Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КАЗАХСТАНСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ОТСТАЮТ ОТ РОССИЙСКИХ ВО МНОГИХ СЕКТОРАХ ЭКОНОМИКИ

21 Декабря 2011

Автор:

Теги:

Замдиректора ИМЭП Куралай ДЖАНГАБАЕВА: КАЗАХСТАНСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ОТСТАЮТ ОТ РОССИЙСКИХ ВО МНОГИХ СЕКТОРАХ ЭКОНОМИКИ


Алматы. 21 декабря. КазТАГ – Асхат Ахметбеков. Единое экономическое пространство - это лишь возможности завтрашнего дня. При этом конкурентные преимущества казахстанского бизнеса на внешних рынках в основном обеспечиваются продукцией сырьевых отраслей. О перспективах деятельности отечественных товаропроизводителей несырьевой направленности в рамках нового интеграционного объединения и о cуществующих ныне проблемах в интервью КазТАГ рассказывает заместитель директора института мировой экономики и политики (ИМЭП) при фонде первого президента РК – лидера нации Куралай Джангабаева.    

 

- Куралай Аширбековна, как известно, с 1 января 2012 года начнет свое существование Единое экономическое пространство трех государств (ЕЭП) – Казахстана, Белоруссии и России. Предполагается, что от созданного общего рынка товаров в рамках нынешнего Таможенного союза мы перейдем к общему рынку услуг, капитала и труда в рамках ЕЭП. С каким, так сказать, багажом Казахстан подошел к этой временной отметке? 

 

- К новой временной отметке Казахстан пришел с определенными ресурсными возможностями и стратегическими планами, которые направлены на увеличение благосостояния экономики страны в условиях роста конкуренции на рынке общего пространства. Это наличие: экспортоориентированных отраслей экономики, как сырьевых, так и обрабатывающих производств; соответствующей системы социального развития, прежде всего, рост вклада в систему современного образования и здравоохранения. Главный багаж - это наличие стратегических планов всесторонней модернизации экономики и общества, что уже сегодня позволяет определить перспективу устойчивого роста, место и роль Казахстана на мировых рынках.

 

- Тем не менее, в Казахстане существуют весьма серьезные опасения по поводу выдавливания казахстанского бизнеса российскими предпринимателями, что может происходить разными путями, в том числе путем поглощения. Эти опасения небеспочвенны?

 

- Выдавливание происходит там, где нет альтернативы более жизнеспособному бизнесу, или, если у предпринимателей с казахстанской стороны, продукция не соответствует по качеству техническим требованиям. При правильном регулировании со стороны государства на предмет соблюдения антимонопольного законодательства и законодательства о конкуренции причин для «выдавливания» эффективно действующего бизнеса не может быть. Но все же можно согласиться с тем, что во многих секторах экономики предприниматели Казахстана отстают от соседней России. Это ниша – рынок товаров народного потребления (ТНП), в которой российские производители больше преуспели, они сегодня заполняют наш товарный рынок своей продукцией. Касательно поглощения бизнеса – это закономерный процесс в рыночной экономике. Все зависит от устойчивости бизнеса, правильно выбранной стратегии развития и роста.

 

- А что в свою очередь мы можем предложить соседям? Чем мы можем их «завоевать»? И какие, собственно, преимущества имеются у казахстанского бизнеса на внешних рынках?

- Хороший вопрос. Перед казахстанским бизнесом поставлена стратегическая задача увеличить долю продукции в ВВП страны до 40%. Конкурентные преимущества казахстанского бизнеса на внешних рынках в основном обеспечиваются продукцией сырьевых отраслей. В последнее время заметно расширился перечень экспортной продукции сферы агропромышленного комплекса (АПК) - преимущественно муки, крупы, макаронных изделий. Существует спрос и на продукцию пищевой отраслей. Например, масла растительные, продукцию масложировой отрасли.

Основными статьями казахстанского экспорта являются: минеральные продукты (преобладает сырая нефть) - 75% от всего экспорта товаров Казахстана; металлы и изделия из них - 13,3%; продукты животного и растительного происхождения, готовые продовольственные товары - 3,4%. Однако этого недостаточно. Необходимо увеличить вклад бизнеса в сферу инновационного развития, для того чтобы обеспечить продвижение собственной продукции на рынке соседних государств – стран-участниц Таможенного союза (ТС) и ЕЭП. Во многих случаях тот бизнес, который вложил в производство и инновации, становится выигрышным относительно тех, кто занят торговлей и реэкспортом товаров из других стран.

 

- Но в Казахстане при том же производстве ТНП для населения, к примеру, мало учитывается емкость внутреннего рынка. И это в лучшем случае, потому как есть большие сомнения в том, что такие данные вообще существуют. Как Вы полагаете?  

 

- Вообще, проблема емкости внутреннего рынка и эффективного регулирования ввоза и вывоза ТНП и услуг, на мой взгляд, существует. Ведь мы все время говорим об импортной зависимости. При наличии ресурсных возможностей, теперь уже и в рамках общего рынка, задача наполнения внутреннего рынка - это общий вопрос. Но при этом нельзя забывать и о безопасности развития страны. То есть предельные нормы ввоза и вывоза достаточно слабо изучены - и с точки зрения потребности рынка, и с позиций безопасности развития.

Я думаю, что это пробел в регулировании развития экономики. Рыночной саморегуляции в данном случае недостаточно, ведь есть ниши, которые должны наполняться только собственными товарами и услугами, а объем зависит от рыночного спроса. Данная проблема требует активного участия и научного сообщества, выработки методологии изучения и предложений по критериям и механизмам регулирования внутреннего рынка и безопасного его развития.  

 

- По мнению ряда экспертов, структура казахстанской экономики, товарооборота деформирована. Отмечается, что мы ввозим до 90% необходимых товаров, а экспортируем, и ваши слова тому подтверждение, преимущественно сырье. Ввиду этого есть опасения, что, создание ЕЭП не даст возможности нам кардинальным образом изменить ситуацию, то есть перестроить экономику и начать замещать импортную продукцию своими…

 

- Да, действительно, Единое экономическое пространство - это лишь возможности завтрашнего дня. Структура экономики, к большому сожалению, деформирована, и в этом нет вины производителей. Скорость продвижения вперед зависит не только от показателей экспорта продукции, но и от той стратегии, которой будут придерживаться представители крупного, среднего и малого бизнеса - производить больше качественных товаров для внутреннего рынка. Только тогда произойдет реальное импортозамещение. Пока наша страна все еще ввозит готовую продукцию лучшего качества с мировых рынков. 

 

- Если казахстанские банки и кредитуют сегодня экономику, реальный ее сектор, то на минимальном уровне. С другой стороны ощущается острейшая нехватка тех заемщиков (юридических лиц), которые были бы способны взять займы и вернуть, как полагается. Можно ли говорить о стопоре в развитии реальных секторов экономики сегодня?

 

- Не думаю, что это стопор в развитии экономики. Проблема в том, что большинство заемщиков не имеют хорошей кредитной истории. На самом деле ситуация в банковской сфере такова, что накопились значительные средства без движения и это не совсем хорошо. Помимо влияния ситуации на внешних рынках, это еще и проблема на внутреннем рынке. Для того чтобы занимать и развиваться, бизнесу необходимо грамотно вкладывать средства. При острой нехватке инвестиций все же кредитование реального сектора слабое. Частный капитал не активен. Очевидно, что есть причины либо недоверия к заемщику, или же все же опасения ухудшить собственные показатели стабильности у банков.

Как правило, частный инвестор ищет способ вложить средства в высоколиквидные проекты, которых, к сожалению, не так уж много. Нужно привыкать инвестировать в будущее с тем, чтобы гарантировано вернуть в долгосрочном периоде. К тому же у нас не вся инфраструктура финансовых и фондовых рынков функционирует, что, естественно, ограничивает динамику развития банковско-финансовой сферы. Я имею в виду ограниченность инструментов вложения средств и их оборот.

 

- А как же отток частного капитала из страны? Люди вытаскивают деньги туда, куда их можно реально вложить в дело - в те же Арабские Эмираты, куда угодно, но только не в нашу экономику. Выходит, говорить о том, что у нас сейчас складывается хорошие инвестиционные условия очень сложно, потому что размеры прямых иностранных инвестиций (ПИИ) сокращаются, тогда как мы остро нуждаемся в инвестициях…

 

- Проблема оттока капитала на пространстве стран ТС существует. Отток капитала из Казахстана за 9 мес. текущего года, по сообщению Национального банка Казахстана, составил $4,8 млрд. Отток прямых инвестиций из Казахстана в оффшоры составил за январь-август $1,5 млрд. Это серьезная проблема, которая затрагивает интересы государства, в конечном счете, отражается на величине резервов Нацбанка.  

Капитал не приходит в экономику, которая не имеет стабильной правовой основы защиты интересов инвесторов. Очевидно, есть проблемы и в правовом поле, а также и в том, что интересы отдельных инвесторов не отвечают требованиям безопасности страны. Здесь важно для всех соблюдать требования норм законодательного права.

 

- Стоит ли рассчитывать по структурной перестройке экономики страны, имеющей, как известно, глубокий сырьевой «крен» на реализацию государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития?

 

- Надежда именно на нее. ГП ФИИР на 2010-2014 годы охватывает преобразования во всех сферах экономики, включая социальную сферу. Итоговый результат реализации программы - достижение установленных программой индикативных параметров роста экономики, структурная диверсификация отраслей, обеспечение занятости населения. Цель Казахстана - встроиться в мировую цепочку производства как одно из звеньев, для того чтобы быть реальным поставщиком определенного спектра товаров на мировые рынки.

При этом в выборе модели индустриализации Казахстана были приняты в расчет опыт таких стран, как Австралия и Канада, чьи экономики имеют схожую с нашей страной структуру - нефтяной сектор, горнорудная отрасль, сельское хозяйство. Инновации, нанотехнологии и другие наукоемкие отрасли очень перспективны, но в Казахстане, полагаю, их стоит развивать в приложении к нескольким ведущим отраслям промышленности, которые являются локомотивом экономики страны. 7-процентный рост ВВП страны будет обеспечиваться за счет высоких темпов роста отраслей экономики и сферы услуг. Отмечу, что рост инвестиционной активности частного бизнеса и реализация программы ускоренной модернизации экономики позволило уже в 2010 году иметь двухпроцентный прирост ВВП за счет производства новой, конкурентноспособной продукции.

 

- Куралай Аширбековна, а не вызывает ли лично у Вас тревогу тот факт, что большинство проектов, запущенных по ГП ФИИР, дают единичную продукцию, а значит, нет заявленных объемов, рабочих мест и зарплат. С другой стороны, думается, что сегодня отсутствует какая-либо независимая, объективная оценка эффективности данных проектов, их востребованности, как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Не говоря уже о каком-либо видении перспектив и будущего. Разве это не настораживает?

 

- Да, действительно необходима объективная оценка эффективности реализуемых в рамках госпрограммы ФИИР проектов. За количественными показателями ввода объектов программы индустриализации сложно оценить реальную отдачу того или иного проекта. В средствах массовой информации, а также в официальной статистике сложно найти, что изменилось на самом деле - какой объем производства, на какой рынок поставляется продукция, какой уровень освоения мощностей, какая задача при этом решена (импортозамещение, новое производство чего-то, экспортная продукция и так далее). Все сложно. Возможно, есть какие-то оперативные данные. А ведь мы, аналитики, пользуемся только официальной статистикой, где невозможно найти ничего относительно объектов ГП ФИИР. Тогда для чего такие усилия государства, если общество мало информировано в результатах?

 

- В условиях, когда нет объективной оценки происходящего в стране, полагаем, что очень сложно строить какие-либо прогнозы, оценить все плюсы и минусы, к примеру, участия в том же ЕЭП. Тогда в каком направлении нам двигаться?

 

- Я думаю, что, прежде чем строить новую интегрированную модель экономики, следует все тщательно рассчитывать и оценивать с позиций социального эффекта. Ведь главными потребителями результатов обязательно будут люди. Как можно что-то прогнозировать, если информативная база ограниченная. Перспектива отраслевого развития, проекты тех же акиматов, которые реализуются в рамках госпрограммы ФИИР, настолько скупы, сложны, что в достоверности индикаторов всегда можно усомниться.

 

- Вы так считаете?

 

- Если это средства государства – значит, должна быть подробная, достоверная информация, отчеты перед обществом, реальные результаты экономической и социальной эффективности. К большому сожалению, обратная связь с обществом весьма слабая. А общество нуждается в ориентирах на будущее, даже в вопросе частной инициативы, к примеру, куда вложить собственные накопления, какое образование дать детям, где лучше жить и работать и так далее.   

 

- И Ваш рецепт?

 

- Рецепты можно выдавать, если есть конкретные представления по изучаемому предмету. В силу своих обязанностей мы достаточно хорошо информированы о том, что предполагается осуществить, в части модернизации общества, развития общего рынка, продвижения к реальному созданию евразийского сообщества. Однако доля сожалений остается там, где не вполне понятны прогнозные цели, параметры роста, и что собственно требуется от каждого человека индивидуально, где сфера применения его труда, какова отдача сегодня, завтра и в будущем.

На мой взгляд, необходимо все-таки освещать итоги результатов, публиковать, а главное - прогнозировать краткосрочный, среднесрочный и долгосрочные результаты. А также иметь более подробные статистические данные по отраслям и сферам развития экономики. 

 

- Спасибо за интервью.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение