Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Трансформация ФНБ "Самрук-Тљазына": удастся ли Фонду стать казахстанским Temasek?".

17 Июня 2015

Автор:

Теги:

10 июня 2015 года в Астане состоялся круглый стол на тему "Трансформация ФНБ "Самрук-Қазына": удастся ли Фонду стать казахстанским Temasek?". По результатам заседания стало понятно, что он никогда не сможет достичь этой цели.

В середине мая я опубликовал статью, в одном из казахстанских деловых зданий, где проанализировал финансовую отчетность "Самрук-Казына" за 2014 год и пришел к выводу, что деятельность фонда за этот год шла вразрез с целями программы трансформации. В статье я привел ряд примеров, и, интересно отметить, что на заседании круглого стола именно по этим примерам давали пояснения ключевые менеджеры фонда.

Результаты заседания для меня лично показали, что с такими подходами "Самрук-Казына" никогда не приблизится к стандартам аналогичного сингапурского фонда - Temasek. Хуже того, создалось впечатление, что руководители фонда плохо знают, как должен работать классический "фонд национального благосостояния" (SovereignWealthFund). Ниже я хотел бы прокомментировать выступления отдельных руководителей фонда.

Справедливости ради, необходимо отметить, что ответы на вопросы, обсужденные на круглом столе, должно было давать правительство, а не правление фонда. Руководители "Самрук-Казына" - это всего лишь администраторы.Все основные решения в фонде, как текущие, так и стратегические, принимаются правительством, поскольку совет директоров Самрук-Казына возглавляется премьер-министром и в него входят три ключевых министра. В целом, пять из восьми членов совета, представители правительства.

Прозрачность фонда

На круглом столе финансовый директор фонда Нурлан Рахметов отметил, что по показателю прозрачности финансовой отчетности АО "Самрук-Казына" опережает мировые аналоги, включая Temasek. Мне, честно говоря, непонятно такое заявление. Фонд прозрачен точно также, как и любое акционерное общество (АО) в Казахстане. Чем тут гордиться? У нас каждое АО подготавливает финансовую отчетность в соответствии с международными стандартами и проходит независимый внешний аудит. По идее, ФНБ "Самрук-Казына" должен быть гораздо более прозрачен, чем другие АО, поскольку единственным акционером фонда является государство, а государство - это не только правительство, но и все население Казахстана.

Сегодня, когда встает вопрос о прозрачности фонда, то речь идет не о финансовой отчетности, а о прозрачности принимаемых решений, прежде всего, инвестиционных. Давайте рассмотрим примеры, по которым давали комментарии представители фонда на круглом столе.

Непонятные и непрозрачные инвестиции фонда

В частности, председатель правления фонда Умирзак Шукеев сказал:"Нам говорят: зачем "Самрук-Энерго" приобрела Экибастузскую ГРЭС-1? Но мы вступили в ЕАЭС, нам придется конкурировать с такими гигантами, как РАО "ЕЭС России", и соблюдать стратегический национальный интерес. Купив ГРЭС-1, "Самрук-Энерго" стала доминирующей силой на нашем рынке". Это очень показательный пример, именно с точки зрения прозрачности и логики решения по этой очень неоднозначной инвестиции.

Прежде всего напомню, что в 2014 году фонд приобрел оставшиеся 50% в ТОО "Экибастузская ГРЭС-1" за 237 млрд тенге у KazakhmysPlc. На эту покупку своих денег у "Самрук-Казына" не было и фонд занял деньги (200 млрд) у Нацфонда выпустив 15-летние облигации с эффективной ставкой 6,7%. То есть решение об этой инвестиции, помимо ФНБ, также принималось еще и на уровне Нацфонда. Хотя, на самом деле, в обоих случаях решение принималось в одном месте - правительстве.

С точки зрения Нацфонда такая процентная ставка примерно равна инфляции, то есть реальная доходность такой госинвестиции равна нулю (инфляция проедает проценты), что очень плохо согласуется с ключевой целью Нацфонда - стать источником благосостояния для будущих поколений.Также непонятно, как и кто решил, что из всех возможных вариантов по использованию ограниченных средств Нацфонда, приобретение ГРЭС у частной компании - это самый лучший вариант?!Например, гораздо большую пользу эти деньги дали бы в случае инвестиции в строительство новой ГРЭС там, где есть дефицит электричества. Или с точки зрения долгосрочной перспективы, возможно, нужно было отдать эту очень большую сумму на развитие научной, образовательной, транспортной или другой инфраструктуры.

Помимо этого, такая инвестиция вызывает очень большое сомнение с точки зрения своей доходности для "Самрук-Казына". Как я писал в прошлой статье по этой теме - инвестиция в 50% была сделана в марте, а уже в конце года все 100% инвестиций в ГРЭС-1 были обесценены (признаны убытки) на сумму 76 млрд тенге в связи с "негативными условиями текущей экономической ситуации". То есть на этой непонятной покупке государство в тот же год потеряло 16% стоимости инвестиции, а частная компания осталась в выигрыше. Получается, в этом случае правительство, используя деньги Нацфонда, откровенно переплатило, оказав таким образом "благотворительную" помощь далеко не бедному продавцу.

Нарушение принципа Yellow Pages Rule

Принцип Yellow Pages Rule означает сворачивание госкомпаний во всех сферах, где может существовать частный бизнес. Получается, что когда принималось решение по "Экибастузской ГРЭС-1", то правительство посчитало, что частный бизнес не сможет существовать в этом секторе экономики из-за того, что мы вступили в ЕАЭС? Очень сомнительное решение. Власти могут легко защитить частные компании от нерыночной конкуренции путем госрегулирования. Если же отечественная компания не может победить в честной конкурентной борьбе, то она должна быть закрыта или продана другому более эффективному частному инвестору!

Если следовать логике У. Шукеева, тогда в сегодняшней ситуации открытых границ в ЕАЭС для государства возможен следующий случай. Когда частный отечественный бизнес несет убытки от сильной девальвации рубля, государство, вместо того чтобы гармонизировать валютную политику между странами должно будет скупить все проблемные компании, чтобы сделать их конкурентоспособными. Откровенно говоря, странная логика.

Другой очень похожий пример. На круглом столе У. Шукеев также отметил, что фонд купил месторождение "Шалкия", которое начало разрабатываться еще в советское время. "Но это - огромное месторождение цинка, пятое по объему запасов в мире! 15 лет его разрабатывали частники, но не смогли довести его до коммерческого состояния. АО "Таукен-Самрук" будет заниматься сложными месторождениями, где частный сектор просто не в состоянии работать", - сказал он.

Здесь тоже очень мало логики. Последние пару лет, на фоне снижения иностранных инвестиций в нефтегазовый сектор, правительство в буквальном смысле "сбилось с ног" в поисках иностранных инвесторов в другие сектора экономики. При этом в мире много частных компаний, которые гораздо опытнее, чем Самрук-Казына, в разработке таких сложных месторождений.

Из сказанного У. Шукеевым можно понять, что все попытки найти заинтересованного иностранного инвестора не увенчались успехом и государство решило выкупить этот проблемный актив. В такой ситуации вызывает вопрос - насколько рыночной является цена приобретения в сумме 31 млрд тенге? Вполне возможно, что с учетом всех проблем и долгов, а также из-за невозможности найти иностранного инвестора, АО "Шалкия цинк" даже близко не стоит этих денег.

И таких примеров непонятных инвестиционных решений в финансовой отчетности ФНБ еще много.

Снижение доли фонда в рыночной экономике Казахстана

На круглом столе финансовый директор ФНБ "Самрук-Казына" Нурлан Рахметов "конкретно" заявил, что вне зависимости от того по какой методике считать долю фонда к ВВП (выключая отношение активов к ВВП), то эта доля за последние 5 лет сократилась на 30%. Откуда взялась эта цифра?

ФНБ "Самрук-Казына" был создан в 2008 году путем слияния фонда устойчивого развития "Қазына" (институты развития) и холдинга по управлению государственными активами "Самрук". На конец 2008 года активы фонда по финансовой отчетности составляли округленно 48% от ВВП. В 2012 году (до того, как институты развития вновь были выделены из ФНБ в НУХ "Байтерек") активы уже составляли 50% от ВВП.

На конец 2014 года активы фонда составляли 43%. Но цифры 2014 уже не включают активы институтов развития, переданных в "Байтерек", и не включают активы проданных проблемных банков (БТА, Альянс и Темир), которые были временными активами в фонде. Если из цифр 2012 года исключить активы институтов развития и проблемных банков, то сопоставимая доля ФНБ в ВВП в 2012 году была 39%, а в 2014-43%. Если к этим цифрам прибавить активы "Байтерека", в 2012 доля госсектора к ВВП составляла 43%, а в 2014 – 51%. Если к последней цифре еще добавить выведенные из частного сектора (национализированные) пенсионные активы, то доля государства в рыночной экономике на конец 2014 будет за 60%. А есть еще "КазАгро" и другие госактивы.

То есть как ни крути, все последние 5 лет идет существенный рост доли государства в рыночной экономике и это, несмотря на новую волну приватизации! Заметьте, что все эти расчеты сделаны из цифр опубликованных финансовых отчетов госхолдингов. Таким образом заявление Рахметова о том, что фонд полностью выполняет задачу главы государства о снижении участия госсектора в экономике, мягко говоря, неверное.

Интересно, что У. Шукеев на заседании круглого стола высказал свое недовольство следующим. "Например, говорят, что "Самрук-Казына" давит частный сектор и сравнивают активы фонда с ВВП страны. Но насколько профессионально ВВП, который, по сути, является денежным потоком, сравнивать с активами?". Что называется, всему "заводу нравится" (МВФ, Всемирному Банку, многим другим международным организациям и экспертам), а Шукееву не нравится. Этот показатель хорош тем, что рост ВВП показывает рост экономики. Если государственные бизнес активы растут гораздо быстрее чем экономика, то это говорит о том, что такой рост несет искусственный характер. Еще в 2013 году МВФ в своем годовом отчете по Казахстану высказывал беспокойство тем, что на конец 2012 активы "Самрук-Казына" достигли 50% от ВВП.

Использование фонда для скрытых бюджетных расходов

Не круглом столе, по поводу скрытых расходов бюджета, которые правительство делает через ФНБ, У. Шукеев сказал. "Мы не Минфин, а компания, и совет директоров решает часть прибыли забрать в виде дивидендов, а часть оставить, использовать на развитие или на какие-то другие проекты". Больше никаких внятных объяснений по этому поводу не было.

Напомню, что в 2014 году правительство вложило 95 млрд тенге в капитал фонда на развитие конкурентоспособности и в тоже время заставило "Самрук-Казына" потратить 111 млрд на благотворительность, убыточные социальные и инфраструктурные проекты, которые по своей сути являются бюджетными расходами. Это и называется скрытыми бюджетными расходами. То есть вместо развития фонда, деньги из бюджета, переданные в фонд, целиком пошли на госрасходы.

Прозрачно эти госрасходы должны были бы сделаны следующим образом. По результатам 2013 года, ФНБ "Самрук-Казына" должен был выплатить в бюджет дивиденды в размере 111 млрд тенге (если позволяет заработанная прибыль). В рамках утвержденного парламентом бюджета, эти дивиденды уже могут быть потрачены на благотворительность и другие проекты, которые по требованию правительства делались через ФНБ. В такой ситуации у парламента сразу бы появился вопрос - зачем вкладывать в фонд 95 млрд тенге на развитие конкурентоспособности, если он выплачивает дивиденды на бОльшую сумму? Может, для бюджета будет проще, чтобы фонд не выплачивал дивиденды и направил эти деньги на свое развитие?

Таким образом, правительство, использует деньги фонда по своему усмотрению и, обеспечивая движение денег между ФНБ и бюджетом, часто не имеет никакой логики.

Чем Temasek отличается от ФНБ "Самрук-Казына"

Temasek реально независим от правительства. Совет директоров Temasek Holdings состоит из 9 членов, 8 из них являются независимыми. Большинство членов совета – успешные бизнесмены из частного сектора экономики, а не свадебные генералы. Именно независимый совет директоров, а не правительство, утверждает стратегию, назначает председателя правления фонда и принимает решения по всем инвестициям. То есть в этом фонде невозможна наша ситуация, когда правительство диктует фонду куда делать инвестиции и на что тратить свои деньги. В такой ситуации Temasek по-настоящему сфокусирован на главной цели – повышении стоимости инвестиций фонда, для роста благосостояния будущих поколений.

За последние 10 лет (возможно больше) правительство Сингапура не вкладывало денег в капитал Temasek. Если фонду нужны деньги, то он выпускает свои облигации и получает деньги чисто на рыночных условиях. Теперь сравните с нашей ситуацией, когда "Самрук-Казына" зачем-то субсидируется из Нацфонда, за счет кредитов и облигаций с крайне заниженными процентными ставками и это при том, что подавляющая часть прибыли фонда формируется за счет продажи природных ресурсов.

Инвестиции Temasek очень прозрачные. На конец 2014 года 70% портфеля инвестиций состоит из листинговых компаний (акции которых торгуются на бирже). Листинг на бирже означает полную прозрачность таких компаний и постоянную рыночную оценку их стоимости, что немедленно позволяет оценить качество инвестиций фонда.

Также в годовой отчетности Temasek за 2014 год указываются его главные инвестиции фонда из 46 компаний. В списке только 6 компаний, в которых фонд имеет 100% владения, при чем это далеко не самые крупные компании. То есть, почти по каждой инвестиции есть другие акционеры, которые всегда могут воспрепятствовать неправомерному вмешательству в дела компании со стороны Temasek.

У нас же все ключевые холдинги, входящие в "Самрук-Казына", на 100% принадлежат фонду. Соответственно, ФНБ (читай правительство) может заставлять их делать все, что он захочет. При этом без рыночной оценки стоимости акций этих холдингов, нам очень трудно оценить, насколько верны стратегии развития каждого из них.

Также все новые инвестиции сингапурского фонда направлены на повышение стоимости фонда и, в отличие от "Самрук-Казына", они никак не связаны с новыми проектами по развитию индустриализации или диверсификации экономики страны. Для этого в Сингапуре существуют институты развития аналогичные нашему НУХ "Байтерек". Именно они, а не Temasek, занимаются диверсификацией и индустриализацией.

Как вы видите, разница между Temasek и "Самрук-Казына" – кардинальная. Тем не менее, ни одни из этих вопросов не были обсуждены на круглом столе с очень четким названием: "Трансформация ФНБ "Самрук-Қазына": удастся ли Фонду стать казахстанским Temasek?"

Мурат ТЕМИРХАНОВ, финансист

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения.

Источник - kursiv.kz


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение