Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Чечня и Ингушетия поспорили насчет границы

28 Августа 2012

Автор:

Теги:

Чечня и Ингушетия поспорили насчет границы

Руководство Чечни требует официально закрепить границы с соседней Ингушетией. Между республиками возникли разногласия по поводу принадлежности территорий. Выяснилось, что после развала Союза так и не было установлено, где проходит разделительная полоса.

 По мнению главы Чеченской республики Рамзана Кадырова, это приводит к проблемам с безопасностью. Юнусбек Евкуров уже отреагировал на слова своего чеченского коллеги и согласился с тем, что вопрос надо решать. Подробности у корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.Осипов: Вопрос, о котором долго не вспоминали - где граница между Чечней и Ингушетией? Проблемой озаботился чеченский глава Рамзан Кадыров, заявив, что уже довольно продолжительное время с ингушской стороны стали отодвигать межевую линию, забирая себе чеченские территории. А кроме того, неопределенность в принадлежности земли создает много проблем с безопасностью, регулярные вылазки боевиков, нападения на жителей и силовиков, пора разобраться, кто должен контролировать спорные зоны, в частности, известный Сунженский лес, о котором рассказывает журналист Максим Шевченко и который является главным объектом спора.

Шевченко: Между Чеченский республикой и Ингушетией есть Сунженский лес, это достаточно глухие места, в которых в последние годы скрываются и лидеры террористов. И вопрос о том, почему их не поймают, может задавать только человек, который никогда не был в этих местах, это непроходимые глухие леса в горной местности, где даже армии не хватит, чтобы провести спецоперацию. Вот именно по этой территории не зафиксированы границы.

Осипов: Исторически Чечня и Ингушетия получили свои границы в середине XIX века, тогда это назвали Терской областью, при советской власти, все это назвали Горской АССР, но позднее в 30-х выделили Чечено-Ингушскую автономию, в сталинские времена республики были ликвидированы и восстановлены лишь только в 1957. А с распадом Союза впервые республики разделили, но, как сейчас выясняется, не до конца. Виной тому политическая анархия того времени, когда при Дудаеве отделение было фактически самопроизвольным с односторонним обозначением границ, напоминает генеральный директор центра этнополитических исследований Эмиль Паин.

Паин: Естественно, тогда демаркация границы не осуществлялась, и из трех районов, которые образуют Ингушетию, по крайней мере два - спорные, и в этом смысле вопрос о демаркации должен был возникнуть. Такой неопределенности границ, как между Чечней и Ингушетией, действительно нигде не было.Осипов: В процессе выяснения чиновники спешно искали документы, которые бы точно прописывали, где именно проходит граница, но ничего, кроме сомнительных указов времен 90-х, когда в регионе фактически не было нормальной власти, не нашли. Ингушское руководство поначалу даже оскорбилось, что соседи обвиняют их в захвате земель и явно намекают, что атаки боевиков - это следствие плохой работы ингушских силовиков в регионе. Потом, впрочем, Юнусбек Евкуров согласился, что границы надо уточнить. Но очевидно, что пока трудно понять, кто на что имеет право, рассуждает Эмиль Паин.

Паин: Трудно сказать, в чью пользу происходит захват территорий. Тут пользы мало от этого разъединения, которое произошло в 1991 году. Крошечная республика Ингушетия - если у нее отобрать остальные районы, что от нее вообще останется?Осипов: Руководители регионов до сих пор не поднимали тему на федеральный уровень, ограничиваясь неформальными действиями и как бы показывая друг другу, что уступать не намерены. Это противостояние выражалось в определенном силовом соперничестве, то из Грозного ингушским властям предложат помочь в какой-нибудь спецоперации, те откажутся, то, как недавно, Юнусбек Евкуров опровергнет информацию об успешной спецоперации чеченских силовиков, проведенной на территории соседней республики, тем самым как бы умаляя успехи соседей. Политики неоднократно стремились показать, кто лучше заботится о безопасности на вверенной им территории, и при случае готовы были навести порядок и у соседей. Рамзан Кадыров, впрочем, не желая обострять ситуацию, поспешил дипломатично заявить, что установление границ лишь укрепит добрососедские отношения между народами. И самое главное, объявил, что выносит вопрос на федеральный уровень, тем самым рассчитывая, что федеральный центр выступит в роли третейского судьи, комментирует директор политологического центра "Север-Юг" Алексей Власов.

Власов: Здесь свою роль должна сыграть федеральная власть. Кадыров и Евкуров являются главами субъектов федерации, но есть и структуры, которые должны следить, чтобы противоречия между субъектами не перешагивали определенные грани приличия и определенные грани дозволенного.Осипов: Пограничная тема для региональных руководителей - это не только вопрос безопасности и борьбы с криминалом на спорных территориях, здесь присутствует и чисто практический смысл. Для руководителей республик земли имеют и политическую, и экономическую ценность. Ведь население спорных территорий - это электорат, а каждый район - это бюджетные потоки, да и местные жители должны понимать, к каким чиновникам им в случае чего обращаться, к чеченским или ингушским, продолжает Максим Шевченко.

Шевченко: Свойство российской политической бюрократической системы, особенно административно-территориальной, в том, что определенный пул бюрократии, возникающий в рамках субъекта, не то чтобы суверенен в рамках этого субъекта, но многое определяет - денежные потоки, инвестиции, земельные вопросы, информационную политику и так далее.

Осипов: Сам факт обсуждения приграничных споров вызвал беспокойство на Кавказе. Во-первых, многие усомнились, что соседи разрешат спор так, чтобы потом никто не жаловался на ущемленные интересы, а во-вторых, земельные проблемы в этом регионе всегда очень остры, поскольку связаны с историческими и родовыми привязанностями тех или иных семей к определенной территории. Попытка выяснить отношения слишком часто приводит к тому, что эти отношения портятся, с чем и связаны опасения по поводу пограничного спора. Тем не менее, определенность все же лучше неопределенности, замечают наблюдатели, и рано или поздно республикам все равно пришлось бы вернуться к этому вопросу, хотя бы потому, что сейчас, в отличие от 90-х, пограничную проблему все-таки можно решить цивилизованными путями. - сообщает "Вести ФМ" на странице http://www.radiovesti.ru/articles/2012-08-27/fm/64082


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение