Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тюркский таможенный союз может оказаться обычной фигурой речи

15 Августа 2013

Автор:

Теги:

Тюркский таможенный союз может оказаться обычной фигурой речи

   Бахтияр Ахмедханов

15–16 августа в Баку состоится саммит тюркоязычных стран. Как сообщают СМИ, ключевой темой переговоров на высшем уровне станет создание Зоны свободной торговли, в которую войдут четыре государства — члены Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (ТюркПА), а именно: Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Турция.

Впрочем, речь пока пойдёт не о создании, а о возможности создания тюркского таможенного союза. Как заявил генеральный секретарь ТюркПА Рамиль Гасанов, к разработке конкретных механизмов можно будет приступить только в случае принятия на саммите консолидированного решения четырёх президентов.

Оценки предстоящего саммита весьма разнятся. В СМИ можно даже встретить утверждения, что тюркский союз будет представлять угрозу территориальной целостности России, поскольку речь фактически идёт о реализации старого пантюркистского проекта — объединения всех тюркских народов, населяющих огромные пространства от Алтая до Средиземного моря.

Ещё часто задают вопрос: каким образом Казахстан сможет сочетать членство в Таможенном союзе с Россией и Белоруссией с участием в интеграционном объединении с Азербайджаном и Турцией? И далее: не является ли политика Нурсултана Назарбаева (по инициативе которого и была в 2009 году создана ТюркПА) попыткой усидеть на двух стульях?

Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к специалистам, профессионально занимающимся изучением процессов, идущих в странах Центральной Азии и на Евразийском пространстве в целом. 

— Не думаю, что создание неких тюркских структур будет представлять угрозу экономическим интересам России, не говоря уже о её территориальной целостности, — сказал в интервью «Однако» эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Дмитрий Александров. — Я вообще не очень верю в жизнеспособность этого проекта, даже если он и состоится. Дело в том, что экономический успех определяется не сходством языков (к тому же, как, например, в случае Турции и Казахстана, весьма отдалённым), а общностью экономического и политического укладов, а также такими чисто прагматическими вещами, как наличие общих границ, транспортных коридоров и, наконец, взаимной инвестиционной привлекательностью.

Комментируя точку зрения, что будущий тюркский союз является турецким проектом, Дмитрий Александров заметил, что иногда бывает сложно понять, когда за «турецкими» проектами стоит собственно Турция, а когда — её западные партнёры. В данном случае проект тоже вряд ли можно назвать чисто турецким.

— Обратите внимание, — говорит эксперт, — что сама инициатива тюркской интеграции исходит не из Анкары, а из Астаны. Назарбаев всегда подчёркивал приверженность его страны политике многовекторности, так что мы, скорее всего, сейчас наблюдаем этот принцип в действии. Желание хоть как-то уравновесить российское влияние отличает всех без исключения лидеров постсоветских стран Центральной Азии, и на мой взгляд, такая политика рассчитана больше на внутреннего потребителя и для России особого значения не имеет.

Опасности российским интересам со стороны ТюркПА не видит и известный эксперт в области российско-казахстанских отношений, исполнительный директор политологического центра «Север-Юг» Алексей Власов. В интервью «Однако» он сказал следующее:

— Идея интеграции тюркоязычных стран отнюдь не нова, и сейчас речь идёт о том, чтобы попытаться активизировать и углубить сотрудничество, которое уже имеет место. Нет ничего плохого в том, когда разные страны стремятся к взаимовыгодным отношениям, тем более в нашем случае, когда степень сотрудничества в рамках ТюркПА не идёт ни в какое сравнение с интеграцией в границах ЕврАзЭС. Говорить здесь об угрозе российским интересам так же нелепо, как и утверждать, что Турция и Азербайджан создают единую армию, основываясь лишь на сообщениях о развитии сотрудничества Баку и Анкары в военной области. А между тем подобных комментариев сколько угодно.

По мнению киргизского экономиста Джумакадыра Акенеева, никаких препятствий для участия в двух-трёх экономических структурах не существует.

«Не забывайте, — говорит он, — что Киргизия является ещё и членом ВТО.Но нам же никто не запрещает входить в Таможенный союз? Так и здесь. С точки зрения торговли это может быть очень выгодно, тем более с Турцией у нас налаженный товарооборот и лишние льготы нам не помешают».

В принципе, несмотря на довольно широкий диапазон мнений, экспертное сообщество убеждено, что Назарбаев никогда не откажется от своего главного детища — ЕврАзЭС. Другое дело, что сближение с другими тюркоязычными странами, тем более путём создания наднациональных структур, поможет держать в тонусе партнёров по Таможенному союзу.

Есть и другой взгляд, сильно отличающийся от позиции «всё пропало!» и «кругом измена!» Несмотря на усиливающееся культурное влияние Турции в Центральной Азии, речи о турецкой (чего не скажешь о китайской) экономической экспансии в бывших советских республиках пока нет. И в обозримом будущем вряд ли будет.

У Турции нет общих границ с Казахстаном и Киргизией, а гонять грузы через Грузию и Азербайджан слишком далеко. Получается, что никакое сколько-нибудь экономически эффективное объединение этих стран без России невозможно: поэтому даже весьма условная этнокультурная общность большого числа жителей огромного пространства может создать для Москвы уникальную возможность с выгодой для себя поучаствовать в процессе с прицелом на перспективное расширение ЕврАзЭС.

Впрочем, нельзя исключать, что никаких судьбоносных решений на саммите ТюркПА не примут и всё сведётся к обычному договору о намерениях. Наличие в языке однокоренных слов и сходство грамматики могут быть поводом для гуманитарного сотрудничества, но для экономики требуются аргументы посерьёзнее.

В любом случае скоро всё станет понятно.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение