Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Этнополитический подтекст киргизских учебников по истории

8 Января 2008

Автор:

Теги:

Историческая наука и образование в большинстве стран бывшего СССР ссамого начала их самостоятельного существования были адаптированы подзадачи строительства этнократических государств. В рамках этогопроцесса за основу было взято формирование не гражданских, а этническихнаций. Учитывая же отсутствие во многих случаях сформировавшихсятитульных этносов, одним из основных направлений внутриэтническойконсолидации (наряду с языковой политикой и некоторыми другиминаправлениями) становится и выработка "нового понимания истории".

В Киргизии важной характеристикой изложения истории (в том числе   какучебного курса) является отсутствие прямых и конкретных фобий   как поотношению к России и русским, так и по отношению к другим странам иэтносам. Это создает иллюзию того, что "историографическая ситуация вэтой стране, пожалуй, наиболее благоприятная по сравнению с другимигосударствами региона". Но доминантой "нового понимания истории" вКиргизии является направленность курсов истории на формированиегипертрофированных представлений об истории киргизского этноса, о егороли и месте в истории Евразии и на территории нынешней Киргизии.Главная задача сегодняшней киргизской историографии   подтвердитьобъективность и историческую обусловленность образования национальногокиргизского государства на данной территории, обосновать права киргизовна нынешнюю территорию Киргизии.

Важнейшей составляющей подобной трактовки истории в учебных курсахявляется формирование подобной мировоззренческой установки наисключительность киргизского этноса, что, в свою очередь, становитсяодной из основ роста этнического национализма, легко способноготрансформироваться в любую из фобий при наличии соответствующейполитической конъюнктуры. Скажем, важное место в курсе истории раннегосредневековья занимает изучение истории т.н. "киргизскоговеликодержавия".[1] В этом эпизоде авторами осуществлено намеренноесмещение понятий. Принятое в исторических источниках средневековогопериода и у ряда исследователей применение термина "киргиз" поотношению ко всем тюркоязычным кочевникам Степи в контексте учебникавоспринимается как применяемое исключительно к прямым предкам нынешнегокиргизского этноса. Объективно же, как этноним, эта дефиницияиспользуется лишь с 1924 г., с образования Кара-Киргизской автономнойобласти в составе РСФСР. У неподготовленного школьника возникает, такимобразом, необоснованная иллюзия былого киргизского могущества.

Одним из инструментов в создании этноориентированной истории являетсяполное игнорирование истории других этносов, населяющих республику. Вшкольных учебниках истории отсутствует изложение истории некиргизскихэтносов, при том что их суммарная доля в составе населения близка к егополовине. Более того, узбекское население Южной Киргизии[2] традиционноосознает себя полностью автохтонным по крайней мере в долинной частиюжных киргизских областей. Существующая же трактовканационально-территориального разделения 1920-1930-х гг. полностьюигнорирует исторические реальности, включая и передачу целого рядатерриторий с компактным проживанием узбекского населенияКара-Киргизской АССР (затем Киргизской ССР), исходя из политическоймотивации тогдашнего союзного руководства. Подобная трактовка являетсяодним из факторов напряжения в межэтнических отношениях, проецируясь напроблемы сегодняшнего дня. Иногда это приводит к нонсенсам. В 2003 г.по инициативе президента А.А. Акаева в республике широко праздновалось"2200-летие киргизской государственности", подразумевавшее прямоепроисхождение современных киргизов от усуней.[3] Вслед за этим, исходяиз датировки примитивных поселений эпохи бронзы[4]  на территории г.Ош, было организовано помпезное празднование 3000-летие города,получившее поддержку ЮНЕСКО и повлекшее, как и "2200-летие киргизскойгосударственности", большой вал соответствующих публикаций местныхисториков.[5] Излишне говорить, что оба "юбилея" заняли соответствующееместо в школьных курсах и учебниках. В подобных случаях в научныйоборот при этом отнюдь не вводятся документальные или иные новыеисточники, современная киргизская историография представлена в основноймассе жанром "обобщающих работ", "переосмыслением" предшествующихтрактовок, "разоблачением фальсификаций" и т.п. Для мифологизацииисторического сознания общества из работ историков дореволюционного исоветского периодов целенаправленно подбираются те факты, оценки,положения и выводы, которые удобны для формирования этноориентированныхтрактовок или концепций.

Методологическая особенность построения курса по истории в системесреднего (и высшего) образования Киргизии   не линейный, аконцентрический принцип изложения материала. То есть, изучениеисторического материала осуществляется не в хронологическойпоследовательности, а вокруг наиболее важных, с точки зрениясоставителей программ и учебников, проблем. Следование данному принципуне позволяет учащемуся (студенту) получить системное представление обисторическом процессе как о непрерывном и обусловленном некимизакономерностями. Следование концентрическому принципу в чрезвычайномалой степени формирует представление о логике исторического развития,об этапах развития общества и отдельно взятого этноса, о необходимойпоследовательности прохождения этапов исторического развития и т.д.Следование данному принципу позволяет акцентировать внимание учащихся истудентов на произвольно определенной проблематике, вычленяемой изобщего исторического материала по субъективному усмотрению авторовкурса.

Известно, что историческое познание существует не как функцияиндивидуального ума, а как общезначимое знание, доступное и понятноевсем, оно обеспечивает связь поколений, их преемственность, создаетусловия для общения, взаимопонимания и определенных форм сотрудничествалюдей в различных сферах социальной деятельности. Историческое познаниеи историческое сознание связаны генетически по содержанию, но они несовпадают полностью, а взаимодействуют, удовлетворяя потребностиформирования социального самосознания. Социально-историческая памятьчеловечества, выступающая как знание о прошлом, дает множество образцовсоциально-значимого поведения. В этом контексте, помимо иного,современные курсы истории в Киргизии оказываются направлены и на разрывсвязи поколений. Уже сегодня, полтора десятка лет спустя после распадаСССР, можно говорить о таком разрыве как о свершившемся факте. И есликонтуры такого разрыва поколений в России проходят скорее в сфере"чистой идеологии", через призму классового подхода, то в условияхКиргизии довлеющим критерием такого разрыва оказывается этнизацияистории.

Для того чтобы знание о прошлом могло служить будущему, необходиморасполагать особыми познавательными структурами, то есть специальнымлогическим механизмом, гарантирующим правильность переноса информации опрошлом, которого уже нет, на будущее, которого еще нет. Правильностьтакого переноса может быть основана только объективными законамиобщественного развития, действие которых идентично как в прошлом, так ив будущем. Вот почему историческое познание делается особеннопривлекательным, если концепция законов общественного развития ужевыработана, а их применение подтверждено практикой и приводит копределенным результатам. Вопрос природы, сферы действия и логическойсущности законов исторического развития становится в силу этого однойиз центральных проблем исторического познания. Всего этого сегодняшниекурсы изучения истории   как в школах, так и в системе высшегообразования Киргизии   лишены.  

Здесь возникает закономерный вопрос: а что же историческая наука? Напротяжении постсоветского периода профессиональный уровень историческойнауки в Киргизии упал чрезвычайно. Естественное убывание (включая имиграционный отток) кадров профессиональных историков советской школысопровождалось дроблением преподавательского состава по многочисленнымновообразованным вузам, а также весьма заметным идеологическимвоздействием на систему со стороны многочисленных иностранных фондов идругих организаций. Это небезызвестные и работающие на постсоветскомпространстве практически повсеместно "Институт открытого общества"("Фонд Сороса"), USAID, ACCELS (Американский Совет по сотрудничеству),Educational Services (США), IREX, организации и отдельные программыТурции, стран ЕС, Южной Кореи, ряда арабских стран. Являясь, какправило, финансирующей стороной в различных программах и проектах всфере образования, они одновременно оказывают мощное влияние наидеологию образования, суть которого сводится к отказу как от советских(российских) педагогических и  методологических принципов, так и отценностно-содержательных основ в изучении как отечественной, так имировой истории.  

Утвердившиеся к настоящему времени во всех государственных структурахКиргизии кадровые принципы, исключающие подбор людей на руководящиедолжности, исходя из приоритета их профессиональных качеств, приводят ктому, что и в системе народного образования основные управленческиефункции сосредотачиваются в руках людей, очень часто весьма далеких отпонимания содержания собственно образования.  

Господствующие в сегодняшней исторической науке Киргизии подходы,свидетельствуя о ментальной ущербности большинства работающих в этойсфере людей, лишь маскируются под национальные, приводя, как минимум, кнационально-культурной замкнутости, ограниченности, стагнации, кдобровольному перемещению киргизского общества на задворки цивилизации. Как, в общем-то, и любая псевдопатриотическая демагогиятолько лишний раз заостряет наше внимание на том, как неуютно жить вобществе повальных недоучек с необоснованно завышенными амбициями.

В общественном мнении в России, да за ее пределами, за постсоветскоевремя сформировался стереотип о некой лояльности киргизского социума и,особенно, киргизских политических элит, определяющихобщественно-политическую атмосферу, к России, к русским, к русскомуязыку, к общей  с Россией истории. Это не совсем так. И анализучебников по истории позволяет выделить целый ряд характеристик, атакже конкретных проблемных эпизодов, позволяющих подвергнуть указанныйстереотип аргументированной критике. В сегодняшних учебных программах иучебниках присутствует целый ряд эпизодов, которые могут привозникновении политической целесообразности (или в силу мировоззренияпреподавателей) трактоваться в русофобском или антироссийском духе.Наиболее очевидным из подобных эпизодов совместной истории является,пожалуй, антирусское восстание 1916 г.[6]

Если, резюмируя, попытаться ответить на вопрос: каков же может бытьрезультат обучения истории в описанной выше ситуации, то можноутверждать следующее.

Современное поколение киргизских школьников лишено возможности получитьсистемные знания по курсу истории и, таким образом, изучение данногокурса в малой степени способно влиять на формирование их гражданскогомировоззрения в целом.

При этом доминирующими тенденциями в освещении отечественной истории,заложенными в действующих курсах и учебниках, являются следующие.

- Киргизский этнос является одним из наиболее древних в рамках человеческой цивилизации в целом.



- Киргизы являются главным и единственным автохтонным этносом нанынешней территории КР и на определенных территориях, в настоящее времявключенных в состав стран-соседей   КНР, Казахстана, Таджикистана,Узбекистана и России.

- Включение Киргизии в состав России носило характер колониальногозавоевания, ставшего причиной отсталости киргизского этноса и егонынешнего критического состояния.

- Приобретение государственной независимости было многовековой мечтой киргизского народа.

- Киргизский этнос является безусловно доминирующим на территории республики во всех сферах жизни.

- Современная политика России в отношении Киргизии не являетсяравноправной, имеет в себе черты имперскости и элементыпостколониализма.

Можно констатировать, что существующая фальсификация и мифологизацияистории Киргизии является в высокой степени востребованной со стороныкиргизской политической элиты, являясь идеологическим базисомдоминирования киргизского этноса в основных сферах жизни республики. Всвязи с произошедшим в марте 2005 года межклановым перераспределениемполитической власти в республике, в ближайшее время можно ожидатьпересмотра ряда ранее устоявшихся положений в курсах истории   всторону принижения в тех или иных исторических ситуациях роли северныхкиргизских кланов и персоналий, и, напротив, возвышения роли южныхкланов и деятелей. И, таким образом, нового этапа в фальсификации имифологизации и истории самой республики, и истории ее взаимоотношенийс другими странами.

 

А.А. Князев, д.и.н., профессор

Киргиско-Российского славянского университета
 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение