Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Атака на Кокойты

7 Декабря 2008

Автор: test

Теги:

Президента Южной Осетии обвинили в срыве восстановительных работ

В начале декабря президент Южной Осетии отчитался о своих достижениях "Российской газете". Отчет, посвященный помимо прочего восстановлению республики после августовской войны, вышел если не радужным, то вполне позитивным. Президент пообещал, что до завершения строительства газопровода из России население будет обеспечено альтернативными видами топлива (отметив при этом, что "нас греют радость победы и признанная независимость"). Он также пообещал экономить деньги, выделенные Россией для помощи Южной Осетии (заявив, что несет за это "личную ответственность перед президентом Медведевым и премьером Путиным"). Однако уже на следующий день в прессе выступили бывший член правительства республики и предприниматель, занимающийся строительством российско-южноосетинского газопровода: "лубочную картинку", нарисованную президентом, они разбили вдребезги.

Раньше Эдуарду Кокойты удавалось отбиваться от критиков, объявляя их провокаторами и грузинскими шпионами. С теми, кто упорствовал, особо не церемонились. Так, братья Вадим и Владислав Козаевы (жители Северной Осетии, прибывшие в зону конфликта после начала войны) были задержаны, после того как один из них обвинил президента в трусости (в том, что тот "сбежал из Цхинвали, когда женщины и старики сидели под бомбами"). По словам братьев, один из которых, бывший десантник, в прошлом воевал в Южной Осетии и Абхазии, охранники Кокойты напали на них и избили. Позднее братьев обвинили в "нападении на представителя власти", "распространении лживых слухов" и "попытке расколоть общество".

Благодаря тому, что в дело вмешались российские правозащитники, общественные деятели и чиновники из Северной Осетии, до суда дело не дошло: в сентябре южноосетинская прокуратура согласилась выпустить задержанных "под подписку о невыезде" (фактически это означало, что врагам Кокойты разрешили вернуться домой, в Северную Осетию). "Оставьте нас в покое, и чтобы в интернете ничего не писали, - сказал им прокурор. - Мы строим государство, а вы нам мешаете". После освобождения Владислав Козаев заявил журналистам: "Спасибо Кокойты за независимость, но за издевательства я ему ставлю двойку". "Он таким поведением дискредитирует Южную Осетию", - цитировал Козаева "Коммерсант".

От нынешних оппонентов Эдуарду Кокойты будет сложно отмахнуться (не говоря уже о том, чтобы подвергнуть их каким-то репрессиям). Против президента выступили авторитетные люди, в недавнем прошлом работавшие вместе с ним. Это бывший министр обороны (позднее - секретарь Совета безопасности Южной Осетии) Анатолий Баранкевич. И Альберт Джусоев - гендиректор строительной компании "Стройпрогресс", которая занимается прокладкой газопровода из Северной Осетии в Южную (проект для Южной Осетии жизненно важен, поскольку после войны она лишилась возможности получать газ по грузинским коммуникациям).
Подбил два танка
Как писал "Коммерсант", на митинге в конце августа, который был организован в Цхинвали в честь провозглашения независимости Южной Осетии, "Баранкевичу досталось гораздо больше аплодисментов, чем президенту Кокойты". Во время войны он отличился тем, что не покинул столицу, к которой подходили грузинские войска, и даже подбил два грузинских танка (тогда как Кокойты в ночь на 8 августа уехал из столицы в Джаву, откуда шла эвакуация беженцев в Россию). Вот как описывает произошедшее сам Баранкевич: "Около двух часов ночи президент встал, позвал к себе генпрокурора, замминистра обороны, снял всю госохрану, на которой лежала задача по обороне правительственных зданий, и убыл в сторону Джава, не оставив вместо себя старшего". "Потом я собрал ребят, вышли... ну и тут выезжают эти два танка, - вспоминает он. - У меня гранатомет был. В общем, по первому танку я попал. Выбегаю - куски башни только остались. Смотрю, и второй танк горит. Тут уже боевой дух поднялся у ребят".

 

Обвинения, с которыми выступили Баранкевич и Джусоев, более чем серьезны. Фактически они обвинили президента и его окружение не просто в срыве восстановительных работ (которые с наступлением зимы имеют для республики первоочередное значение), но в сознательном саботировании строительства. В том, что руководство страны распугивает инвесторов, руководствуясь собственными интересами. "Я знаю многих людей, которые говорят: мы бы вложили свой капитал в республику, но при таком руководстве боимся, - заявил Анатолий Баранкевич в интервью "Коммерсанту". - С этим чудовищем никто работать не хочет, потому что он во всех людях видит угрозу своей власти".

Строительство

Россия, как сообщалось ранее, решила выделить на восстановление Южной Осетии десять миллиардов рублей. Однако эти деньги, как заявил Кокойты в интервью "Российской газете", в республику пока не поступили. Из его заявлений следует, что власти Южной Осетии не хотят форсировать этот процесс, чтобы деньги не были разворованы всякими аферистами. "Мы хотим максимально эффективно использовать российскую помощь. Для этого установили тесный контакт с Министерством регионального развития и Счетной палатой России", - объясняет президент.

А вот по словам представителя Минрегионразвития, которого недавно цитировало "Время новостей", ситуация выглядит иначе. Как сообщил чиновник, в начале октября в этом ведомстве состоялось совещание, посвященное восстановительным работам. "Представители Цхинвала Хасан Плиев и Нугзар Габараев (первый вице-премьер и министр здравоохранения) попросили все финансовые средства перечислить в республику. Пообещали восстановить все самостоятельно, - рассказывает он. - Мы отказали". После этого, по его словам, Плиев и Габараев пригрозили пожаловаться своему президенту, "а он, дескать, расскажет об этом президенту России". Кстати, газета привела и мнение некоего высокопоставленного чиновника южноосетинского правительства, который с российской стороной согласился. "Ну и хорошо, что им не отдают. Разворуют", - сказал он.

В правительстве Южной Осетии утверждают, что восстановительные работы идут по графику. По словам Хасана Плиева, Цхинвали, как и планировалось, будет восстановлен в течение трех лет. "Мы станем одним из лучших регионов Европейской части России", - пообещал он. Тем временем между подрядчиками и чиновниками разгорается скандал: в ряде случаев власти страны, увидев счет за проведенные работы, платить отказались.

 

Кокойты заявляет, что сметы на восстановительные работы были завышены в пять-десять раз, строителей он обвиняет в алчности и попытках шантажа. "Подрядные организации понимали, что если мы откажемся от их услуг, то республика вступит в зиму неподготовленной", - жалуется он. По словам Баранкевича, власти в данной ситуации виноваты сами: прежде всего в том, что не составили вовремя договора с подрядчиками. "Строителям сказали: отремонтируйте школу. И они ремонтируют, - объясняет он. - Им выгодно больше денег получать, вот они мрамором и выкладывают полы. И теперь строители, вложившие деньги, требуют их вернуть, а правительство говорит: дорого, не будем платить". Бывший секретарь совбеза приводит другой пример: строителям поручили вставить пластиковые окна, а после того, как стройматериалы привезли, чиновники передумали и решили делать обычные окна. "А куда им девать пластиковые? Им говорят: а это ваши проблемы", - рассказывает Баранкевич.

Кокойты, со своей стороны, жалуется на приезжих коммерсантов, "погнавшихся за длинным рублем", и заявляет, что не позволит им обворовывать сограждан. При этом президент предлагает "активно подключать к восстановлению жилья местное население", обещая, что государство обеспечит этому процессу материальную поддержку. Между тем местные жители, как писало "Время новостей", в целом довольны работой российских и чеченских строителей (последние имеют большой опыт благодаря восстановлению Грозного после проходивших там военных действий). Позиция властей в этой ситуации вызывает вопросы. "Приезжали местные начальники, собрали нас и сказали, чтобы мы отказались от услуг чеченских и русских строителей, - рассказывает житель Цхинвали по имени Казбек. - Пообещали, что сами приступят к капитальному ремонту наших домов весной следующего года. А зачем, скажите, нам откладывать и как зимовать?". Цхинвальцы, которых цитировало издание, высказали претензии к качеству работы осетинских строителей. "Спецстрой России нанял осетинскую бригаду для ремонта кровли, - говорит учительница Татьяна Рижинашвили. - Заплатили им, по нашим данным, 300 тысяч рублей". По ее словам, работы шли три недели, но крыша после их завершения течет, как и раньше. "Видимо, денег не хватило, и сэкономили на материале", - полагает она.

Газопровод

Газопровод из Северной Осетии в Южную начали строить еще в 2007 году. После войны республика лишилась возможности получать топливо из Грузии. В то же время Южная Осетия была официально признана Россией, между двумя странами было заключено соглашение о сотрудничестве, которое помимо прочего подразумевает объединение их транспортных и энергетических систем. В этой ситуации строительство газопровода решили ускорить. Сначала, по словам гендиректора "Стройпрогресса" (компании, которая выступает подрядчиком "Газпрома"), срок сократили с пяти до четырех лет. "А уже буквально во время военных действий было совещание в "Газпроме", и срок сдачи перенесли на июнь 2009 года", - говорит он. Однако даже с учетом того, что в горной местности работать очень сложно, подрядчик пообещал, что постарается уложиться в эти сроки.

 

Кокойты, кстати, в интервью "Российской газете" с удовольствием говорил об этом проекте, отмечая, что газопровод может быть занесен в книгу рекордов "как самый высокогорный в мире". При этом, не вдаваясь в подробности, он заявил об опасениях затягивания работ: дескать, "есть сложности". О том, что это за сложности, рассказали Анатолий Баранкевич и Альберт Джусоев. Как утверждает бывший секретарь совбеза, работу "Стройпрогресса" пытался заблокировать сам Кокойты: вместе с президентом Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым он обратился в "Газпром" с просьбой отозвать генподрядчика. "Это когда 80 процентов работ выполнено, и летом газ должен пойти в дома. А он предлагает все остановить, отвести технику и затормозить процесс еще на год", - возмущается Баранкевич.

Кокойты опровергает
В комментарии "Интерфаксу" 5 декабря президент Южной Осетии заявил, что никакого "разброда" в руководстве страны нет. "Мы работаем и наводим порядок", - уверяет Кокойты. По его словам, за компрометирующими власть слухами стоят "определенные прогрузинские силы, пытающиеся дискредитировать республику в глазах России". Обвинения, выдвинутые в адрес президента, опроверг и его полпред в РФ Дмитрий Медоев. Он признал, что считает Анатолия Баранкевича честным человеком, и предположил, что "имя Баранкевича некие силы использовали в своих меркантильных интересах". За обвинениями, как утверждает Медоев, стоит некая "персона из числа беженцев и дезертиров, которая обосновалась в Москве", а теперь пытается прийти к власти. Конкретную фамилию он не назвал, выразив уверенность, что у анонимного врага Кокойты все равно ничего не выйдет.

 

Сам Джусоев в интервью "Времени новостей" рассказал, что президенты обеих Осетий приехали в Москву в начале ноября. Обосновывая просьбу о смене строительной компании, они заявили, что нынешний подрядчик не платит налоги, а, кроме того, своей работой наносит серьезный ущерб экологии. По словам Джусоева, со своей жалобой президенты пришли не только в "Газпром", они обошли также администрацию президента, Белый дом, МВД и ФСБ. "Везде рассказывали, что Джусоев не справляется, и есть опасность, что он сорвет проект", - говорит гендиректор "Стройпрогресса". Однако комиссия "Газпрома", которой было поручено проверить эту информацию, по его словам, нарушений не нашла, а напротив, "написала прекрасный отчет". Администрация южноосетинского президента, как заявил Альберт Джусоев, не смогла подтвердить обвинения документами, а вместо этого только предложила членам комиссии "посидеть в ресторане и покушать барашка".

По мнению гендиректора "Стройпрогресса", власти двух республик хотят получить доступ к средствам, задействованным в этом проекте. "Сегодня у них одна цель - получить большие деньги. На газопровод как таковой им начихать", - заявляет он. Баранкевич выдвигает еще одну версию: по его словам, Кокойты ополчился на предпринимателя, поскольку решил, что Джусоев, пользующийся авторитетом в республике, хочет отобрать у него президентский пост. Бывший секретарь совбеза напоминает, что Альберт Джусоев восстановил горно-обогатительный комбинат в поселке Квайса, за свои деньги отремонтировал дома в этом поселке и тем самым "на практике показал, как надо помогать своей республике".

Бывший премьер-министр Южной Осетии Юрий Морозов пояснил "Коммерсанту", что на комбинате в Квайсе (находящемся в государственной собственности) можно добывать свинцово-цинковый концентрат, пользующийся спросом на мировом рынке. Джусоев, как рассказал бывший глава правительства, вложил в это предприятие почти полмиллиарда рублей. Предполагалось, что 51 процент акций останется у государства, а 49 получит Джусоев. Однако теперь, по словам Морозова, на этот комбинат претендует некая "самарская группировка", пользующаяся расположением президента.

Правительство

То, что Альберт Джусоев и Анатолий Баранкевич одновременно выступили в ведущих российских СМИ (в интервью, кстати, каждый из них хотя бы раз упоминает другого), едва ли можно считать случайным. Можно строить догадки о том, что послужило поводом вынести конфликт на публику (еще несколько дней назад Баранкевич в интервью осетинским СМИ не подтверждал слухи о его серьезном конфликте с Кокойты). Это может быть обострение борьбы за передел собственности в получившей признание республике. Или за контроль над финансовыми потоками, связанными с ее послевоенным восстановлением.

Отметим, что...
СМИ, комментировавшие перестановки в южноосетинском руководстве, обращали внимание на то, что высокие посты получили сразу трое выходцев из Ульяновской области: Алексей Пантелеев, Александр Большаков и Лев Павлючков. Все трое, как писал "Коммерсант", связаны с группой компаний СОК, которая базируется в Поволжье и занимается строительством, а также производством и продажей автомобилей. Считается, что группа имеет связи в российских спецслужбах: так, вице-президентом СОК был бывший офицер ФСБ Владимир Большаков (родственник Александра Большакова). Контакты с Южной Осетией, как отмечало издание, позволят предпринимателям совместить свои интересы с федеральными. В Цхинвали, по информации издания "Газета", рассчитывали, что СОК станет крупнейшим инвестором и строителем в республике. Однако после отставки Пантелеева с поста министра финансов, как полагает газета, перспективы сотрудничества "оказались сомнительными".

 

Между тем появлению этих интервью предшествовали очередные перестановки в южноосетинском правительстве. 3 декабря стало известно, что министр финансов республики Алексей Пантелеев отправлен в отставку: на его место Кокойты назначил Инала Пухаева, ранее работавшего заместителем начальника отдела мониторинга в Министерстве финансов. Уволенный министр, по информации "Коммерсанта", в тот же вечер покинул республику.

Алексей Пантелеев был назначен министром менее месяца назад, в комментарии изданию "Газета" (gzt.ru) он признался, что практически не успел приступить к своим обязанностям. В прошлом чиновник занимал пост министра финансов Ульяновской области РФ. В новом правительстве Южной Осетии он стал уже третьим выходцем из этого российского региона (после бывшего ульяновского вице-премьера Александра Большакова, ставшего главой администрации Эдуарда Кокойты, и бывшего советника ульяновского губернатора Льва Павлючкова, который стал заместителем главы президентской администрации по вопросам СМИ).

Бывшие российские чиновники стали частью "кадрового усиления", которое Южной Осетии пообещала Россия. Напомним, что после августовской отставки правительства премьер-министр РФ Владимир Путин заявил, что российская сторона готова помочь республике специалистами. Между тем состав нового кабинета был утвержден только в конце октября. В СМИ высказывались предположения, что задержка связана с кулуарной борьбой между Москвой и Цхинвали за возможность назначить своих представителей на те или иные должности (прежде всего, на должность премьера) и, соответственно, за возможность контролировать финансовые потоки, идущие в Южную Осетию и ожидающие ее в ближайшем будущем. "Бодание по поводу правительства происходит потому, что у центра нет гарантий того, что выделенные средства пойдут по назначению, - рассуждал политолог Андрей Серенко. - В Москве понимают, что до сих пор контроля за расходованием средств в Южной Осетии не было, и сейчас центру важно, чтобы в Цхинвали у власти были люди, которым можно доверять".

Премьером в итоге стал бывший сотрудник российских спецслужб (до недавнего времени - руководитель североосетинского управления ФНС РФ) Асланбек Булацев. "Кокойты очень не хотел этого назначения, потому что понимал, что это глаза и уши Москвы, но сопротивляться не мог", - считает бывший премьер Южной Осетии, глава североосетинского фонда "Гражданская инициатива" Олег Тезиев. В этой ситуации, по словам Тезиева, президент решил "обезвредить" российского назначенца и замкнуть на себя финансовые потоки. В новом правительстве был создан "президиум", который получил право "определять стратегию и направления работы" кабинета министров. Президиум возглавил сам Кокойты (кстати, он же возглавил и Совет безопасности). Выступая на первом заседании президиума, президент заявил, что эта структура (в состав которой входят глава правительства и вице-премьеры) будет уделять особое внимание вопросам послевоенного восстановления страны. В итоге премьер-министр, по мнению Тезиева, оказался "номинальной фигурой", а приехавшего из России министра финансов президент теперь и вовсе поменял на своего человека.

Оппоненты Кокойты, как можно предположить, вскоре выступят с новыми обвинениями. Бывший премьер-министр Юрий Морозов в комментарии "Коммерсанту" заявил, например, что большие суммы денег, направленные в республику после войны, "пропали" (правда, доказательств он не представил и конкретных лиц, виновных в возможной растрате, не назвал). Анатолий Баранкевич, в свою очередь, рассказал о пропаже стройматериалов - цемента и стекла, присланных в Южную Осетию. Бывший секретарь совбеза не исключил, что срыв восстановительных работ может привести к "социальному взрыву". Наконец, он заявил, что Эдуард Кокойты "в какой-то момент может повернуться к Западу" (и даже потребовать вывода российских войск), поскольку на Западе "денег больше дадут".

Коррупционный скандал в Южной Осетии Москве, очевидно, не нужен. Все эти обвинения, выдвинутые весьма авторитетными в республике людьми, могут помимо прочего серьезно подорвать имидж признанного Россией государства (как раз тогда, когда Россия пытается расположить к Южной Осетии международное сообщество). С другой стороны, если Москва захотела бы снять южноосетинского президента, который по каким-то причинам перестал ее устраивать, то делать это на фоне обвинений в срыве восстановительных работ, наверное, было бы удобнее всего.

Михаил Тищенко

Лента.ру


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение