РУ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение