Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Враг у ворот. Возможно ли нападение Исламского государства на Центральную Азию?

18 Декабря 2014

Автор:

Теги:


Враг у ворот. Возможно ли нападение Исламского государства на Центральную Азию?

Два громких теракта в Австралии и Пакистане, с сотнями жертв, за которыми стоят сторонники так называемого Исламского государства и представители «Талибан» показывают не мифическую, а вполне реальную угрозу для мира из-за активизации исламистов. Все это происходит на фоне объявленного 8 декабря окончания миссии сил антитеррористической коалиции в Афганистане. А после недавнего нападения боевиков на Грозный, эксперты заговорили, что это была своего рода проба пера, и теперь угроза ИГ маячит над просторами от России до Афганистана.

Драма с захватом заложников в Сиднее стало самой обсуждаемой новостью в западных СМИ. В одной из наиболее безопасных стран мира средь бела дня террорист зашел в кафе с ружьем и объявил всех, кто в нем находился заложниками, которые должны умереть под знаменем Исламского государства. В результате штурма три человека погибли. Однако куда более страшная трагедия произошла буквально на следующий день в пакистанском Пешаваре, где всего шесть талибов держали в напряжении в течение всего дня весь мир, после того, как захватили школу. На всех террористах были надеты пояса смертников, они объявили, что готовы убивать детей и это месть за борьбу, которую ведет правительство с боевиками-талибами на Севере Пакистана. В результате операции по освобождению заложников 140 человек погибли, из них 132 ребенка. По оценкам экспертов, теракт в Пешаваре может привести к возобновлению сотрудничества США и Пакистана по борьбе с талибами.

Министерство иностранных дел РК, в связи с трагедией в пакистанской школе выступило со специальным заявлением.

«Казахстан решительно осуждает акт терроризма, совершенный в пакистанском городе Пешавар 16 декабря 2014 года, который повлек гибель более ста сорока мирных граждан. Выражаем глубокие соболезнования правительству Пакистана, семьям и близким погибших и желаем скорейшего восстановления всем пострадавшим во время теракта. Вызывает особое возмущение и отвращение убийство невинных детей и учителей, что является показателем крайней бесчеловечности террористов. Казахстан осуждает терроризм во всех его формах и проявлениях, выступает за принятие мировым сообществом коллективных усилий в решительной борьбе с этим явлением и призывает к скорейшему принятию Всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом», - говорится в нем.

Kursiv.kz опросил экспертов в области Ислама и безопасности о том, насколько сильно сегодня террористическое подполье и какие угрозы несет в себе возможное объединение «Талибан» с боевиками Исламского государства, так как согласно информации западных спецслужб обе террористические группы ведут активные переговоры о совместных атаках на Афганистан и другие страны.

Эксперт в области безопасности, политолог Талгат Мамырайымов отметил, что надо помнить, что афганский Талибан отрицает свою связь с терактом в Пакистане. В качестве организаторов террористической атаки указываются только лишь пакистанские талибы. Во-вторых, в Афганистане в последнее время много работают над укреплением военной безопасности, в том числе с размещением компактного, высокопрофессионального воинского контингента западных государств. То есть, «Талибан» в ближайшее время будет преимущественно озабочен укреплением своего положения только в самом Афганистане. К тому же среди населения остальной части Центральной Азии он, по-видимому, не получит никакой поддержки.

«Поэтому, думаю, «Талибан» в краткосрочный период вряд ли может представлять угрозу для Центральной Азии. Что же касается Хорасана, так называемого исламского государства в ЦА, то это больше некий пиар проект, нежели какая-то реальная цель. Карта, где показана территория этого «государства» Хорасан, относится к средневековью. Один этот факт уже говорит о медийном характере этой акции. В-третьих, в Чечне, по всей видимости, не было никакой попытки прорыва террористов ИГ. Как утверждают специалисты, недавний теракт в Грозном был скорее местной «разборкой» кланов (тейпов) за какие-то ресурсы. Впрочем, нельзя исключать, что чеченским террористам могут быть предоставлены деньги от сильного в финансовом отношении Исламского государства. Такой же риск существует и в отношении исламских экстремистов Центральной Азии в случае обострения социально-политической и экономической ситуации в регионе. Почти во всех странах ЦА протестные настроения населения могут быть оформлены в исламскую идеологическую оболочку и возглавлены, видимо, только лишь религиозными экстремистами. В то же время это не означает, что фундаментализм является источником основных угроз безопасности региона. Власти ЦА в последнее время религиозно мотивированный экстремизм, терроризм активно используют как страшилку, предлог для борьбы с политическими оппонентами, предотвращения протестных выступлений. С другой стороны, на власти региона по этому вопросу, видимо, активно давит Кремль, искусственно раздувая, гиперболизируя в СМИ угрозу «исламского» экстремизма и терроризма для ЦА. Возможно, тем самым Москва стремится расширить свое военное присутствие в регионе, предложив услуги в борьбе с террористами. В этой связи складывается впечатление, что боевики, которые действуют вблизи границы Туркменистана, Таджикистана, могли отколоться от Талибана и теперь работают в русле таких планов подчинения Центральной Азии», - считает г-н Мамырайымов.

В свою очередь российский эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук сказал, что уже сейчас ясно, что так называемое «Исламское государство», получившее хорошую сырьевую и финансовую базу на Ближнем Востоке, будет нацелено на страны постсоветского пространства. Теракт в Австралии - это отвлекающая ветка, характерный признак примерно одной и той же схемы, которая используется раз за разом. Попытка продемонстрировать миру, что и сам западный мир страдает от тех же самых боевиков. Важным наблюдением является и то, что теракты открыто хлынули из Афганистана сразу же после того как оттуда были выведены войска западной коалиции. Пакистан только начало, стартовый «тест». Теракт в Пешаваре показал миру, что «Талибан» не просто жив после долгого американского присутствия в Афганистане, но и получил динамику, новое дыхание.

«Через Пакистан выслано прямое предупреждение Казахстану, Таджикистану, Кыргызстану, вообще всем странам Центральной Азии. И пока здесь ничего ещё не началось, у них есть время, чтобы попытаться реально, в совместном превентивном режиме объединить свои усилия. Реально - то есть, не на словах, не на формальных, канцелярских заседаниях ШОС, ОДКБ. Талибы лишних заседаний не проводят. Таким образом, у тех, кто готовится пробить на прочность Центральную Азию и Кавказ, есть много действенных инструментов. Достаточно уже только ИГ и возрождённого «Талибана», не говоря о разного рода вспомогательных «Хорасанах». Эти группы способны не только на крупные теракты, что показал Пакистан, они способны на войну и в чисто армейском формате, с учётом мощной ресурсной базы, которая стоит за их спиной. Уже сейчас ИГ можно сравнивать с возможностями той же кыргызстанской, экономики, сделав вывод не в пользу КР. Мы также почему-то часто забываем о Туркмении, считая её «нейтралитет» серьёзным защитным механизмом. Вся эта привычная картина, с помощью внешних сил, может быть разрушена в один момент, создав новую систему противовесов в регионе. К сожалению, прогнозируя обстановку в Центральной Азии, следует констатировать тот факт, что никакого объединения пяти стран региона не произойдёт даже перед лицом очевидной угрозы. У нас, у них - как всегда: вечный финансовый кризис, постоянная нехватка денег даже на самое необходимое. А ИГ и «Талибан» сильны тем, что им не надо тратить лишние деньги на хозяйство, экономику или культуру, так как здесь все средства идут на войну», - подчеркнул г-н Трофимчук.

Заместитель генерального директора информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства Юлия Якушева отметила, что последние громкие теракты явно были привязаны к конкретным событиям. Если теракт в Пакистане, вероятно, призван продемонстрировать неслабеющие возможности Талибана на фоне объявления о выводе войск коалиции из Афганистана, то попытка прорыва боевиков в Грозный носила ярко выраженный политический подтекст, неслучайно совпав с днем выступления Владимира Путина с посланием Федеральному собранию. Поэтому актуализируется вопрос о роли внешнего фактора в координации и финансировании деятельности террористических группировок.

«Для Центральной Азии процессы на Ближнем Востоке, Пакистане, Афганистане несут существенные риски. Это связано с одной стороны с тенденциями к объединению потенциалов разных террористических организаций. Так, Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и «Талибан» открыто поддержали и выразили готовность наладить взаимодействия с ИГ. С другой стороны, справедливы опасения об угрозе для стабильности центральноазиатского региона со стороны выходцев из ЦА, воюющих в рядах армии наемников ИГ. Не случайно этой теме были посвящены переговоры между президентами Казахстана и Узбекистана во время недавнего визита Ислама Каримова в Астану. Показательны и результаты поездки Владимира Путина в Ташкент, где, в том числе достигнуты договоренности о координации усилий спецслужб двух стран. Что оправданно, учитывая то обстоятельство, что именно в России многие выходцы из Узбекистана и других стран ЦАР проходят вербовку в составе террористических организаций. Таким образом, рост террористической активности вблизи границ Центральной Азии заставляет государства региона кооридинировать усилия. Можно говорить о формировании контуров "треугольника безопасности" Москва-Астана-Ташкент», - сказала г-жа Якушева.


Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде отметил, что риски от действий представителей деструктивных сил велики, причем речь идет не только о локальной географии - Ближнем и Среднем Востоке, но и о самых отдаленных уголках планеты. В этих условиях страны Центральной Азии и Кавказа входят в так называемую зону риска.

«Все мы понимаем, что в целом ряде случаев деятельность террористических групп совпадает с планами некоторых региональных и внерегиональных политических кругов по дестабилизации ситуации в регионе. Поэтому отношение к возможным терактам коррелируется исходя из понимания общего геополитического контекста. Сегодня есть четкое осознание рисков, и четкое понимание необходимости коллективных мер», - подчеркнул он.

Директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев заметил, что в контексте совпавших терактов ряд экспертов высказал мнение, что возможно объединение двух террористических групп ИГ и Талибана. По его словам эта точка зрения и верна и неверна одновременно. Она неверна в том плане, что у Талибана сейчас, в отличие от времен перед вводом американских войск в Афганистан нет единого командного центра. В этом плане американцы кое-чего добились. Теперь Талибан - это просто совокупность добровольческих отрядов, группировок и их полевых командиров, которые сетевым образом могут согласовывать свои действия. Если использовать политологическую терминологию, то это - «движение», - полуаморфная, неиерархическая структура. Но именно этим Талибан и опасен. Потому, что его централизованную структуру эффективно разрушили, ни победить его, ни договориться с ним теперь нельзя. Не с кем договариваться, нет лидера, которого можно запугать или подкупить. Исламское государство в Сирии и Ираке - это пока централизованная и достаточно сильная структура. Ей досталось много оружия и денег в результате помощи со стороны арабских государств, в том числе Саудовской Аравии, Катара, Турции, а также и стран Запада. Тогда помощь давалась для войны против шиитского режима Асада в Сирии. Еще больше оружия и денег, и даже контроль над некоторыми нефтяными источниками в Ираке, группировка получила потому, что фактически разбежалась созданная США иракская армия. Плюс, как Талибану, так и Исламскому государству помогают некоторые радикально настроенные исламские фонды, в особенности, из арабских нефтедобывающих государств.

«Поэтому даже рядовые мусульмане, когда они жертвуют деньги (закят), должны думать, куда пойдут эти деньги, на благое дело милосердия и исламского просвещения или на убийства и теракты. Вот через эти фонды и через транснациональное, постоянно мигрирующее сообщество религиозных экстремистов и возник феномен согласования действия исламских радикалов во всем мире. Он может называться условно «Аль-Каедой» («Лагерем»), или еще как-то, но это – объективный факт. Через это сообщество, которое, конечно же, не возглавлялось Бен Ладеном, и вообще легко без него обходится, и координируются действия террористов. Финансирование и координация по линии этого сообщества никогда не прекращалось, оно лишь ждет какие-то удобные моменты, когда в мире возникают кризисы и государства ослабевают. В эти ослабевшие «точки» охваченных кризисом, находящихся на грани распада государств и целых международных регионов и наносятся удары. Но описанное сообщество - это тоже сетевая структура, типа Талибана, поэтому бороться с ним очень тяжело», - подчеркнул г-н Казанцев.

Директор независимого аналитического центра «Религия, право и политика», исламовед Кадыр Маликов в комментарии Kursiv.kz отметил, что сейчас на джихадистском фронте происходят сильные изменения, формируются новые методы, цели и границы дозволенности. Это открывает дорогу к легкому сближению некоторых джихадистских групп с разными экстремисткими подпольными организациями. Ярким примером здесь является ситуация в «Имарате Кавказ». В этой организации, наметился раскол. Есть информация, что недавно пять-шесть её амиров (командиров) - махачкалинский амир и другие – выдвинули ультиматум новому руководителю «имарата», занявшему это пост после прошлогодней гибели Доку Умарова. Они считают его методы слишком мягкими. Двое из этих эмиров принесли присягу ИГ.

«Какая из группировок «имарата» совершила вылазку в Грозном, до сих пор не известно. Но здесь возможно прослеживается какая-то связь между «имаратом» и джихадистскими группировками в Ираке. Чрез Северный Кавказ шло очень сильное влияние джихадистов на Казахстан. Можно хотя бы вспомнить Саида Бурятского – одного из идеологов «имарата». Поэтому, очевидно, что будет сколачиваться свой «евразийский джихадисткий союз». И в этом смысле «кавказский фронт» продвигается в Центральную Азию, через эту смычку», - заключил он.

http://www.kursiv.kz/news/details/obshestvo/vrag_u_vorot_vozmozhno_li_napadenie_islamskogo_gosudarstva_na_tsentralnuyu_aziyu/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение