Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Газета.Ru»:Преемственность неразрешимых внешнеполитических проблем.

9 Июля 2008

Автор:

Теги:
 

При стабильности режима передача сложных, а иногда и неразрешимых внешнеполитических проблем из рук в руки вместе с креслом президента России абсолютно неизбежна.

«Важность преемственности» в межгосударственных отношениях, о которой, по словам президентского помощника Сергея Приходько, разговаривали на саммите «восьмерки» Медведев и итальянский премьер Берлускони, не такая уж и бесспорная штука.

Идиллическое взаимопонимание между знаменитым своей политической живучестью итальянцем, раз за разом возвращающимся в кресло главы правительства, несмотря ни на какие коррупционные скандалы, и планомерно меняющими друг друга кремлевскими вождями может, конечно, стать примером необычного проявления почти семейного счастья. Преемственность другого рода - передача сложных, а иногда и неразрешимых внешнеполитических проблем из рук в руки вместе с креслом президента России - менее приятна, но при стабильности режима абсолютно неизбежна.

Когда Приходько говорит об отсутствии прогресса в переговорах с Японией по курильскому вопросу, это совершенно не удивительно. В таком вопросе удивительно как раз говорить о прогрессе, поскольку окончательного решения он не имеет. По внутриполитическим соображениям Япония никогда не откажется от претензий на «северные территории», а Россия никогда их не отдаст. Этот сорт преемственности с нами навечно - с советских времен и по сегодня, а можно сказать, и вообще пока стоит Третий Рим.

 

Из менее давних времен ведет свою историю преемственность спора России с Западом по так называемым замороженным конфликтам на территории бывшего СССР. В данном случае противостояние, похоже, нарастает, и позиции сторон, которые даже при Ельцине не сводились к единому знаменателю, становятся все жестче. Безусловно, в рамках «плана Путина» Медведеву не удастся их смягчить, даже если он этого захочет, пытаясь вернуться к короткому эпизоду соучастия России и США в «антитеррористической войне», случившемуся благодаря грамотной реакции Путина на события 11 сентября 2001 года. Впрочем, нет никаких оснований полагать, что он захочет - из Кремля Россия видится поднимающейся с колен, а Запад и, в первую очередь, США - сгибающимися под грузом собственных проблем. И этим, соответственно, грех не воспользоваться для укрепления своих рубежей.

 

Тем более что юридические лазейки Запад любезно предоставляет сам. То же самое можно сказать и о столкновении позиций Запада и России по Украине.

Преемственность между внешнеполитическим, да и внешнеэкономическим курсом непосредственно Путина и первыми действиями Медведева в роли главы государства, очевидно, не вполне соответствует образу более мягкого, менее брутального и даже склонного к либеральной риторике политика. Наследство по этой части очень непростое.

 

Наиболее ярко это иллюстрируют ссоры России и Британии. Хотя, как сказал Приходько, «мы работаем на то, чтобы вывести российско-британские отношения из тупика», в тупике они и останутся, поскольку Россия категорически не желает становиться такой, какой ее хотят видеть англичане. И дело Литвиненко, послужившее поводом для комментария со стороны кремлевского чиновника, и ситуация вокруг ТНК-ВР, и многое другое в отношениях с Лондоном, исторически олицетворяющим собой атлантизм в еще большей мере, чем даже США, свидетельствует, что Кремль очень четко представил себе, как он хочет выглядеть на мировой арене, и более не собирается приспосабливаться к чужеродным нормам и ценностям.

 

В самом деле, зачем? Прямые иностранные инвестиции, на которые только что не молились политики 90-х, теперь воспринимаются скорее как подачка зарубежным компаниям, а не рука помощи, протягиваемая Западом. Пресловутый аргумент о том, что кремлевские и околокремлевские деятели держат свои деньги на Западе, тоже не стоит воспринимать всерьез. Противостояние с атлантическим миром вовсе не обязательно приводит к экстравагантным мероприятиям вроде ареста счетов - даже иранские аятоллы свободно распоряжаются своими средствами, а уж если дело таки доходит до реальной угрозы, спокойно переводят их из Европы куда-нибудь в Юго-Восточную Азию. Так что считать, что растущие амбиции российского руководства может сдержать боязнь за свой карман, было бы несколько опрометчиво.

 

Да и ладно бы, если верить в то, что Россия Медведева - Путина, так озабоченная преемственностью курса, приведет в порядок свои внутренние дела. Образ действий державы в международных отношениях в немалой степени определяется ее внутренним устройством. Если оно работает, если, к примеру, какая-нибудь вертикаль власти выполняет свои внутриполитические функции, можно даже говорить о перестройке под себя «архитектуры международных отношений». Ну а если система ломается, тогда амбициозность превращается в глупую самоуверенность, а жесткость - в агрессивность. И с этой точки зрения, во избежание худшего для себя Запад скорее должен желать Медведеву успехов, несмотря ни на какую преемственность его линии курсу Путина, и, соответственно, не особенно рассчитывая на смягчение во внешнеполитических отношениях.

 

Редакция «Газеты.ру» 08.07.08


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение