Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Арабский вектор Киргизии

3 Февраля 2014

Автор:

Теги:

КАРТ-БЛАНШ.

Эр-Рияд становится для Бишкека главным приоритетом


КАРТ-БЛАНШ. Арабский вектор КиргизииНа фото: премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев. Фото Reuters

Внешнеполитический 2014 год для Киргизии начался с весьма знакового события – визита в республику заместителя министра иностранных дел Королевства Саудовская Аравия (КСА) принца Халед бин Сауд бин Халед Аль Сауда. Саудовский принц быстро нашел общий язык с главами двух ветвей власти Киргизии – премьер-министром Жанторо Сатыбалдиевым и спикером парламента Асылбеком Жээнбековым. Учитывая, что Жээнбеков вместе со своим родовым кланом (что для киргизской политики принципиально важно) давно связан с арабскими странами Персидского залива, включая и КСА, бизнесом, это и неудивительно.

В разговоре с саудовским принцем киргизский спикер произнес весьма примечательную фразу: «Развитие сотрудничества с Королевством СаудовскаяАравия является одним из приоритетных направлений во внешней политике Кыргызстана». Учитывая, что конституционно парламент в Киргизии являетсяглавным звеном всей политической системы, прозвучало это поистине программно.

Впрочем, январский визит принца Халеда в Бишкек вовсе не являлся началом стремительно развивающегося киргизско-саудовского взаимодействия. Еще 25 сентября прошлого года состоялся официальный визит в киргизскую столицу председателя меджлиса Аш-Шура (парламента) Саудовской Аравии Абдаллы бин Мухаммада бин Ибрахима Аль Аш-Шейха, которого принял в том числе президент Алмазбек Атамбаев. Немногим ранее вБишкеке открылось посольство саудовского королевства, а еще ранее киргизской стороной в одностороннем порядке был введен безвизовый режим для граждан КСА в числе других 40 стран, в списке которых арабские страны Залива в целом занимают немалое место. Именно тогда состоялись и первые переговоры об открытии в бишкекском аэропорту «Манас» саудовскогологистического центра – на фоне всех известных разговоров о якобы предстоящем выводе из аэропорта американской военной базы, официально именуемой Центром транзитных перевозок.

Публичное предназначение саудовского логистического центра в «Манасе», под который Министерству сельского хозяйства с форс-мажорной динамикой велено выделить земельный участок в 50 га, – обеспечение экспорта киргизской «экологически чистой» баранины в Саудовскую Аравию. Иуже этот тезис вызывает при внимательном рассмотрении целый ряд сомнений.

Когда-то, в советское время, действительно производившая достаточно большое количество мяса республика на сегодняшний день более половины мясных продуктов импортирует, в основном из Китая. Бездумная приватизация начала 1990-х годов, когда колхозный скот был попросту съеден или продан за пределы республики без учета необходимого воспроизводства, привела к тому, что собственная продовольственная безопасность Киргизии теперь в высочайшей степени зависит от импорта, и окаком экспорте баранины может идти речь – вопрос из разряда риторических. Вообще какие-либо экономические интересы Саудовской Аравии, как и других активизировавшихся в Киргизии и всем регионе арабских стран – Катара, Кувейта, ОАЭ, – совсем не очевидны. Арабские вояжеры не проявляют ни малейшего интереса ни к актуальной для республики энергетике, ни к столь же актуальной транспортно-коммуникационной сфере, ни уж тем более к какому-либо производству. Даже в разработке горнорудных месторождений, где активничают Китай, Канада, некоторые европейские страны, Россия, Казахстан, даже в этой сфере нет ни одного динара арабских инвестиций. До последнего времени все проекты арабских стран в Центральной Азии относились исключительно к сфере идеологии: это строительство мечетей, это финансирование отдельных образовательных (в сфере религии) проектов.В Бишкеке, к примеру, уже немало лет функционирует Кувейтский университет – малоизвестный широкой аудитории и занимающийся подготовкойв основном журналистов исламской направленности.

По мнению киргизского эксперта Марса Сариева, смысл происходящего состоит в том, чтобы создать условия Саудовской Аравии реализовать на территории Центральной Азии ее национальный идеологический проект – ваххабизм, что, в свою очередь, должно помешать процессу интеграции Киргизии и России.

Насколько верен тезис о проектности всех нынешних маневров в двусторонних киргизско-саудовских отношениях – покажет уже самое ближайшее время. Почва для распространения официальной саудовской идеологии в Киргизии подготовлена давно. Ни для кого не является секретом и обсуждается вполне публично, хотя и без соответствующих выводов со стороны государственных структур. С начала 1990-х годов в Киргизии происходило стремительное увеличение количества легальных и нелегальных частных религиозных школ и медресе, где наряду с арабской графикой преподаются традиционные и не очень мусульманские дисциплины. Многие из этих образовательных учреждений давно превратились в самостоятельные религиозные центры радикального толка, где проводится пропаганда собственных социальных и политических взглядов проповедников,приезжающих из стран Залива, и саудиты в ряду этих проповедников занимают далеко не последнее место. «Мягкое» распространение жесткого радикального ислама, когда-то вызывавшее беспокойство применительно только к традиционно более исламизированному югу республики, сегодня можно увидеть повсеместно в центре Бишкека, как и по всей территории республики.

Что же касается планируемого саудовского логистического центра в «Манасе», то вопрос его прямого предназначения вызывает разные толки. Помнению ряда бывших сотрудников киргизских спецслужб, под прикрытием ветеринарных служб и среди складских помещений вполне может функционировать центр оперативной подготовки малочисленных террористических групп для стран региона, всего бывшего СССР, Китая. На мысль о вероятности подобного наводит и история американского Центра транзитных перевозок: в феврале 2010 года иранские спецслужбы насильственно посадили в Мешхеде самолет киргизской авиакомпании, следовавший курсом Дубаи–Бишкек. С рейса был снят известный террорист международного значения Абдулмалик Реги, лидер террористической организации «Джундуллах», действующей в регионе стыка границ Ирана, Афганистана и Пакистана и курируемой, по некоторым данным, западными спецслужбами. В видеозаписи, сделанной перед его казнью сотрудниками иранских спецслужб, он достаточно откровенно констатирует, что летел в «Манас» для обсуждения будущих операций с высокопоставленными представителями США, а заодно обмолвился, что для него эта поездка была не первой, и он – не единственный. Другими словами, прецедент есть, рецидивы – вполне возможны.

В ближайшие дни планируется официальный визит президента Киргизии Алмазбека Атамбаева в Эр-Рияд. Вероятно, по его итогам «приоритетные направления» киргизской внешней политики станут более ясными, включая и отношения с Россией и имея в виду непростые отношения последней с саудовским королевством. Особенно в свете совсем недавно обсуждавшейся всеми мировыми СМИ причастности данного королевства к терроризму на территории России.

 

 http://www.ng.ru/cis/2014-01-31/3_kartblansh.html?print=Y


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение