Россия, Москва

info@ia-centr.ru

20 лет без войны: Таджикистан отмечает годовщину со дня подписания мирного договора

20 лет без войны: Таджикистан отмечает годовщину со дня подписания мирного договора

28 Июня 2017

Автор:

Сегодня исполняется 20 лет со дня подписания в Москве Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. 27 июня 1997 года после восьми раундов тяжелейших переговоров президент Таджикистана Эмомали Рахмон (Рахмонов) и лидер Объединенной таджикской оппозиции Саид Абдулло Нури в присутствии президента России Бориса Ельцина поставили свои подписи под историческим документом. Война, начавшаяся 5 мая 1992 года и продолжавшаяся более 5 лет, официально была завершена.  


Трудные переговоры и роль России в урегулировании конфликта


 По мнению исследователя современного Таджикистана, кандидата исторических наук Оксаны Шарафиевой, гражданская война в республике, стала самой кровопролитной на территории СССР после его распада. Несмотря на то, что активные боевые действия продолжались с апреля по декабрь 1992 г., впоследствии война приобрела затяжной позиционный характер.

Невозможность скорой победы в итоге привела стороны конфликта - официальное правительство республики и Объединенную таджикскую оппозицию (альянс оппозиционных сил, сформировавшийся весной 1993 г. на севере Афганистана и объединивший в себе различные политические партии и движения – Исламскую партию возрождения Таджикистана, «Растохез», Демократическую партию Таджикистана, «Лали Бадахшон», Координационный совет демократических сил Таджикистана в СНГ (Москва), фонд помощи беженцам «Умед» («Надежда») и др.) сесть за стол переговоров. Безусловно, путь к переговорам, особенно к первым, предстоял долгий и сложный, однако их первый раунд (5-19 апреля 1994 г. под эгидой ООН и с участием международных наблюдателей), впрочем, как и последний, состоялся именно в Москве – Российская Федерация предоставила свою площадку для скорейшего достижения мира и национального согласия в республике.


«Переговоры были нелегкими, шли к ним чрезвычайно долго, - вспоминает главный редактор газеты «Хамрои» («Солидарность»)» Амирхон Шохонов. - Тогда я работал главным редактором информационной программы «Ахбор» на республиканском радио и присутствовал при подписании итогового рамочного соглашения. Обеим сторонам хватило мудрости понять, что дальнейшее продолжение этого конфликта ни к чему хорошему не приведет ни для них, ни для народа Таджикистана. Поэтому когда говорят, что какой-то из сторон мир на таджикской земле был не выгоден, то это неправда. Работа по примирению велась в почти круглосуточном режиме – стороны напряженно трудились до 4-5 часов утра. Помню, как зарубежные наблюдатели удивлялись – разве могут они иметь какой-то конфликт, если даже чай пьют вместе. Есть у таджиков такая особенность, черта характера что ли – пить чай, но быть непримиримым на поле боя, каким стала та памятная московская площадка. Замечу, что Российская Федерация приложила максимум усилий для скорейшего наступления мира на таджикской земле – российское МИД даже выступило одним из инициаторов этой исторической встречи».

На значимость роли России и президента Таджикистана Эмомали Рахмона указывает и журналист, режиссер фильма «Наш президент» Наталия Аксёнова: «Для меня в то время (съемок, прим.) стало большим открытием то, что обыватели в массе своей очень мало знают о подоплеке тех событий. Кому-то известен и понятен один пласт информации, кому-то другой, отсюда и споры. Мы же пересмотрели огромное количество материалов, протоколировавших события подготовки и реализации мирного процесса, из которых я для лично сделала вывод: роль Российской Федерации очень значительная, роль Эмомали Рахмона - велика и абсолютно бесспорна. Работы было проделано невероятно много, это правда».  

Беженцы и вынужденные переселенцы


 Согласно данным обследования, проведенного в 1993 году Верховным комиссариатом ООН по делам беженцев (UNHCR) и Международным комитетом Красного Креста (МККК) совместно с правительством Таджикистана, общее количество перемещенных лиц при населении страны приблизительно в 5,4-5,6 млн. человек оценивалось в 486 тыс., из которых около 60 тыс. составили беженцы на территории Афганистана. Первоначально на афганскую сторону перешло около 90 тыс. человек, однако впоследствии 30 тыс. самостоятельно вернулись обратно, многие - в Горный Бадахшан. О скорейшей репатриации бежавших в Афганистан с целью изолирования их от влияния международных исламских организаций настаивали и лидеры соседних государств – так, ныне покойный президент Узбекистана И. Каримов называл цифру в 2000 человек в неделю, что было невозможным в условиях сложившейся на тот момент обстановки. К 1997 году в республику удалось вернуть практически всех беженцев, находившихся в лагерях для беженцев на противоположной стороне Пянджа.

Другой головной болью стали вынужденные переселенцы – люди, покинувшие места своего постоянного обитания из-за угрозы жизни, но оставшиеся в пределах своей страны. Беженцы-памирцы бежали в Горный Бадахшан, гармцы из Курган-Тюбинской области в Гарм, Душанбе или другие места в горах к востоку от столицы. К лету 1993 года большая их часть (до 80%) добровольно вернулась в свои дома, остальные (30-40 тыс.) были выдворены из Душанбе правительственными войсками в принудительном порядке и оправлены поездами на юг республики. По некоторым данным, безопасность в ходе проведения операции обеспечивали российские войска.  

 Утечка кадров


Одной из проблем, с которой столкнулась республика вследствие массового оттока населения из страны, стала утечка высококвалифицированных кадров и опытных специалистов. В СМИ того периода можно найти упоминания о свыше 25 тысячах специалистов, покинувших страну вместе с семьями. Минстрой потерял тысячу работников, Минсельстрой - 400, Минсвязь - 470, Минлегпром - 1200, Таджикэнергострой - 1500, медучреждения лишились 1600 врачей и медсестёр. Отток специалистов из Исфаринских химического и гидрометаллургических заводов, ПО Таджикхимпром, Нурекской ГЭС, Таджикского алюминиевого завода привел к резкому спаду уровня эксплуатации предприятий и падению технологической дисциплины. Экономике страны был нанесен серьезный ущерб: практически прекратилось централизованное получение строительных и горюче-смазочных материалов, химических и минеральных удобрений, продуктов питания и промышленных товаров, что губительно сказалось на уровне жизни населения.

 Второй массовый поток эмиграции наметился на конец 90-х-начало 2000-х годов. Республику стали покидать те, кто не смог уехать ранее, а также молодежь только что закончившая ВУЗы и школы. «У представителей некоренного населения не было иного выхода, кроме как исход» - говорит о ситуации, сложившейся в республике в конце прошлого столетия, политолог Парвиз Муллоджанов.

Начиная с 1990 года, численность русских в республике сократилась с 388,5 тыс. (по переписи 1989г.) до 35 тыс. чел. (по переписи 2010г.), т.е. более чем в 10 раз. На 2010 год численность русского этноса составляла всего 0,5% от более чем восьмимиллионного Таджикистана. Какое количество русских в стране сегодня не знает никто – отток и убыль по естественным причинам продолжаются.

 Кроме того, начала набирать обороты трудовая миграция. Послевоенный Таджикистан столкнулся с огромной проблемой, решение которой до конца не найдено и по сей день.  

 Послевоенное восстановление


Гражданская война в Таджикистане унесла жизни более ста тысяч человек, точное количество пропавших без вести до сих пор неизвестно. По озвученным официальным данным 26 тысяч женщин овдовело, 55 тысяч детей стало сиротами, экономический ущерб составил более 7 миллиардов долларов.

Для предотвращения гуманитарной катастрофы в республике на протяжении всего времени войны и некоторое время после нее работал ряд иностранных и международных организаций, поставляющий населению различного рода гуманитарную помощь.

В целях недопущения межэтнических конфликтов, дислоцирующиеся в Таджикистане российские военные, прилагали максимум усилий для защиты этнического меньшинства, а также для охраны жизненноважных объектов страны, несли совместную службу по охране госграницы республики.

Начало XXI века в стране отмечено постепенно возрастающим миграционным потоком. Согласно обследованию Международной организации по миграции и Центру «Шарк», проведенному в 2002-2003 годах, общий объем трудовой миграции из Таджикистана составил 632 тысячи человек. Самым заметным явлением в трудовой миграции явилось отсутствие квалификации более чем у половины (57%) трудовых мигрантов. Подавляющая часть этой группы – молодежь, впервые вышедшая на рынок труда, менее значительная – те, кто, имея среднее специальное или высшее образование (специалисты гуманитарного профиля, учителя и т.д.), ехали на заработки, заранее зная, что они не найдут работу по специальности и должны будут переквалифицироваться.

Сферы занятости на выезде, в которых специализировались трудовые мигранты - сельское и жилищное строительство (51%), торговля/челночный бизнес и сфера услуг (34%), остальные трудились на нефте- и газопромыслах, различных промышленных предприятиях (6%), в сельском хозяйстве (6%), в образовании, медицине и т.д. (3%). Более двух третей трудовых мигрантов из Таджикистана составили сезонники - до полугода работали 24,8%, 7-12 месяцев - 52,8%, более года - 22,4%. Незначительное число мигрантов оставалось в стране приема (в основном в России) более 3-х лет.

 Ввиду того, что перевозить заработанные средства было чрезвычайно опасно, в 2003 году была разработана банковская система переводов от трудовых мигрантов, в которой участвовало 14 банков Таджикистана. В результате перевод денежных средств мигрантов возрос от 300 тысяч долларов в 2001 году до 75 млн. долларов в 2002 году и до 256 млн. долларов в 2003 году.

По информации, предоставленной Миссией Всемирного банка в Республике Таджикистан, в 2004 году все виды доходов от трудовой миграции составили 22% ВВП страны, а к 2011 году этот показатель равнялся уже 47% от ВВП (показатель рассчитывается в соотношении к ВВП государства), что в денежном эквиваленте составило около 3,35 миллиарда долларов.

Однако, стоит отметить, что эти поступления не стали крупным источником инвестиций в экономику - менее 2% трудовых мигрантов открыли свой бизнес или вложили деньги в предприятия (по сообщению консолидированного международного экономического отчета). Мигрантские доходы и по сей день, в основном, расходуются на потребление и обеспечивают выживание населения Таджикистана.

Уровень полной и неполной безработицы в 2002 году оценивался в 40%, но уже к 2004 году занятое население составило 1,9 млн. человек при общем количестве населения в 6 640 000, а зарегистрированная безработица оценивалась в 3% рабочей силы (занятые и ищущие работу). За чертой бедности в 2003 году находилось 60% населения против 80% в середине 1990-х. В сельском хозяйстве было занято 67% рабочей силы, индустрии – 8, сфере услуг – 25.

Основным сектором экономики оставался государственный. Ему принадлежала большая часть крупных промышленных предприятий, объектов производственной и социальной инфраструктуры, активов финансовых и банковских учреждений. Вместе с тем, достаточно активно шли процессы приватизации. К 2003 частными стали 7,1 тыс. промышленных заведений, из которых 6,6 тыс. – мелкие, 529 – средние и крупные. Всего за период с 1991 по 2002 годы 89% намеченных к приватизации предприятий перешло в частные руки. Были приватизированы все 22 завода по очистке хлопка, 8 из которых приобрели международные компании. Прямые иностранные инвестиции за 1993–2001 годы составили 166 млн. долл., что в 2 раза меньше вложений в экономику Кыргызстана и в 4 – Узбекистана. Основные объекты иностранных вложений – горнорудная промышленность (добыча золота) и текстильное производство. На долю российских компании пришлось 1,5 млн. долл. (0,9%); в числе лидеров оказались частные фирмы из Великобритании (45%), Республики Кореи и Италии (по 24% и 21% соответственно).

В результате аграрной реформы от 1998 года, в основе которой лежала продажа прав на землю, к 2002 году появилось 12,5 тыс. частных (декханских) хозяйств, располагающих 45% обрабатываемой площади. К 2005 планировалось реструктурировать и приватизировать оставшиеся 225 госхозяйств. Активными темпами начало развиваться и животноводство.

В начале 2005 года было заключено российско-таджикское соглашение о завершении строительства Сангтудинской ГЭС-1, подписан протокол о трехстороннем, с участием Ирана, сотрудничестве в сооружении Сангтудинской ГЭС-2.

Более половины экспортных поступлений страны в те годы составила продукция алюминиевого завода (ныне таджикская алюминиевая компания «Талко»), экспортировавшаяся, главным образом, в Нидерланды и Турцию, на втором месте по значению после цветной металлургии стояла горнорудная промышленность - основное предприятие отрасли по добыче золота – «Дарваз» (в предгорьях Памира), совместное с английской фирмой. Третье место отводилось текстильной отрасли, состоящей из хлопчатобумажных, шелкопрядильных, ковроткацких предприятий, по изготовлению трикотажных и готовых изделий. Определенное развитие получила пищевая промышленность, а также машиностроительная, химическая и строительных материалов.

Еще одной перспективной отраслью явилась коммуникационная сфера. На сегодняшний день произведена полная цифровизация городской телефонной сети, активно развивается мобильная связь и интернет.  

Республика в наши дни


Гражданская война для Таджикистана не прошла бесследно. Сегодня без преувеличения можно сказать, что республика лишилась многого и бесценного для каждого государства – человеческого потенциала. Безусловно, за прошедшие годы выросло новое не только постсоветское, но и поствоенное поколение, способное вполне себе восполнить недостающие звенья разорванной цепи, однако качество и продуктивность этой замены, как показывает время, оставляет желать лучшего.

Общий уровень знаний упал. Несмотря на повсеместное открытие новых общеобразовательных школ, учебные заведения республики продолжают испытывать нехватку педагогов по различным предметам, культурный уровень граждан, особенно молодежи, крайне низок. Эмиграция населения продолжается, также наблюдается эмиграция коренного населения страны. Хотя справедливости ради стоит отметить, что есть случаи и возвращения таджикистанцев на родину.

Говоря о причинах отъезда из республики, эмигранты чаще всего указывает на несколько из них: «Мы с мужем (он русский, я метиска) достаточно длительное время после войны не собирались покидать Таджикистан,- говорит уже бывшая душанбинка Наталия Аксёнова. - Мы даже планировали выучить таджикский язык, который, конечно же, практически не знали, в силу того, что оба были из русских городских семей. Нам казалось, что жизнь налаживается и обстановка в стране становится всё лучше. Но в конце нулевых стало ясно, что это не так. Не совсем так. Война-то, конечно, закончилась, но что-то безвозвратно изменилось. Уехали почти все друзья, очень сильно сменился общий настрой, коррупция процветала. Стало крайне некомфортно общаться с любым чиновничьим аппаратом, любое действие, связанное с госструктурами, становилось испытанием: надо было искать знакомых, договариваться, уговаривать кого-то выполнить за дополнительную плату свои прямые обязанности. Может, для кого-то мои коммуникационные сложности покажутся просто капризом, но я искренне не понимала, почему я должна испытывать какие-то неудобства (мягко говоря) только потому, что не говорю по-таджикски и не имею «нужных» связей».

Из позитивных же моментов необходимо отметить реализацию крупных энергетических объектов - достройку и ввод в эксплуатацию Сангтудинских ГЭС-1 и ГЭС-2, возобновление строительства Рогунской ГЭС, возведение ЛЭП 500 кВ «Юг-Север», способствующее приобретению Таджикистаном энергонезависимости; транспортных – строительство и реконструкцию дорог, тоннелей и мостов и многое другое.

Хорошо видна активность Таджикистана и на площадках международных организаций ООН, ШОС, СНГ и ОДКБ.

Кроме того, идет энергичное налаживание взаимоотношений с соседним Узбекистаном – между странами возобновилось авиасообщение, прошли Дни узбекской культуры в республике, состоялся бизнес форум деловых кругов двух стран, а также первая выставка-ярмарка продукции промышленных предприятий Узбекистана, начался процесс переговоров по демаркации госграницы.


 Прогуливаясь сегодня по залитым солнцем улицам Душанбе, слушая пение птиц и глядя в высокое чистое синее небо, трудно подумать, что несколько лет назад эту во всех смыслах идеалистическую картину нарушали выстрелы из танков, гранатометов, автоматных очередей. Столица Таджикистана в наши дни представляет собой вполне современный и достаточно комфортный для проживания мегаполис.

 Безусловно, городу и республике в целом есть к чему стремиться, каких высот достигать, однако, объективности ради, стоит отметить, что тот уникальный опыт постсоветского и поствоенного строительства и восстановления не прошел для республики даром – она возродилась из тех осколков и руин, в которых оказалась, как могла. А вновь обретенный мир на гостеприимной таджикской земле стал самым главным достижением суверенного государства, благодаря которому у Таджикистана есть возможность строить светлое будущее. Марина Рожкина (Душанбе)

Источник: http://press-unity.com/analitika/10189.html
© Пресс-клуб "Содружество"

Теги: Таджикистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение