Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Фонд "Историческая память" констатирует, что данное заявление А. Спрудса является заведомой ложью

1 Декабря 2012

Автор:

Теги:
20 ноября т.г. директор Института внешней политики Латвии Андрис Спрудс в интервью российской газете "Взгляд" заявил, что включение министерством иностранных дел Латвии в список персон нон грата сотрудников фонда "Историческая память" Александра Дюкова и Владимира Симиндея являлось обоснованным шагом. «Когда в начале года Дюков и Симиндей сюда хотели въехать для того, чтобы показать свои статьи, это было расшатыванием ситуации, а у нас и так была довольно эмоциональная атмосфера в контексте референдума, вдобавок искусственно пробовать расшатывать ситуацию какими-то фальшивками», – заявил Спрудс.

Фонд "Историческая память" констатирует, что данное заявление А. Спрудса является заведомой ложью. Ниже публикуется комментарий руководителя исследовательских программ фонда "Историческая память" Владимира Симиндея газете "Взгляд".

"Андриса Спрудса я встречал на нескольких мероприятиях. Я знаком с его трудами. В своих оценках он неизменно демонстрирует рафинированный негативизм в отношении России. В сложившейся ситуации, с одной стороны, он попытался взять сдержанную нотку, но все-таки, на мой взгляд, не смог сдержаться на высокой ноте благородного «недоумения», прибегнув к безоговорочному оправданию политически мотивированного запрета на въезд для российских граждан на территорию Латвии.

Мы презентовали книгу и готовились к открытию в Латвии выставки, которая с успехом прошла в Москве, а сейчас работает в Минске. Говоря о том, что мы хотели «искусственно пробовать расшатывать ситуацию какими-то фальшивками», Андрис Спрудс нагло лжет. Он не в материале и идет в фарватере заявлений своего неофициального начальника – министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича, который также врал в наш адрес.

Спустя почти год после проведения в Москве нашей выставки никто из официальных латышских историков так и не смог привести ни одного доказательства того, что мы якобы что-то сфальсифицировали в фотографическом материале и архивных текстах или в воспоминаниях жертв нацизма и коллаборационизма. Попытка Спрудса вслед за Ринкевичем ввести политический запрет на документированную правду обречена на провал. Мы все равно покажем ранее неизвестные свидетельства о доминирующей местами роли карательных подразделений из числа латышских добровольцев в нацистской истребительной политике на северо-западе СССР в 1943-44 годах.

В целом могу сказать, что Латвия давно заигралась в безответные, по сути, действия по составлению «черных списков» российских историков, политологов и журналистов. Дело не ограничивается этим годом. Мы знаем историю, как правозащитник Евгений Прошечкин попал в этот список. Обострение «визобоязни» происходит у латышской стороны накануне 16 марта, когда в стране проходят празднования в честь ветеранов «Ваффен-СС». Поэтому не удивляет, что публичная реакция официальной Риги на затянувшийся ответ России сочетала в себе жалобные, так и прямо агрессивные нотки.

На мой взгляд, квинтэссенцией можно считать высказывание госсекретаря министерства иностранных дел Латвии Андриса Тейкманиса о том, что «явно устарел принцип око за око и такие жесты не вписываются в современные отношения между странами, российские историки заслужили, чтобы мы заблокировали им въезд в нашу страну, а Андрис Спрудс такого отношения не заслужил, российская реакция неприемлема, неадекватна и, я надеюсь, будет пересмотрена». Я могу сказать, что запрет на пребывание в Россию Спрудса, считающегося частицей латышского истеблишмента, не только задел его личные и корпоративные интересы, но и стал мощным сигналом официальной Риге о том, что практика давления на российских историков, политологов и журналистов путем включения их в «черный список» непродуктивна и в конце концов не останется безнаказанной.

Другой вопрос, насколько этот сигнал в итоге будет отрезвляющим и недвусмысленным для латвийской стороны. Это уже зависит от слаженности работы российского МИДа и других структур на основе принципиальной позиции по взаимному политическому разблокированию «черных списков». Известные попытки некоторых чиновников МИД России «не торопиться» в реализации такого подхода лишь потворствуют безнаказанности официозно-националистических кругов в Латвии, распаляя их претензии к России и к ее экспертному сообществу".



С уважением,
Голева Ольга
пресс-секретарь Фонда "Историческая память"
+7-903-711-60-41

www.historyfoundation.ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение