Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Обращение президента Грузии к членам парламентского бюро

31 Августа 2008

Автор:

Теги:
 

Обращение президента Грузии к членам парламентского бюро

(Публикуется с сокращениями.)

Здравствуйте!
Прежде всего хочу сказать вам спасибо за необычайную организованность и единство, которые вы проявили за эти дни.
Если сегодня что-то может остановить нашего врага, так это наше единство...
...Что привело нас к этим событиям? Каковы были штрихи наших отношений с Россией, как мы оказались там, где находимся сегодня?
В 2004 году состоялся первый официальный визит в Москву. Я встретился с президентом Путиным. Может, я ошибаюсь, но я тогда счел, что встреча была хорошей. Мы говорили открыто. Он выразил желание развивать отношения с Грузией. Мы тоже сказали, что у нас достаточно гибкости. Первое, о чем он попросил - укрепить границу и помочь в проведении операции на Северном Кавказе. У него были претензии к Эдуарду Шеварднадзе - при Шеварднадзе границы были открыты, в Панкиси поступало оружие, ситуация не контролировалась.
Должен признаться: мы тогда действительно помогли России. Мы начали совместные с ними облеты границы, мы не пропускали туда оружия, пресекли хождение народа туда и обратно...
...Потом были аджарские события. Игорь Иванов, вместо того, чтобы сперва приехать в Тбилиси, чтобы получить от нас гарантии для Абашидзе на случай его ухода, вдруг повернул самолет и сел в Батуми. Он позвонил и призвал нас отступить и успокоиться. Это он хотел тянуть время... Тем временем народ вышел на улицы, и Аслан Абашидзе улетел на самолете Иванова.
В общем, до этого в Батуми приехал один русский генерал, который во всем помогал Абашидзе. Аслану Абашидзе дали несколько танков - для маскарада, чтобы мы видели, что у него есть танки. Чем это кончилось, вы все знаете.
На другой день я позвонил Владимиру Путину. Министерство иностранных дел России начало делать циничные заявления, такие же заявления оно будет делать и сейчас. Я счел нужным позвонить Владимиру Путину. Я поблагодарил его за то, что он с пониманием отнесся к этой ситуации. Я хорошо помню этот звонок, он прервал меня и сказал: в Аджарии мы не вмешались, но в Абхазии и Осетии вы не получите от нас никаких подарков.
Затем была серия провокаций в Цхинвали. Я тут же принял решение отвести наш воинский контингент от обходной дороги. Это был момент, когда русские начали контролировать Цхинвали сами, а не с помощью сепаратистов - заменили нескольких членов правительства русскими генералами и усилили там военное присутствие.
Годами в Цхинвали преследовали всех, кто желал каких-либо переговоров с Грузией... Так поступили и с Санакоевым, Каркусовым. Секретаря совета безопасности взорвали в собственном доме только за то, что он несколько раз встречался с представителями нашего правительства...
На протяжении 2004 года давления на нас было сравнительно немного, но после украинской революции российское правительство увидело смертельную угрозу и стало активно вмешиваться в абхазские события.
Первый серьезный удар по Грузии был нанесен в январе 2006 года - были взорваны энергетические линии.
Перед этим, в декабре, представителей российских энергетических компаний вызвали в Кремль и спросили: как можно, технически, отключить Грузии электроэнергию? Те пожали плечами и сказали, что от этого пострадает и российская энергетика. После этого, в январе, на Северном Кавказе в нескольких местах произошли взрывы линий электропередач и газовых систем. В этом обвинили террористов. Тогда были использованы специальные пластиковые взрыватели, которыми пользуется только русский спецназ.
Расчет спецслужб был такой - мы погрузим города во тьму, народ выйдет на улицы и правительство падет. Ничего подобного не произошло. Общество проявило консолидацию. После этого мы резко начали вкладывать деньги в энергосектор. Через год мы стали экспортерами тока в Россию. Это усилило нас в энергетическом отношении.
Это была первая глава нашей дестабилизации.
В 2006 году российские спецслужбы обнаглели. Стали создавать неправительственные организации, финансировать группы Игоря Гиоргадзе, вкладывать деньги в прессу.
В 2006 году произошел первый теракт - взорвали полицию в Гори. За это мы задержали офицера военной разведки России - Бойко. У нас были доказательства. Россия просила его отпустить. Это был настоящий террорист, но Россия это не озвучивала.
Мы надеялись, что Россия это оценит, и сделали то, что мало какая страна бы сделала. Я думаю, это было ошибкой, но мы передали русским Бойко... После этого их агенты стали в сто раз стали активнее. Осенью 2006 годы мы были вынуждены демонстративно задержать сотрудников их военной разведки. Это наделало много шума. До этого против Грузии действовало эмбарго на вина и продукты, после этого были отменены полеты в Грузию. Мы и этих офицеров им отдали. Мы надеялись сохранить отношения.
На протяжении всего этого времени было множество других провокаций. Я хотел бы вам напомнить попытку устроить террористический акт против Кобы Давиташвили...
...Это была дешевая и точно рассчитанная провокация. После этого мы пресекли попытку убийства российскими спецслужбами заместителя начальника грузинской разведки. На встрече министров внутренних дел «Большой семерки» это дело изучали как классический случай применения русскими новой тактики...
Перед ноябрьскими событиями прошлого года, по данным западных спецслужб, в Грузию и Армению приехали «воры в законе» - Иванков, он же «Япончик», который близок к сегодняшним российским властям, и еще одни - если не ошибаюсь, Усоян. Они обсуждали разные варианты смещения власти в Грузии... Я не принял это всерьез. Потом у нас были выборы. Россия с их результатами не согласилась. Экономика Грузии выросла на 10 процентов, в прошлом году на 12 процентов, а в этом, если б не помешали - еще на 11 процентов. Это была самая быстро развивающаяся экономика в мире, если не считать стран-экспортеров нефти и газа.
После того, как в 2006 году было введено эмбарго и они ничего не смогли нам сделать, в 2007 году российское правительство начало уже подумывать о военной интервенции. Тому есть несколько доказательств. Россия вышла из договора об обыкновенных вооружениях, ограничивавшего количество бронетехники на Кавказе...
...В Грузию вошло до трех тысяч единиц бронетехники. Ни по одному договору, заключенному до сих пор, Россия не имела на это право. Мы имели двести танков, так как не имели право иметь больше... Россия имела столько бронетехники, сколько хотела. Совершенно ясно, что в 2007 году России не требовалось в Чечне столько танков...
...После этого в разговоре с несколькими западными лидерами Путин заявил, что если Украина и Грузия продолжат интеграцию в НАТО, в этих странах будет война. И какой у нас был выбор? Даже если бы мы не пошли в НАТО, была бы у нас гарантия решения задачи? К сожалению, нет. Украина имеет гораздо больше вооруженных сил, но и она говорит, что единственной гарантией защиты является вступление в НАТО...
...На протяжении всего этого времени мы наблюдали за тем, как готовилась интервенция. Сначала то, что произошло в Абхазии - установление прямых отношений, затем восстановление железной дороги с гуманитарными целями... Восстановление железной дороги для опустевших Очамчире и Гали то же самое, что производство льда в пустыне, там железная дорога не имеет гражданской функции. Единственную функцию это дорога может иметь с точки зрения ввоза бронетехники. Они ввели туда десантные отряды... Отряды ходили в Ткварчели и были заняты разведкой местности и подготовкой атаки на Кодори.... Шли разведывательные работы и работа по минированию вокруг Кодори. Шла явная подготовка к нападению на Верхнюю Абхазию.
Хочу сказать, что я попытался договориться с Москвой. Я этого не разглашал, но сейчас говорю - я написал письмо президенту России, где попросил начать переговоры. Я сказал: может, договоримся так - на первом этапе мы введем наших беженцев до реки Кодори, туда, где никто не живет, а вы переведите ваших миротворцев на реку Кодори, и мы готовы подписать новое соглашение, по которому территориальная целостность Грузии будет сохранена, и тогда у нас с вами будет какое-то соглашение, учитывающее и ваши интересы.......... Я послал это письмо Медведеву. Пришел насмешливый ответ от российского МИДа - на данном этапе говорить о возвращении беженцев в Абхазию преждевременно.
Моя первая встреча с президентом Медведевым состоялась в июне, и это была хорошая встреча. Он предложил встретиться в июле и рассмотреть все вопросы. В Астане я вновь встретился с Медведевым, и его настрой уже изменился. По нему явно было видно, что заработали другие силы. Идею встречи он уже не поддержал и начал ставить новые условия: нам заявили, чтобы мы немедленно ушли из Кодори. А добровольно уйти из Кодори - это практически означало сдать Верхнюю Абхазию без боя. Было ясно, что они не хотят переговоров. Уже в июле у меня появилось ощущение, что он знает что-то такое, чего не знаю я....
...В начале августа они закончили строительство железной дороги. В июле начались покушения на Санакоева. В Абхазии сбили наш беспилотный аппарат. Сперва они это не признавали и заявили, что грузинам это показалось. Потом подтвердили, но явно под давлением Запада. Чтоб сделать об этом заявление, Евросоюзу понадобилось шесть дней. Заявление было следующего содержания: мы призываем обе стороны воздерживаться от провокаций. Это было прямым приглашением к последующим действиям. Международные организации, практически, заявили: мы в это дело не вмешиваемся.
У них явно был план и они точно следовали этому плану. Мы знали, что в Абхазии большая концентрация вооруженных сил. Мы знали, что в Северной Осетии большая концентрация вооруженных сил. Они этого не скрывали. Они провели учения «по принуждению Грузии к миру». Они об этом оповещали весь мир, но никто ничего не сказал... В принципе, реакция была нулевой. У меня были разговоры об этом с западными лидерами. Когда я им говорил, что Россия может разбомбить, они думали, что я преувеличиваю...
...Очень важной деталью был тот факт, что в начале июня стали давить на Северный Кавказ с точки зрения связей с Грузией. Арестовали несколько человек и объявили, что это грузинские шпионы. Из вооруженных сил отчислили всех людей, которые имели связи с Грузией. Это явно походило на подготовку к военным действиям... Ужесточился пограничный контроль на абхазском участке... Все готовились к русско-грузинской войне на абхазском участке...

...Почему мы не думали, что они вторгнутся в Цхинвали? Потому что в Цхинвали села расположены в шахматном порядке. И еще - вторжение в Цхинвали означает начало атаки на Тбилиси. Если они так рискнут, тогда они должны пойти на Тбилиси с очень большими силами. А само по себе вторжение в Цхинвали не имело военного значения, цхинвальскую кампанию мы бы выиграли...
За несколько дней до 7 августа в Северной Осетии начался призыв казаков именно в Южную Осетию. Призвали летчиков-резервистов. У них гораздо больше самолетов, чем летчиков. Один из летчиков, которого мы сбили, не летал несколько лет. Они вызвали из резерва пенсионеров. Это было за неделю до начала операций. Кольцо все сужалось, а я все надеялся - может, что все как-нибудь рассосется. 7 августа я собирался поехать на Олимпиаду. Сперва собирался вылететь в 12 часов, затем переложил вылет на 7. Без двадцати семь мой заведующий протоколом сказал, что если я не собираюсь вылетать, надо сказать сейчас, а то на самолеты на Китай большая очередь. Я решил остаться.
Мы выдвинули к Цхинвали только одну бригаду. Потом еще одну. Основные силы у нас были на западе. Мы оставили бригаду в Сенаки и не вызвали бригаду из Ирака. Я все-таки до последней минуты верил, что на такую провокацию Россия не пойдет, даже когда нас обстреливали из 120-миллиметровых пушек. Когда я объявил одностороннее прекращение огня, в селе Авневи у нас уже один солдат был убит и четыре солдата ранены. Давид Кезерашвили на коленях умолял разрешить открыть артиллерийский огонь: «Иначе я не смогу вывести своих солдат с дороги. Дороги перекрыты, нас обстреливают из минометов». Мой ответ был такой: «Что бы ни случилось, мы не можем сейчас открыть огонь, нам надо как-то продержаться еще немного». Мы стали звонить в Москву. Накануне мы вызвали Попова, он отказался ехать в Цхинвали. Мы послали Давида Якобашвили, чтобы все это успокоить, а Попов заявил Якобашвили, что у его машины под Цхинвали лопнула покрышка. Там был Кулахметов, который заявлял, что якобы стреляют осетины...
...В предыдущие дни российские газеты были полны статьями о Цхинвали. Из Цхинвали началась эвакуация населения... Оказалось, что они выводят все гражданское население. Этого они раньше никогда не делали....
Все наши попытки связаться с российским руководством закончились ничем. Президент Медведев отдыхал на Волге. Путин не желал разговаривать. Высокие мидовские чины говорили, что ничего не знают, что Кокойты им не подчиняется. А мы видели, что в России идет мобилизация. 6 августа ночью русские пограничники перешли через Рокский тоннель, прогнали осетин и заявили, что с этого момента российские пограничные войска будут контролировать обе стороны тоннеля. Это тоже было прямым указанием на начало интервенции. В Джаве все лето строилась военная база, и каждому рабочему платили по 1200 евро - сумма немыслимая. Они построили несколько таких баз в Очамчире и Гали и завезли необычайно много топлива. Это топливо было рассчитано на 100 тысяч человек... Мерабишвили сказал, что они или собираются ввести туда 100 тысяч человек или просто хотят торговать этим топливом на черном рынке, иначе топливо в таких количествах никому в Гали не нужно. В конце июля мы имели информацию, что в Сочи погрузили двести танков, и на них было написано «Абхазия»... В 2006 году Путин мне сказал - мы вам устроим Северный Кипр. Я представлял себе севернокипрский сценарий в Абхазии и думал: наверное, они займут линию по реке Ингури и введут туда крупные силы. Услышав об этом, я вспомнил слова Путина...
...7 августа началась эскалация в нескольких наших селах - стреляли из Хетагурова и из других огневых точек, из пунктов расположения русских миротворцев, что они отрицали. Но когда ночью пришла информация, что по Рокскому тоннелю идет боевая техника - вот тогда и было принято решение. Мы до конца соблюдали мирное соглашение, может, это была наша ошибка. Мы не имели тяжелой техники и тяжелого вооружения в Тамарашени, Курте и других селах, потому что это не разрешалось мирным соглашением. Подтянуть туда силы в тот момент было невозможно - дорогу уже бомбили. Единственным способом не дать им войти в беззащитные села было использовать артиллерию среднего калибра и взорвать мост у Диди Губта и Рокский тоннель. Пройдя эти позиции, они сразу же вошли бы в Тамарашени и Цхинвали. Поэтому, когда они начали к нам заходить, мы приняли решение открыть огонь по врагу. Конечно, мы отвечали и на огонь с осетинских позиций - из центра Цхинвали - из дворца правительства и их министерства обороны.
Армии были даны строжайшие указания отвечать на огонь, остановить вход бронетехники, Цхинвали ни в коем случае с воздуха не бомбить и ни в коем случае не бить по гражданским объектам Цхинвали.
Это контролировалось строжайше, и это было выполнено.
Наш первый авиавылет был осуществлен на рассвете, в направлении Джава-Роки. Летчики сразу передали, что вся дорога полна российской военной техникой и солдатами.
Пройти 120 километров за 2-3 часа - послушайте, люди, это же невозможно, если ты не находился там с самого начала! Если мы сравним темп их ухода с темпом их прихода и проведем хронометраж этих процессов, то ясно же видно, что к тому моменту они к нам уже вошли. Я уже не говорю о сообщениях наших тамошних источников - разумеется, разведка в Цхинвали у нас была налажена хорошо...
Наша артиллерия уничтожила большую часть этой техники, наша четвертая бригада и коджорская бригада уничтожили большое количество живой силы - несколько сот вторгшихся солдат. ясно, что говорить об этом мне неприятно.
Генерал армии Хрулев, до того служивший в Южной Осетии членом т. н. правительства Южной Осетии, был ранен и бежал вместе со своим водителем обратно во Владикавказ, бросив технику и живую силу.
В это же время туда приезжает Путин, собирает новую силу, какую имеет, и двигает ее на Грузию...
...Большая часть черноморского флота, как и планировалось, вошла в Очамчире. Между прочим, хочу особо подчеркнуть, что очистка очамчирского порта началась 9 месяцев назад, в декабре прошлого года. Сразу же у нас появилось подозрение, что все делалось именно для этого, других причин не было - корабли туда не входили, и соответственно, очистка воды на всю глубину не нужна была русским инженерам ни для каких иных целей.
Словом, это была запланированная много месяцев тому назад военная операция....
...Мы остановили их в первый день, остановили во второй день, на третий день, и когда они не могли уже продвинуться вперед - к перевалу в Ларсе подошло еще 500 единиц бронетехники...
...Эта военная агрессия и интервенция была запланирована много месяцев, а то и лет, тому назад. Время было выбрано очень точно - в декабре должен состояться саммит НАТО, в Америке скоро должна смениться администрация... Удар должен был быть нанесен непременно в августе, так как не исключено было, что с начала октября как в Цхинвали, так и в Кодори климатические условия будут сильно мешать боевым действиям... А тут еще начало Олимпиады, и никому уже не до этой войны.
Первое клише было то, что грузины якобы уничтожили 2000 человек, тогда как к моменту нашего вступления в Цхинвали там вообще не было 2000 человек - все были эвакуированы, там были только российские военные.
Они сами признали, что погибло 50 призывников русской армии.
Но что было надо призывникам русской армии в Цхинвали, почему они там находились в это время? Вот этого они уже не говорят...
...Какова была мотивация военной интервенции России? Как бы ни хотелось кому-нибудь верить в это верить, мотивация была не личностная. Разговоры о том, что когда-то я нанес президенту Путину оскорбление, и оттого все и случилось - это глупость, они это сами выдумали, сами же в это поверили и хотят, чтобы и другие поверили. Кроме вежливого и крайне доброжелательных предложений, никогда ничего не было, это точно.
Мы им говорили, что готовы на любое соглашение, только не надо трогать наших территорий. По их словам, мы сперва должны были начать себя вести немного по-другому, а потом бы они уже поговорили о соглашении.
Вот это, в основном, и было темой наших разговоров - что раньше: курица или яйцо?
Мы на каждой встрече обращали их внимание на то, что для нас главное не Америка и не Европа - для нас главное Грузия!
А все дело в том, что Грузия создала не просто риторику - этим занимались предыдущие власти - а такую модель развития страны, которая фундаментально неприемлема для политического класса, принимающего решения в России. Мы создали демократическую систему.
...Сегодня в Грузии решается судьба Европы.

 

 

По материалам http://www.pankisi.info/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение