Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Добрососедство без восторга

14 Июля 2008

Автор:

Теги:

 

Или почему Ислам Каримов не поехал на юбилей Астаны


В Узбекистане никому не придет в голову задаваться вопросом, почему президент Ислам Каримов не прилетел на празднование 10-летия столицы Казахстана, в котором приняли участие президенты Кыргызстана, Таджикистана, Грузии, Армении, Турции, король Иордании, а Россию представляли президент Дмитрий Медведев и мэр Москвы Юрий Лужков. Большинство простых граждан Узбекистана о пышных юбилейных торжествах в соседнем государстве, совпавших с празднованием дня рождения Нурсултана Назарбаева, вообще ничего не узнали, поскольку в местной прессе об этих событиях не было упомянуто ни единым словом, ни дружеским, ни даже язвительным. И это, конечно, не удивило политических наблюдателей. Корректно поддерживая двухсторонние отношения с могучим северным соседом, официальный Ташкент не скрывает скептического отношения к известным претензиям президента Казахстана на роль регионального лидера. В этой роли Ислам Каримов, 17 лет жестко правящий 25-миллионной страной, вероятно, хотел бы видеть самого себя, и уж, во всяком случае, не склонен способствовать украшению имиджа своего основного «соперника» публичной демонстрацией восторгов его державным мероприятиям.
 
В апреле 2008 года, прилетев на встречу с Назарбаевым в Астану, Ислам Каримов довольно резко подвел итог своему отношению к идее президента Казахстана о создании союза центральноазиатских государств, заявив, что для Узбекистана эта инициатива категорически неприемлема. Спустя месяц, на июньском саммите СНГ, во время встречи с Дмитрием Медведевым, в альтернативу умножения региональных союзов Каримов выдвинул инициативу их сокращения - предложил объединить в одну организацию ОДКБ и ШОС. Эту идею, не нашедшую отклика у ближайших соседей Узбекистана по региону, некоторые аналитики расценили как вероятный ответ амбициям Назарбаева. Поскольку в ОДКБ и ШОС, кроме стран Центральной Азии, входят Китай, а также Армения и Беларусь, предложив их слияние, Каримов попробовал утвердить свой авторитет на гораздо более широком внешнеполитическом пространстве. Впрочем, и сам Назарбаев в 1991 году, когда на саммите в Ашхабаде покойный Туркменбаши предложил создать объединение тюркских республик в конфедерацию, жестко отказался от этого, сделав ставку на СНГ. В итоге Ниязов объявил «нейтралитет» и ни в какие межгосударственные блоки вступать не захотел. Непоследовательность Астаны, недавно вновь объявившей центральноазиатский союз приоритетом, закономерно не вызывает восторга у соседей.
Стоит ли удивляться, что помпезные празднества в Астане, куда новый президент России, пока еще не побывавший в Ташкенте, совершил уже второй визит с момента его избрания, не нашли особенного сочувствия и восторженного освящения в Узбекистане? Справедливости ради стоит заметить, что на торжествах по случаю 2750-летия Самарканда, отмечавшихся в октябре 2007 года, Нурсултан Назарбаев тоже не присутствовал. Равно как и лидеры остальных государств региона. Хотя утвержденному ЮНЕСКО юбилею «Рима Востока», древней столицы Тимуридов и празднику своего родного города президент Каримов старался придать статус мирового события.
Теперь Ташкент буквально живет в ожидании пышного празднования своего 2200-летия, намеченного на весну 2009 года. Хотя современная столица Узбекистана уже отмечала 2000-летие в 1984 году, узбекские ученые и дипломаты смогли убедить ЮНЕСКО «засчитать 25 лет за 200». И сегодня город, с которым юной Астане в любом случае трудно померяться возрастом, охвачен лихорадкой торжественного благоустройства. На свой манер, разумеется. Грандиозных новостроек с участием всемирно известных архитекторов проводить некогда, да и не на что. Но наводится самый тщательный лоск на все, что уже было построено - прежде всего, на архитектурные памятники старины, благодаря которым в 2007 году Ташкент уже получил статус Столицы мира исламской культуры. Но достается внимания благоустроителей и остальному - центральным улицам, железнодорожным мостам, паркам и скверам. Многие, ветхие с виду здания 30-50-х годов XX века идут под ковши бульдозеров, невзирая на архитектурную оригинальность, поскольку являются артефактами не той истории, которой в нынешнем Узбекистане официально принято гордится. Например, в самом центре города, напротив здания парламента, снесли и выставили за городскую черту знаменитый Монумент Дружбы Народов - памятник семье кузнеца Шамахмудова, в годы войны приютившей 15 детей-сирот всех национальностей СССР. К грядущему празднику одноименная площадь Дружбы Народов переименована в площадь Независимости, хотя одна такая в Ташкенте уже есть. Но это не вызывает удивления. Поскольку 2200-летие столицы президент Узбекистана, находящийся во главе государства с 1989 года, по всем признакам намечает отпраздновать как некий идеологический апогей своего бессменного правления суверенным государством. Вот только прибудут ли на торжества в мае 2009 года высокие гости из Астаны вместе с друзьями, побывавшими на прошлой неделе в Казахской столице? Об этом сейчас можно только догадываться, строить предположения.
Подчеркнуто равнодушное отношение южных соседей к пафосному юбилею Астаны, однако вовсе не означает некого охлаждения в двусторонних отношениях. 9 июля по итогам встречи в Ташкенте вице-премьера Казахстана Умирзака Шукеева с вице-премьером и министром финансов Узбекистана Рустамом Азимовым были достигнуты новые договоренности.
Узбекистан обещал беспрепятственно пропустить через свою территорию по руслу реки Сырдарья без изъятия все 600 млн. кубометров воды на орошение, о попуске которой из створа Токтогульского водохранилища договорились на прошлой неделе правительства Казахстана и Кыргызстана.
Министерства и ведомства Узбекистана и Казахстана также решили до конца года подготовить концепцию «зоны свободной торговли», о создании которой президенты Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев договорились 23 апреля на встрече в Астане. Согласно заявлению Шукеева на пресс-конференции Ташкенте, концепция будет представлять собой «принципиально новый документ, который будет предусматривать не только обновление таможенных пошлин, но и вопросы регулирования акцизов, миграции, передвижения товаров, инвестиций, независимого режима пропускных пунктов». Пока закрытие на полгода на реконструкцию главного контрольно-пропускного пункта Гишткуприк на границе Казахстана и Узбекистана в 15 километрах от Ташкента вызвало паралич транспортных потоков и резкий взлет цен на узбекских рынках. Но окончание ремонтных работ вроде бы должно совпасть с началом создания «зоны свободной торговли», теоретически обещающей экономические выгоды обеим сторонам.
Осторожное продолжение двусторонних контактов вместо демонстрации политических восторгов - это сегодняшняя линия Ташкента по отношению к соседнему Казахстану, и не только. В публикациях официальных политологов, излагающих нынешнюю внешнеполитическую доктрину правительства Ислама Каримова, недвусмысленно утверждается, что Ташкент всегда исходил и сейчас исходит из «адекватного восприятия своей роли в качестве стабилизационного стержня всего региона с учетом своего географического положения, людских ресурсов и исторического опыта». А опыт побуждает Узбекистан даже участие в международных организациях на постсоветском пространстве рассматривать, прежде всего, как возможность расширять сотрудничество на двусторонней основе, не как «партнерство ради партнерства», а для «достижения определенных целей на определенном этапе и в определенный промежуток времени».

Андрей Саидов, Ташкент

«Деловая неделя»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение