Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интервью Day.Az с известным армянским политологом Александром Искандаряном.

24 Июля 2008

Автор:

Теги:


- Господин Искандарян, как в Армении оценивают факт тайных переговоров между армянскими и турецкими дипломатами?

- Ничего тайного в факте контактов с турецкой стороной нет, в армянском политическом классе это секрет Полишенеля. Контакты как таковые - явление постоянное и не особенно новое. Кроме всего прочего, есть много международных форматов, в которых армянские и турецкие дипломаты встречаются перманентно, не говоря уже о том, что в Стамбуле постоянно работает дипломатическая миссия - представительство Армении в BISEC.

- А нельзя ли поподробнее ответить на вопрос о том, сколь велики ныне имеющиеся армяно-турецкие контакты?

- Ну, их нельзя назвать очень уж большими, но и маленькими нельзя. В неделю летает несколько рейсов, есть автобусное сообщение, довольно много туристов ездит из Армении в Турцию, в основном в те районы страны, которые соседствуют с Арменией, в которых сохранилось большое количество армянских памятников. Есть и торговля через третьи страны.

- В таком случае, что даст Армении открытие армяно-турецкой границы?

- Довольно многое. Из своих четырех соседей у Армении закрыты границы с двумя, так что открытие границы с одной из них имеет большое значение. Даже более того, тут дело не в арифметике, Турция - западная соседка Армении, через нее пролегает путь в Европу, гораздо более прямой и дешевый, нежели действующий ныне грузинско-черноморский. А основной торговый баланс у Армении именно с европейскими странами.

- Но готова ли Армения к приостановке деятельности, направленной на признание «геноцида армян» и на возвращение оккупированных территорий Азербайджана в обмен на открытие армяно-турецкой границы?

- По первому пункту боюсь, что тут дело не только и не столько в Армении. Деятельность по признанию «геноцида» (здесь и далее кавычки наши - ред.) в основном ведут в странах пребывания лобби местных армянских организаций. Это и политические партии армянского зарубежья, и общественные организации, и некоторые влиятельные в своих странах индивиды, и так далее. Часто их союзниками выступают и неармянские организации или просто люди, по каким-либо причинам сочувствующие армянам, или наоборот, негативно относящиеся к Турции.

Конечно, армянское государство отнюдь не стоит в стороне от этих процессов, но «приостановить» их оно не может, даже если бы хотело. «Геноцид» - важная часть самосознания армян зарубежья, основное население которого - это прямые потомки спасшихся от «геноцида», это часть их семейной истории, часто просто основа их идентичности.

В конце концов, нетрудно вспомнить, что борьба за признание «геноцида» существовала, когда никакого армянского государства еще не существовало (и даже в некоторые периоды была сильнее, чем сейчас).

Что касается второй части вопроса, я бы дал отрицательный ответ. Взаимоотношения с Турцией и взаимоотношения с Азербайджаном - это разные вещи. Связанные, конечно, но разные. Степень накала разная, параметры разные, обстоятельства разные, приоритетность вопроса для Турции и Азербайджана разные. Кроме того, «цена вопроса» завышена. Отдавать безопасность Карабаха за открытие границ никто не будет, ибо это несопоставимые вещи.

Я не умаляю значимость вопроса Турции для Армении, но всем ясно, что за территории турки бы открыли границы и десять лет назад, если бы Армения такое предложила.

- А как Вы считаете, может ли Турция пренебречь вопросом Нагорного Карабаха, ради своих интересов?

- Несомненно. Более того, я думаю, что это произойдет непременно, если ничего кардинально не изменится. Весь вопрос в том, когда это произойдет. Азербайджанский лоббинг играет свою роль в Турции, равно, как и внутренние факторы, работающие на пролонгацию нынешнего состояния. Но динамика процессов идет явно в пользу положительных изменений.

- В таком случае возникает еще один вопрос: можно ли ожидать улучшения армяно-азербайджанских отношений после потепления армяно-турецких отношений?

- Боюсь, что ожидать улучшения армяно-азербайджанских отношений в политической перспективе нереалистично. Это не значит, что их нельзя ждать в исторической перспективе, я не могу знать, что будет через пятьдесят или сто лет. Но ничто на политическом горизонте не показывает перспективы такого улучшения. И отношения с третьими странами (в данном случае, с Турцией) вряд ли могут резко изменить эту картину.

Акпер Гасанов
Day.Az


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение