Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сергей Маркедонов: Азербайджанская политика качелей.

14 Мая 2008

Автор:

Теги:
 

Сергей Маркедонов: Азербайджанская политика качелей.

 

 

Азербайджан нашел некий оптимум между демократией и стабильностью, политической традицией и инновациями. Не только для России, но и для США лучше Алиев с его административным ресурсом и высоким уровнем непотизма и коррупции, чем радикал-националисты или аятоллы.

 

В ноябре 2008 года президентская избирательная кампания в Азербайджане завершит очередной выборный цикл на Южном Кавказе. Однако уже сегодня видны важные предварительные итоги. За полгода до избрания главы Азербайджанской республики с большой долей вероятности можно говорить о победителе президентской гонки. Ильхам Алиев выглядит не просто фаворитом. До сих пор оппозиционный лагерь не смог дать внятного ответа о том, кто бросит перчатку действующей власти. В данном случае речь идет о реальной конкуренции, а не о соблюдении олимпийского принципа «главное - не результат, а участие».

Многие оппозиционеры вообще считают сам факт участия в выборах помощью власти (поскольку видимость конкуренции придает будущему избранию Ильхама Алиева легитимность).

 

Об этом, в частности, не раз говорили представители азербайджанских «оранжевых», блока «Азадлыг» («Свобода»). По мнению известного политолога и правозащитника Зардушта Ализаде, шансы оппозиционеров выглядят «микроскопическими».

В 2008 году соседи Азербайджана также прошли через горнило выборов. Однако ни в Грузии, ни в Армении избирательные кампании не были игрой с заранее известным результатом. Михаил Саакашвили столкнулся с жестким противоборством со стороны «объединенной оппозиции», чей кандидат переиграл его в столичном городе Тбилиси. И это несмотря на акцию 7 ноября 2007 года, когда власть со всей определенностью показала свою неготовность играть «в поддавки». После подведения итогов выборов 5 января 2008 года оппозиция продолжила жесткий диалог с властью (начиная с выдвижения меморандума до гражданских акций протеста).

В армянских выборах тоже была интрига. После 10-летнего молчания экс-президент Тер-Петросян не просто вернулся в большую политику, но, не имея ни собственной партии, ни высокого рейтинга, сталкиваясь с мощным административным ресурсом и неприкрытым информационным давлением, получил почти четверть голосов избирателей, а также ореол мученика (после событий «кровавой субботы»). На этом фоне Азербайджан кажется оазисом стабильности и спокойствия.

Позицию действующей власти характеризует высказывание заведующего общественно-политическим отделом президентского аппарата Али Гасанова: «Бойкотирование выборов не окажет ни положительного, ни отрицательного воздействия на власть».

 

Как говорится, собака лает, а караван идет.

Однако было бы серьезным упрощением противопоставлять «демократические» Грузию и Армению «авторитарному Азербайджану». В конце концов, именно в Грузии 7 ноября 2007 года была разогнана массовая акция оппозиции, а в Армении начало марта совпало с гибелью мирных граждан, а передача власти от одного президента другому прошла под знаком ЧП. В этой связи понятна и объяснима реакция одного из гроссмейстеров азербайджанской политики, руководителя президентской администрации Рамиза Мехтиева на слова американского госсекретаря Кондолизы Райс. 28 апреля 2008 года Райс в своем выступлении в штаб-квартире «Корпуса мира» подвергла жесткой критике внутреннюю политику Азербайджана. «Выходит, что в Грузии и Армении общественно-политическая ситуация и другие вопросы складываются очень хорошо, и только Азербайджан является отсталым государством региона», - недоумевает Мехтиев. Да, сегодня в Азербайджане нет реальной оппозиции, а та, которая есть, не пользуется горячей любовью населения. Естественно, власть использует административный ресурс и информационное давление. Но правильно ли сводить все только к козням властей?

Предстоящие выборы в Азербайджане показывают очень важную для стран СНГ закономерность: избиратели в постсоветских странах не любят однажды проигравших.

Оппозиция потерпела фиаско потому, что не смогла найти новые лица, новые лозунги и программы, ввести в политический оборот новые темы. Она застряла на лексиконе Народного фронта (НФА) начала 90-х.

 

Опыт радикального национал-демократизма совпал в Азербайджане с карабахским поражением, превращением молодой независимой страны в маргинала на международной арене, и рассчитывать на повторение триумфа образца 1992 года в 2008-м не приходится. Вторым кадровым резервом для оппозиции являются отставные политики (экс-президент Аяз Муталибов и экс-премьер Расул Гулиев, возглавляющие соответственно Социал-демократическую партию и Партию открытого общества). Однако «бывшие» в отличие от бывших лидеров НФА находятся за рубежом, не имеют практически никакой обратной связи с населением, а потому воспринимаются, как неудачники-эмигранты. В Азербайджане в последнее время главным «ноу-хау» стала идея бойкота. Как пишет влиятельная бакинская газета «Зеркало»: «Итак, вновь в воздухе витает идея бойкота президентских выборов. Она стала наиболее обсуждаемой темой в политических кругах Азербайджана. Обносилась уже до такой степени, что практически выветрилась». Смена лиц и смена вех, таким образом, становится актуальнейшей задачей для оппозиции.

Вместе с тем нельзя сбрасывать со счетов и «фактор Алиева». Президентские выборы в Азербайджане важны, прежде всего, как «вещь в себе». Но значение этой политической кампании не ограничивается собственно одним государством Южного Кавказа.

То, что происходит в Баку, может и должно стать своеобразным зеркалом для российских политиков, представляющих сегодня как власть, так и оппозицию.

 

Азербайджан показал, что нашел некий оптимум между демократией и стабильностью, политической традицией и инновациями. Прежде всего, Ильхаму Алиеву удалось убедить и США, и Россию, и Иран в том, что он не просто «достойный сын великого отца». Начиная с 2003 года, он не раз показал, что может держать удар, умеет перехватывать лозунги оппозиции (чего стоит развернутая им борьба с коррупцией в собственной администрации в конце 2005-го - начале 2006 годов). Конечно, США и ЕС критикуют Баку за дефицит демократии. Но для тех же Штатов, наученных опытом Ближнего Востока, становится все более очевидным: демократизация в ущерб этатизму в мусульманских странах чревата отнюдь не торжеством либеральных ценностей. А значит, лучше уж Алиев с его административным ресурсом и высоким уровнем непотизма и коррупции (в милли миджлис Азербайджана, например в 2005 году баллотировались супруга и дядя президента), чем честные и чистые душой радикал-националисты или - того хуже - аятоллы.

Кроме того, Ильхаму удалось продолжить курс отца, который можно охарактеризовать как политику качелей. Он сумел сохранить прозападный вектор политики Гейдара Алиева, наращивая при этом внешнеполитические контакты с Россией. Это принесло результаты. В ноябре 2005 года в победе команды азербайджанского президента на парламентских выборах были заинтересованы и в Вашингтоне, и в Москве. В ноябре 2008 года такая заинтересованность есть снова и в России, и в США.

Азербайджан продемонстрировал самый высокий для стран постсоветского Востока уровень демократии. Азербайджан - не восточная деспотия, но и не европейская демократия. Это конгломератная страна, в которой парламентские выборы и политическая конкуренция сочетаются с непотизмом и клановостью.

На своей улице Азербайджан станет примером для подражания. Такого уровня демократических свобод нет в Узбекистане, Туркмении и даже бурно развивающемся Казахстане.

Достаточно почитать бакинские СМИ, чтобы понять это.
И, наконец, последнее (по порядку, но не по значимости). Выборы-2008 могут сыграть с Алиевым и его командой злую шутку. Официальный Баку успокоился и занимается успокоением других. Теперь никакая оппозиция (ни уличная, ни аппаратная) не угрожает единству Ильхама и народа. И здесь тоже урок для российской власти, занимающейся ежедневным аутотренингом: «В Москве все спокойно». Принять аналогичный постулат в Баку - значит собственноручно пойти на формирование неконструктивной оппозиции. Она может быть двух видов. Первая - менее опасная внутриноменклатурная фронда, недовольная оценкой собственной роли. Такая группа не имеет связи с улицей, зато обладает властными ресурсами. Вторая - несистемная уличная оппозиция.

Сегодня Алиеву удается сдерживать светскую националистическую оппозицию. Но нет никакой гарантии, что социально-политическое недовольство как брэнд не будет запатентовано «союзом базара и мечети».

 

Политический ислам в Азербайджане пока слаб и даже маргинален. В Баку любят шутить, что «чадру на азербайджанскую девушку не наденет и бен Ладен». Достаточно посмотреть на эффектную Мехрибан Алиеву, ставшую депутатом милли миджлиса. Однако лозунги подавленной и политически деморализованной светской националистической оппозиции могут оказаться в руках исламистов, тем паче, что поводов для недовольства властью хоть отбавляй. Это и поражение в Карабахе, и коррупция, и засилье нахичеванцев и еразов (азербайджанцев из Армении) в высших эшелонах власти, и разочарование в Западе. Это разочарование двояко. С одной стороны, рядовые азербайджанцы не видят успешности США и стран ЕС в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, а с другой, протест вызывает западная массовая культура. Модернизация республики (понимаемая многими, как «вестернизация») также сопровождается значительными социальными издержками (а радикальный ислам апеллирует именно к эгалитаризму).

Не менее важная проблема - преемник. Для того чтобы выдерживать прозападный вектор внешней политики, Алиеву необходимо соответствовать минимальным «демократическим стандартам». В этой связи «хождение во власть» Мехрибан Алиевой можно рассматривать как определенный задел на будущее. В 2008 году Ильхам Алиев пойдет на второй срок и, скорее всего, выиграет выборы.

В президентской кампании 2013 года супруга нынешнего главы Азербайджана (одновременно глава фонда имени Гейдара Алиева и депутат национального парламента) может стать главным участником и претендентом.

 

Для Запада будет сделан «гендерный подарок» (вторая Тансу Чиллер). А для внутреннего потребления будет продемонстрирована преемственность семейно-демократического курса, который уже обеспечил постсоветскому Азербайджану право на существование и относительно стабильное развитие.

 

Газета.ру

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение