Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Рар: "ЕС хочет, чтобы страны Южного Кавказа переняли европейские ценности"

22 Октября 2015

Автор:

Теги:


Беседовала Дарья Мелехова. Специально для "Вестника Кавказа"

В Сочи проходит XII ежегодное заседание дискуссионного клуба "Валдай", темой которого стали война и мир, а также угроза большого конфликта в XXI веке. В работе клуба принимают участие более 130 ведущих экспертов из 30 стран. На темы войны и мира "Вестник Кавказа" побеседовал с участником форума, научным директором Германо-российского форума, политологом Александром Раром.

- В начале ноября глава европейской дипломатии Федерика Могерини собирается в Грузию, с которой Евросоюз подписал соглашение об ассоциации, неотъемлемой частью которого должен стать договор об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли. А как складываются отношения Евросоюза с двумя другими южнокавказским странами – Азербайджаном и Арменией?

- Меня часто спрашивают и армяне, и азербайджанцы, как на их проблемы развития смотрят на Западе. Ни Армения, ни Азербайджан не проявили должного внимания, должного интереса, политической воли, чтобы участвовать в европейской программе "Восточное партнерство" по разным причинам. Поэтому фокус интересов европейцев, передвинулся на Украину, на Молдову - на те две страны, которые заинтересованы в углублении этого сотрудничества и подписывают сейчас договоры по ассоциации с ЕС, что и является конечной целью процесса "Восточного партнерства". Азербайджан, Армения этого не делают, поэтому на них смотрят как на европейскую периферию. Однако если там обострится конфликт, то это коснется и Европы. Но сейчас у Европы другие проблемы – и Греция, и беженцы, и финансовый кризис, и украинский кризис. Европа не может быть всюду пожарным и всюду тушить огни. Вместе с тем, есть надежда, что страны на Южном Кавказе все-таки договорятся. 

"Восточное партнерство" предполагает, что Азербайджан, Армения и другие страны-участники программы шаг за шагом будут перенимать западные ценности. С одной стороны в Европе были не довольны выборами в Азербайджане, а с другой стороны, делегации ЕС продолжают ездить в Баку. Азербайджан нужен Европе для проведения энергетической политики. Европа всегда будет критически относиться к тому, что происходит в тех странах, которые не пришли к западной демократии. Но они никогда не будут иметь ту западную демократическую систему, которую кому-то хочется в Европе. Однако драматизировать ситуацию, говорить о каком-то разрыве между этими странами и Европой не стоит. 

- Какие вы видите пути урегулирования карабахского конфликта? 

- Сегодня я не вижу там быстрых путей урегулирования. Этот конфликт старше, чем развал СССР. Были предприняты самые серьезные попытки и со стороны других держав, чтобы урегулировать этот конфликт. Можно говорить о каком-то успехе в том смысле, что конфликт не перерос в горячую фазу. Но я не вижу сегодня доверия между сторонами. Конфликт может быть решен только тогда, когда стороны будут удовлетворены найденным решением. Но как это сделать, я сейчас не вижу. 

-Как вы оцениваете отношения между Германией и Турцией?

- Между Германией и Турцией отношения в принципе нормальные, хотя их нельзя назвать теплыми. После прихода к власти федеральный канцлер Ангела Меркель дала туркам понять, что пока она руководит Германией, Турция не сможет войти в ЕС; Анкара сможет стать самым близким стратегическим партнером ЕС, но стать членом ЕС не сможет. Поэтому все очень удивились тому, что сейчас г-жа Меркель меняет свою позицию. Как неофициальный лидер Европы она отправилась в Турцию и пообещала турецкому руководству возобновление самых серьезных, самых глубоких переговоров о вхождении Турции в ЕС.

Кроме того, ЕС предлагает Турции большие деньги, если та обеспечит прикрытие границ с Сирией, чтобы избежать нового потока беженцев в Европу.

Меркель также пошла на то, с чем не соглашалась в предыдущие годы – гражданам Турции будет предоставлена возможность (может быть, не сразу) въезжать без виз в Германию.

Мы имеем драматический поворот европейской политики в сторону Турции, которая может стать спасением Европы от миллионной неконтролируемой миграции из стран Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки в Европу. Но сможет ли Турция после того, как ее так вознаградят, стать стеной или занавесом для Европы, это большой вопрос. 

- Вы видите пути улучшения отношений между Россией и западным государствами?

- Надеюсь, между Западом и Россией сложится сотрудничество в Сирии, так как мы должны вместе победить международный терроризм, который угрожает и России, и Западу. Если можно будет договориться по Украине (конфликт будет заморожен, не будет нового кровопролития, если Киев согласится с автономией Донбасса, а Москва согласится с расширением деятельности миссии ОБСЕ, которая мониторит границу между Украиной и Россией), тогда вполне вероятно, что мы выйдем на смягчение санкций. Возможно, третья ступень санкций, которая была принята после того как был сбит малазийский самолет, будет полностью ликвидирована. Сейчас уже в Германии раздаются голоса в пользу снятия  санкций. Но есть и другие европейские государства, которые готовы "бодаться" с Россией, причем не обязательно по поводу Украины.

- Можно ли говорить о каких-то проектах сотрудничества Германией с республиками российского Северного Кавказа?

- Когда Россия объявила о том, что будет пытаться создать на Северном Кавказе инфраструктуру для лыжных курортов, многие немецкие фирмы этим заинтересовались, особенно средний бизнес, который увидел для себя там большой шанс инвестиций. К сожалению, этот проект сейчас отошел на второй план, потому что Россия ориентировалась на хорошее проведение Олимпиады и все средства ушли туда. Сейчас Россия готовится к ЧМ по футболу. Это тоже очень престижный, очень дорогостоящий проект. А потом, думаю, что мы вернемся к проекту [курортов Северного Кавказа]. Немецкий бизнес в этих проектах заинтересован. Вместе с тем, сейчас сложно говорить о развитии туризма в регионе, где проводятся контртеррористические операции.

- На ваш взгляд, насколько успешно сейчас решается иранская ядерная проблема? 

- Она еще не решилась, но решается удивительно положительно. Видимо, можно будет выйти на какое-то сотрудничество и на доверие. Иран будет быстро встроен в мировое сообщество как важный субъект. Иран может сыграть большую  роль (при помощи России) в стабилизации ситуации на всем Ближнем Востоке. Об это еще несколько месяцев и речи быть не могло. Это нужно понимать, и с оптимизмом на это смотреть, потому опыт договоренности по Ирану может вывести нас на правильную дорогу в Сирии. Тогда мы совместными усилиями - России, Европы, Америки, Китая, Саудовской Аравии, Ирана, Египта, Турции - сможем спасти Ближний Восток от полного хаоса. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение