Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тбилисский безымянный аэропорт

15 Июня 2015

Автор:

Теги:

Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для "Вестника Кавказа"

Тбилисский безымянный аэропорт

Премьер-министр Грузии, Ираклий Гарибашвили выступил на заседании правительства с вполне ожидаемой инициативой о присвоении тбилисскому международному аэропорту имени Шота Руставели. Ожидаемой, поскольку безымянность главного аэропорта страны вызывает все больше вопросов и выглядит довольно странно.

Действительно, вот уже более четверти века, как Грузия является независимым государством, но столичный международный аэропорт не имеет имени. В официальных документах он называется «Аэропорт в Алексеевке» - по имени деревеньки, которая когда-то находилась на его месте.

Разумеется, если уж назвать главные воздушные ворота страны чьим-либо именем, то это имя должно звучать. По крайней мере, для самих грузин. А в Грузии нет более звучного имени, чем имя великого средневекового поэта, воспевшего восточное рыцарство в поэме «Витязь в тигровой шкуре». Ведь носит же римский аэропорт имя Леонардо да Винчи.

Но в соседней с Италией Франции, главный аэропорт назван именем Шарля де Голя, не художника и творца, а политика. И грузинские политики немедленно вступились за «собрата по цеху»: сразу после заявления премьер-министра, ряд политических партий выступили за присвоение тбилисскому аэропорту имени первого президента страны Звиада Гамсахурдия. Для них «Аэропорт имени Гамсахурдия» звучит не хуже, чем «Аэропорт Руставели». Причем сторонники президента, объявившего независимость страны в 1991 году, не впервые выступают с такой инициативой. Они ставили этот вопрос еще в 1990-е годы. Однако второй президент Эдуард Шеварднадзе постоянно отказывал. Причем не только и не столько потому, что считал предшественника не равным себе, а по более важной причине: имя Звиада Гамсахурдия связано с гражданской войной 1991-1993 годов. Раны той войны общество не залечило до сих пор. Кроме того, во время правления Гамсахурдия начался вооруженный конфликт вокруг Южной Осетии, который в 1992 году (уже после свержения первого президента в результате военного переворота) удалось приглушить лишь благодаря российским миротворцам до очередной «разморозки» в 2004 году, во время правления Михаила Саакашвили. Трудно оспорить тезис о том, что семена трагедии «пятидневной войны» посеяны четверть века назад, поэтому присвоение аэропорту имени неоднозначного политика было бы воспринято как вызов.

Впрочем, есть еще одна причина, из-за которой все минувшие годы процесс наименования аэропорта сталкивался с проблемами. Дело в том, что согласно традиции, сложившейся в сфере международных авиаперевозок, переименование или присвоение имени аэропорту не может быть односторонним решением государства-хозяина данного аэропорта. Традиционное имя «Аэропорт в Алексеевке» фигурирует в многочисленных бумажных и электронных документах, регулирующих авиасообщение между Тбилиси и городами мира. Одномоментное переименование потребует срочных изменений на тысячах сайтах (в том числе профессиональных и специализированных) а также, в международной системе обмена диспетчерской информацией. Невозможно провести такую работу без широкого вовлечения международных партнеров и, самое главное, серьезных дополнительных трат, которые мало кто охотно возьмет на себя.

Тем не менее, премьер Гарибашвили, судя по всему, готов инициировать такую работу, чтобы над главным терминалом красовалась надпись «Аэропорт Шота Руставели». Таким образом, основное препятствие – все-таки политическая подоплёка и неминуемое сопротивление сил, выступающих за увековечение имени Звиада Гамсахурдия. Переубедить их невозможно. Значит, властям придется принимать волевые решения. Решится ли 33 летний премьер-министр на рискованный шаг в условиях все более осложняющееся политической ситуации в стране – покажет ближайшее будущее.

По крайней мере, если его инициатива завершится ничем (как неоднократно бывало в прежние годы), это тоже станет итогом. Причем неблагоприятным для правящей коалиции «Грузинская мечта». Получится, что власти презрели «золотой закон» политики: никогда не выдвигать заведомо нереальную инициативу, воплотить которую в жизнь нет никакой возможности.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение