Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К ПРОБЛЕМЕ КАЗАХСТАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

28 Июля 2014

Автор:

Теги:


               

Из выступления политолога Серика Бельгибаева на первом заседании экспертной группы в рамках проекта «Организация комплекса мероприятий по изучению вопросов казахстанской идентичности»

 В настоящее время Фонд развития государственной политики Республики Казахстан совместно с Министерством культуры приступает к проведению исследований, посвященных вопросу казахстанской идентичности.

Исследования включают в себя два комплекса основных мероприятий. Первое – это социологическое исследование, которое состоит из республиканского и экспертного опросов, а также фокус-групп. Второе – обсуждение проблем идентичности с экспертами на специальных заседаниях. Первое из них проведено 25 июля т.г.

Сравнительно недавно мы отметили 20-летие независимости страны. Республика Казахстан оформлена всеми необходимыми атрибутами государства. Но существует ли гражданин этой страны? Кем себя считают жители нашей страны, с чем себя идентифицируют. Удалось ли создать гражданина нового Казахстана, или в каком состоянии находится этот процесс – вот то, что мы должны выяснить.

Каждое общество всегда насыщено набором символов, образов, которые объясняют реальность. За символами стоят идеи. Когда вдруг за короткое время одни символы сменяются другими, это называется революцией. В начале 90-х годов прошлого столетия эта революция произошла. Общество просто не осознало этого факта.

Исчезло не просто государство, исчезла целая историческая реальность, которую сменила иная, новая. На смену одним символам пришли другие, а с ними и новые идеи. Красный флаг, серп и молот сменился флагом независимого Казахстана и гербом, основанным на традиционных казахских мотивах. Но насколько изменилось реальное содержимое, стоящее за этими символами? Возникли ли новые идеи, осознало ли общество новую реальность, приняло ли ее?

Процесс формирования казахстанской идентичности, связанной с новым суверенным государством, шел постепенно. И теперь уже можно делать какие-то выводы. Безусловно, мы достигли на пути построения государства успехов, но в каком состоянии сегодня находится казахстанская идентичность, каковы тенденции ее развития, и насколько внешняя часть нашего государства в виде символов соотносится с его внутренним содержимым – вот те цели, которые мы пытаемся раскрыть в своем исследовании.

Перед началом обсуждения хотелось бы вкратце раскрыть суть проблемы. Мы базируемся на результатах ряда социологических опросов, проведенных в период с 2010 по 2013 годы.

По их результатам мы можем сказать, что примерно около 10% респондентов не ощущают себя гражданами Казахстана. Но эти данные требуют определенной степени коррекции, так как не всегда дается искренний ответ. То есть, на самом деле количество тех, кто не ощущает себя гражданами Казахстана, может быть несколько выше.

Основные причины слабой идентификации себя со страной проживания либо отсутствия таковой в целом, известны по исследованиям, проводившимся как нашей структурой, так и другими организациями.

Это, в первую очередь, этнические особенности. Они локализованы в рамках отдельных этнических общностей, в первую очередь неказахов, в особенности этносов европейского происхождения, и связаны с определенным шоком от распада Союза, не преодоленным до сих пор, изменением этнической карты общества, и наличием некоторой дискриминации, причем неважно, реальной или мнимой.

Во-вторых, одна из существенных причин этой (назовем ее «дезидентификацией») проблемы, зависит от культурной среды, в которой сформировался человек. Выросшие и сформировавшиеся в советское время склонны слабее идентифицировать себя с Казахстаном, в отличие от молодежи, родившейся и выросшей при новом государстве.

В максимальной степени идентифицирует себя с Казахстаном, ощущают себя гражданами молодежь до 18 лет. Исследования показывают, что их показатель приближается к 100%. Для сравнения: в возрастах от 18 до 45 лет средний показатель – порядка 90%, от 40 до 60 лет – около 85%. Итак, чем старше возраст, тем больше становится количество респондентов, не ощущающих себя гражданами Казахстана.

По национальному признаку картина вполне ожидаемая. Среди казахов идентифицируют себя с Казахстаном около 95%, тогда как аналогичные показатели среди русских – 85%. Распределение по регионам и по соотношению город-село показывает высокую зависимость от этнического состава. Например, северные регионы и восток дают больший процент тех, кто не ощущает себя гражданами Казахстана, чем регионы, в основном населенные казахами. Та же картина в разрезе город-село: село у нас в основном казахское по составу, тогда как русские в стране по большей части городские жители.

Из этих данных мы можем сделать один важный вывод. Он касается результатов по молодежи до 18 лет. Стопроцентный показатель в их среде – свидетельство того, что они более интегрированы в современное казахстанское общество. Безусловно, картина по мере их взросления изменится, но ясно одно – роль школьного образования, воспитания патриотизма, знакомства детей, в первую очередь неказахов, с казахской культурой и т.д. – критически важны для их успешной интеграции.

Проблема казахского языка, например, не будет такой острой и полемичной, если дети-неказахи еще в школе получат хорошие навыки казахского языка. Сегодня проблема зачастую обходится стороной, спускается на тормозах. Но эти результаты показывают, что необходимо увеличение как количества (объема), так и качества преподавания казахского языка в русскоязычных школах. Изменить ситуацию со старшими возрастами в наших условиях уже не получится, но в том, что касается молодежи – это вполне реально.

Что характерно, опрошенные чаще всего мотивируют тот факт, что они не ассоциируют себя с Казахстаном, в основном экономическими причинами, то есть низким уровнем жизни, отсутствием хорошей работы и т.п. Эти ответы являются, в нашем случае, скорее всего, проекцией более глубоких проблем. Несомненно, здесь требуется исследование, нацеленное именно на ту категорию граждан, которые не ощущают себя казахстанцами, причем комплексное, с использованием, в частности, метода фокус-групп – только так можно получить ответы на «неудобные вопросы», добиться большей искренности. Именно поэтому мы заложили в программу исследования фокус-группы.

Чем мы можем объяснить проблему идентичности в Казахстане? Характерно, что в ответах на вопросы, призванные выявить, что значит для людей быть гражданином Казахстана, в самом низу оказываются категории, которые предполагают активную роль гражданина в обществе, его субъектность, а не объектность.

Причастность к происходящему в стране и полезность набирают менее всего баллов. И это говорит о типичной для многих постсоветских стран ситуации – высокой степени отчужденности граждан от политики и слабом развитии гражданского общества. Личность, замкнутая в круге своей личной активности пределами семьи, узкого круга друзей или родни не может быть активным гражданином.

В системах с развитым гражданским обществом граждане ощущают свою ответственность за происходящее в их городе, регионе, стране в целом. Это становится следствием высокой общественной и политической активности. Например, в странах Северной Америки или Западной Европы очень развит «третий сектор». В США насчитывается более миллиона некоммерческих и благотворительных организаций. Практически каждый взрослый гражданин, так или иначе, участвует в деятельности общественных организаций, проявляет гражданскую активность.

Гражданская активность – индикатор развитости общества. Уже давно было выявлена зависимость между численностью гражданских организаций и качеством развития регионов. Так, Роберт Патнем сравнивал Северную Италию (богатый, развитый регион) и Южную Италию (экономически слаборазвитый, дотационный, пораженный коррупцией район страны). В Северной Италии уровень гражданской активности был на порядок выше, чем на юге.

Выходит, что для большей части наших граждан понятие «быть гражданином страны» связано с чисто формальной стороной, выраженной в легальной сфере или имеющей отношение к ней – официальное гражданство, законопослушность, защита законов. Только для небольшой части быть гражданином – это активная деятельность, и личный вклад в общество в государство.

Этническая составляющая в проблеме идентификации особенно важна. Но, на наш взгляд, не следует воспринимать ее слишком прямолинейно. Так, по результатам социологических исследований, для подавляющего большинства опрошенных Родина – это Казахстан, населенный пункт, где они выросли, или дом. Только около 5% выбирают другие варианты, например, историческую родину или СССР. Вариант СССР как Родины отмечается крайне незначительным числом опрошенных. Это говорит о том, что советская идентификация, как бы ни говорили обратное, в целом неактуальна, и сохраняется только в крайне незначительном сегменте населения. Как правило, это исключительно те, кто вырос и провел большую часть активной жизни в советское время. В дальнейшем их число будет, естественно, только снижаться.

Распространенное мнение о том, что большинство русских желали бы уехать в Россию, не вполне верно, и требует коррекции. Как показывают исследования, проблему можно сформулировать так: русские и представители других европейских этносов чувствуют себя некомфортно в Казахстане, в силу того, что социальная среда меняется. Здесь играет большую роль местная специфика – Восток, а не Европа, мусульманская страна, а не христианская, культурные отличия от коренного населения и т.д. Россия в данном случае выполняет скорее роль «объекта для сравнения», некоего эталона.

Развал Союза, существующего в сознании данной группы населения как ностальгический образ, требует замещения. Россия – преемница СССР и в международном праве, и в психологии русского населения постсоветского пространства. Фактор исторической родины, «русской общности» не является здесь, на наш взгляд, доминирующим.

Идея империи противоречит идее нации, в которую могут оформиться этносы. Равно как и на другие этносы, это повлияло и на русских, которые не смогли еще оформиться как нация. Процессы, происходящие сегодня в России, показывают, например, что русские националисты (не смешивать с шовинистами, «имперцами» и т.д.) слабы, и к тому же, не пользуются поддержкой власти, так как они в основном стоят на позициях окончательного демонтажа империи, и зачастую негативно относятся к советскому наследию, в том что касается идей, отношения к истории (оценки действия советской власти, ставшей виновником гибели миллионов русских).

В итоге возникает парадоксальная ситуация – у нас имеется большее количество людей, которые фактически являются людьми без Родины. Россия – Родина, но с оговоркой «историческая». Казахстан они также не могут назвать Родиной. В такой ситуации они бы с большим удовольствием уехали в другую страну, более благополучную, чем Россия. Но это доступно не всем. Россия ближе, в ней меньше проблем с устройством на месте, нет проблемы языка, это часть бывшего советского пространства, в конце концов, преемница СССР и т.д.

Активнейшая поддержка со стороны русских в Казахстане Таможенного Союза, например, связана именно с этим феноменом – появляется надежда, что можно будет не уезжать, так как здесь все станет если не как при Союзе, то хотя бы как в России. Надежда, безусловно, иррациональная, но в данной ситуации вообще мало рационального, потому что речь идет о сознании больших масс людей.

Помимо указанных здесь факторов, безусловно, существует еще много аспектов проблемы идентичности в нашем обществе. Это именно проблема, и ее осознание, на наш взгляд, совершенно необходимо для поиска путей решения.

Источник: e-center.asia


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение