Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Оралманы – не просто фактор риска. Это уже стопроцентный риск!

17 Октября 2011

Автор:

Теги:



Какстало традиционным для специфического казахстанского общества, запутавшегося в своих внутренних противоречиях, появление оралманов в информационном пространстве страны обычно означает одно: попытку вбросить в общественное мнение очередную "утку", обострить имеющиеся разногласия, чтобы в поднявшейся со дна мути выловить что-то свое, нужное лишь оралманам, но никак не государству Казахстан.

Проблемас трезвой оценкой роли оралманов в казахстанском обществе накладываетсяна отношение казахстанских казахов к "вернувшимся" на историческую родину соотечественникам. Это как в Америке с ее политкорректностью – там сейчас очень трудно с правдой, умением называть вещи своими именами,поскольку за правду (например, о том, что за Обаму голосовали преимущественно чернокожие и латиносы) можно схлопотать срок, будучи обвиненным в некоем "расизме". В Казахстане пока за оскорбление оралманов сроки не выписывают, но, похоже, эта социальная группа старается изо всех сил, пробивая себе в нашей стране некое исключительное положение.

О том, как это делается, может многое поведать Талгат Мамашев, первый заместитель председателя Всемирной Ассоциации казахов. Достаточно было этому общественному деятелю вспылитьв адрес двух оралманов, терроризировавших, по выражению Мамашева, его иего помощников различными подметными письмами и угрозами начать против Ассоциации информационную войну, как мигом против него ополчилось большинство соотечественников, взбудораженных вырванными из контекста фразами: "Вся ваша шумиха и т. д., я плевать хотел, что хотите, то и делайте, потому, что бесполезно вам говорить…".

Эта реплика не была произнесена с целью оскорбить всех оралманов. Адресатами реплики стали два журналиста-оралмана, которые написали в газету "Жас Алаш" критическую статью против Мамашева. И, похоже, именно они стали виновниками продолжавшейся двадцать дней вакханалии, когда введенные в заблуждение оралманы начали требовать отставки Мамашева и его извинений перед казахами, вернувшимися на родину. Под письмом с такими требованиями собралось пятьсот подписей. Дело дошло до того, что ТалгатуМамашеву пришлось не только объяснять общественности, на кого именно ему было "плевать", но и извиняться перед оралманами за то, чего он вообще в виду не имел.

В настоящий момент в схожей ситуации оказался Тимур Кулибаев, глава фонда "Самрук-Казына". Выступая на первомзаседании дискуссионного клуба "Эксперт" Кулибаев сказал, что бастующие– это преимущественно приехавшие из Каракалпакии граждане, которые подчиняются своим неформальным лидерам и являются активным ядром забастовки. Сказано это было не с целью оскорбить оралманов, которых в Жанаозене и впрямь много (в основном, возвращающиеся на родину казахи отдают предпочтение теплым южным регионам и нефтеносному Мангышлаку), а сцелью, во-первых, объяснить, что забастовщики никаких политических партий и оппозиционных политиков не признают. И, во-вторых, из контекстасказанного выходит, что Тимур Кулибаев хотел сделать бастующим комплимент за их сплоченность, умение через силовой нажим выбивать себе льготы и повышения.

Вместо того чтобы разобраться в сказанном, очередные оралманы, пробившиеся в журналистику, подняли на специально организованной пресс-конференции вой до небес. Один из ее участников даже заявил, что, мол, Кулибаев такие положительные качества оралманов как сплоченность, трезвость и организованность превратил в нечто негативное, хотя, повторим, сказано это было именно в комплиментарной форме, а если и присутствовало желание кого-то оскорбить, так это скорееоппозицию в лице присутствовавшего на том же заседании Булата Абилова, которого периодически "заносило".

И вот от Тимура Кулибаева теперь требуют того же, чего от Талгата Мамашева – публичных извинений за мнимые оскорбления всех оралманов. Как мы видим, оралманы выделяют себя в совершенно особую социальную группу, причем началось это не вчера, а практически сразу же как только ноги первых возвращенцев ступили на "историческую родину".

На самом деле понятие "историческая родина" для казахов территориально гораздо шире, чем площадь Казахстана. Бегством от коллективизации не исчерпываются миграционные потоки казахов в прошлом, территория этнического расселенияэтого кочевого народа охватывает, помимо Казахстана, еще земли Монголии, Китая, Узбекистана, России, Турции. И на этих землях казахи жили задолго до советской коллективизации, причем их туда никто не вытеснял насильно. И прибывающие в Казахстан оралманы – не все поголовнопотомки тех, кто бежал из Казахстана от красных комиссаров. Скажем больше – не всех их толкает к возвращению генетическая тоска по могилам предков, по бескрайним тургайским степям. Вообще, такие чисто эмоциональные соображения редко ложатся в основу решения, которое полностью меняет жизнь человека – переезд на новое место, пусть это место и "историческая родина", должен подхлестываться более приземленными соображениями. А они просты и незамысловаты, как и общий культурно-образовательный уровень оралманов: улучшить свою жизнь. Но если она не задалась на прежних местах, то совершенно определенно можно сказать, что не получится ничего и в Казахстане - от судьбы не уйдешь. Асудьба малообразованного контингента однозначна – черновая, грязная, низкоквалифицированная работа. Но ведь не за этим же ехали на родину всеэти люди! Нет, они ехали, полагая, что историческая родина им за этот их подвиг позволит до конца дней кататься как сыр в масле. А поскольку родина почему-то этого не делает, надо брать процессы в свои руки.

Ивот для начала оралманы выбиваются в отдельную касту, ставящую себя выше прочих казахстанцев – и не то что там каких-то "белоухих" - выше даже, чем местные, казахстанские, казахи. Дело остается за малым – обеспечить этой касте безбедное житье-бытье. Ну, или хотя бы решение жилищных проблем.

И вот тут оралманам на руку играет некое чувство вины, присущее казахстанским казахам: ну как же, мы на родине под коммуняк стелились, а они на чужбине обретались, голодали-холодали, но сохранили национальное достоинство и вообще все самое сокровенное, что есть в национальной культуре. Вон, даже танец "Каражоргу" нам подарили. И никому невдомек, что "Каражорга" - это отчетливо распознаваемые джунгарские пляски с примесью китайской гимнастики у-шу. Его и распространили-то китайские казахи-оралманы, совершенно особая прослойка в этой и без того обособленной касте: достаточно будет упомянуть, что китайские казахи предпочитают работать с ханьцами, возя их товары сюда или работая при них переводчиками. Ну чем не пятая колонна КНР?

Вот это чувство вины заставляет вполне неплохих и даже в чем-то умных людей играть в опасные игры и лить воду на мельницу оралманов. Думаете, письмо 138-ми с требованиями искоренить русский языкв Казахстане – плод только нацпатовского больного воображения? Нет, русский язык считают своим врагом именно оралманы, в большинстве своем им не владеющие, кириллицы не понимающие. Именно ради них и, возможно, от них напрямую исходят такие провокационные затеи как перевод казахского с кириллицы на латиницу, исключение русского из Конституции. Совершенно ясно, что следом начнутся требования выселить всех инородцев изаселить в их домах несчастненьких оралманов, скитавшихся по чужбинам. Ато, что чужбины эти – многовековые места поселения казахов, и поэтому никто не возвращается на историческую родину, ведь изначально на ней живет, хоть и называется эта родина нынче не орда, а КНР, Монголия или Каракалпакия, об этом, конечно, мало кто вслух будет говорить. Казахстанцы – люди деликатные. Пожалуй, даже слишком деликатные.

А с оралманами деликатничать больше нельзя. На шею сядут…

Срым Жумажанов, политолог

Источник - ЦентрАзия

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение