Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ФСБ разложит изменников по полочкам.

12 Мая 2008

Автор:

Теги:

На этой неделе правительство собирается внести в Госдуму разработанный в ФСБ ряд поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы и существенно обновить понятия «государственная измена» и «шпионаж». Поправки вводят в юридический оборот современные реалии: добычу информации для целей бизнеса, а также шпионаж через некоммерческие и негосударственные организации. Поправки, по мнению экспертов, помогут отделить умышленный шпионаж от банальной болтовни, повлекшей невольное разглашение гостайны.

К двум категориям граждан, допущенных к государственной тайне («по работе», «по службе»), будет добавлена новая - «по учебе». Это курсанты и студенты профильных вузов ФСБ, МВД, МО и гражданских вузов, где есть военные кафедры или ведутся в лабораториях новейшие научные разработки.

Нашумевшие дела по обвинению в шпионаже и разглашении гостайны

Валентин Моисеев - экс-сотрудник 1-го департамента стран Азии МИД РФ. Был осужден за шпионаж в пользу Южной Кореи. В 1994-1998 годах Моисеев передавал советнику корейского посольства в Москве, кадровому разведчику Чо Сон У, секретные документы. В декабре 1999 года Мосгорсуд приговорил бывшего дипломата к 12 годам лишения свободы. Верховный суд отменил этот приговор. В августе 2001 года Мосгорсуд, вновь признав Моисеева виновным в шпионаже, приговорил его к четырем с половиной годам колонии. Освобожден в конце 2002 года.

Григорий Пасько - военный журналист, начальник одного из отделов газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта». 25 декабря 2001 года суд Тихоокеанского флота (ТОФ) признал его виновным в шпионаже в пользу Японии и приговорил к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Пасько передал японскому журналисту информацию об учениях войск Тихоокеанского флота, которую он собрал на заседании в штабе флота. Был досрочно освобожден 23 января 2003 года.

Виктор Калядин - гендиректор московского ЗАО «Элерс электрон». 1 августа 2003 года был признан Мособлсудом виновным в том, что передал представителю США техническое описание комплекса активной защиты танка «Арена», составлявшее гостайну. Приговорен к 14 годам. Спустя год после вынесения приговора умер в одной из больниц Липецка.

Анатолий Бабкин - профессор МГТУ имени Баумана, 19 февраля 2003 года осужден на 8 лет лишения свободы условно за государственную измену. Мосгорсуд признал его виновным в передаче американскому шпиону Эдмонду Поупу отчетов о технических характеристиках подводной скоростной ракеты «Шквал». При вынесении приговора суд учел преклонный возраст профессора и его заслуги.

Игорь Сутягин - завсектором военно-технической и военно-экономической политики Института США и Канады, обвинялся в сборе и передаче за рубеж сведений в области создания атомных подводных лодок нового поколения. 7 апреля 2004 года осужден Мосгорсудом на 15 лет колонии строгого режима.

Валентин Данилов - бывший директор Теплофизического центра Красноярского государственного технического университета. 24 ноября 2004 года Красноярский краевой суд признал его виновным в шпионаже в пользу Китая. Данилов передал Всекитайской экспортно-импортной компании секретную информацию об установке, моделирующей воздействие среды на покрытия спутников. Данилов утверждал, что гриф «секретно» с данной темы был снят еще в 1992 году. Ранее, в декабре 2003 присяжные полностью оправдали его.

Борис Кузнецов - российский адвокат. 11 июля 2007 года Тверской суд столицы дал прокуратуре согласие на возбуждение против него уголовного дела по статье 283 УК («Разглашение государственной тайны»). Основанием послужил тот факт, что защитник направил в Конституционный суд копию секретной справки из уголовного дела своего клиента - экс-сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна, обвиняемого в мошенничестве. Сейчас Кузнецов числится в розыске. Проживает в США, где в 2008 году получил политическое убежище.

Проверку законопроекта в конце прошлой недели завершила экспертная группа Общественного совета при ФСБ, состоящего из 15 человек: членов Общественной палаты, предпринимателей и религиозных деятелей. «Нашей задачей было посмотреть, насколько четко ФСБ сформулировала поправки, есть ли там сомнительные положения, связанные с целым рядом аспектов и трактовок, и высказать ряд своих замечаний», - сказал в интервью «Газете» глава совета, старший вице-президент ВТБ Василий Титов.

«В тех ведомствах, при которых есть общественные или консультативные советы, появилась и практика проведения законопроектов через так называемую общественную экспертизу, - пояснил корреспонденту "Газеты" член Общественного совета при ФСБ адвокат Павел Астахов. - А что касается этих поправок, то они, на мой взгляд, должны были быть внесены лет 17 назад, когда перестал существовать СССР, потому что мир изменился, и эти формулировки должны звучать совершенно по-другому».

В ногу со временем

Поправками в УК и УПК, подготовленными ФСБ при помощи общественников, уточняются понятия «шпионаж» (ст. 276 УК) и «государственная измена» (ст. 275 УК). В действующем УК прописано, что шпионаж, например, - это сбор, передача, похищение или хранение сведений, составляющих гостайну, «по заданию иностранной разведки». А измена - помощь иностранному государству, организации, их представителям в «проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ». «Уже лет 20-30 никто так не действует, все действуют с других позиций, - говорит Астахов, закончивший когда-то Высшую школу КГБ СССР. - Так что в поправках несколько уточняются формулировки». Поскольку получателями разведданных государственного или промышленного характера могут быть не только правительства и не только частные компании, в поправках теперь упомянуты просто «иностранные и международные организации» без дополнительного деления на формы собственности и характер уставной деятельности.

Поблажка для болтунов

В поправках уделяется внимание и собственно защите гостайны: уточняются понятия «субъектов ответственности», то есть тех, кому секреты доверены по работе или службе. Стараниями Павла Астахова к субъектам ст. 283 УК отнесены и курсанты (студенты) учебных заведений ФСБ, МО, МВД и других вузов, получающие доступ к государственной, в частности военной тайне во время учебы. Помимо этого уточнения есть и другая новация для этой статьи кодекса: разграничение тех, кто разгласил секреты умышленно, и тех, кто сделал это случайно.

«Поправки уточняют статью 283 УК "Разглашение гостайны" - разглашение без цели совершения измены родине, - пояснил Астахов. - Ущерб наносится, но не такой, какой мог быть нанесен изменой с целью шпионажа». По его словам, те, кто не занимался шпионажем, а «неосторожно, по глупости или в силу каких-то амбиций разгласил тайну», к уголовной ответственности привлекаться не будут. Как считают члены Общественного совета, это означает значительную либерализацию: сейчас для «болтунов» по ст. 283 полагается арест на срок от четырех до шести месяцев либо лишение свободы до четырех лет.

Оправдание задним числом

Как считает Астахов, после вступления этой поправки в силу от уголовной ответственности могут быть задним числом освобождены те, кого ранее уже осудили за «длинный язык». Помимо этого возможен и пересмотр громких дел Григория Пасько, Александра Никитина, Игоря Сутягина, чья общественная и научная деятельность была квалифицирована как шпионаж либо разглашение гостайны.

Объяснить, сможет ли принятие поправки сказаться на деле адвоката Бориса Кузнецова, члены совета затруднились. Напомним, Кузнецов признался, что сфотографировал секретный меморандум, в котором говорилось о прослушивании правоохранительными органами телефонных переговоров бывшего сенатора Левона Чахмахчяна, и направил копию этого документа вместе с жалобой в Конституционный суд, чем, по мнению столичной прокуратуры, разгласил гостайну. В итоге Кузнецов бежал в США, где в феврале получил политическое убежище.

Ценз секретности

УК будет дополнен и новой статьей 283 прим: лицо, заявившее о том, что ему случайно стала известна гостайна, освобождается от уголовной ответственности. «Это достаточно серьезное примечание, которое поможет людям вовремя остановиться и осознать ту ответственность, которую они несут за свои действия, - считает Астахов. - Если получил доступ к тайне необоснованно, всегда должна быть возможность прийти в органы и заявить об этом».

Другой член совета при ФСБ, адвокат и глава комиссии Общественной палаты (ОП) по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена обещает через месяц подготовить поправки в собственно закон о гостайне (см. номер от 18 февраля). По планам Кучерены, озвученным на заседании комиссии ОП в феврале, будут изменены критерии отнесения каких-либо сведений к государственной тайне, введено понятие служебной тайны, а также обновлен еще ряд положений. В том числе возможно и изменение самого метода наделения документов грифом «секретно». Сейчас нередко в одном ведомстве закрыто то, что открыто для всех в соседнем. В случае изменения подхода к гостайне, по замыслу Кучерены, в каждой отрасли должны появиться экспертные группы, которые и будут определять необходимость засекречивания.

Как полагает глава Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, уточнение понятия назрело давно. «Между изменой родине и невольным разглашением сведений пролегает ясная граница, которая до сих пор в нашем законодательстве размечена не была, - считает он. - Эти поправки находятся в русле преодоления правового нигилизма и движения к правовому государству, что было обозначено Дмитрием Медведевым как одно из магистральных направлений развития страны».

Орлов, правда, сомневается, что дело дойдет до реабилитации известных экологов и ученых, уже осужденных в последние годы за измену и шпионаж.

Вы умеете хранить государственную тайну?

ГРИГОРИЙ ПАСЬКО, журналист:

- У россиян нет никаких шансов хранить государственную тайну, поскольку не определено, а что же это такое. У нас гостайна растаскана по ведомствам, причем то, что секретно в одном ведомстве, не представляет собой никакого секрета в другом.

Я с этим столкнулся на собственной практике. Например, в МЧС что-то не является секретом, а в Ракетных войсках стратегического назначения абсолютно та же вещь - секрет. Если взять двух людей, считающих себя специалистами в области гостайны, то, скажем, спец из какого-то закрытого НИИ заявит: это не секретно, а офицер Тихоокеанского флота с острова Русский назовет то же самое секретом.

Не должно быть инструкций с грифом «Совершенно секретно», потому что любой человек, не знающий о таком документе, что-то напишет или скажет и тут же автоматически попадает под статью. Правда, нынешние инициативы похожи на шаг в верном направлении, впрочем, запоздавший на 15-20 лет.

ИГОРЬ ПРОКОПЕНКО, заместитель гендиректора по общественно-политическому и документальному вещанию телеканала РЕН ТВ, автор и ведущий программы «Военная тайна»:

- Конечно, умею, даже несмотря на то, что у меня было три уголовных дела по разглашению гостайны. Кажется, в 2003 году было возбуждено уголовное дело по факту того, что я в своей программе разгласил фамилию сотрудника одной из спецслужб.

Когда я пришел на допрос, меня спросили, на каком основании я это сделал и где получил информацию. В ответ я показал им книгу мемуаров, на обратной стороне которой и было написано, что ее автором, условно говоря, является Иван Иванович Иванов, сотрудник такой-то спецслужбы с такого-то по такой-то год. И сказал, что книга была в открытой продаже. На что мне было замечено: «Мы литературу не отслеживаем, а только телевидение».

Да, хранить гостайну - это значит не разглашать информацию, являющуюся государственным секретом. Но само понятие «гостайна» у нас неимоверно забюрократизировано. Иногда секретом является то, что вообще таковым быть не должно, - например, список документов, регламентирующих разглашение той же гостайны. Это и звучит как курьез, однако очень часто приводит к очень печальным последствиям. Нужно снять такую массу запретов, и закон, который собирается принимать Госдума, конечно, очень своевременен.

Государственный интим

Подробные перечни тайн, согласно федеральному закону «О государственной тайне» (последняя редакция - 1997 года), утверждаются непосредственно в министерствах и ведомствах. К секретным относятся следующие сведения:

1. О содержании стратегических и оперативных планов, документов управления по подготовке операций, развертыванию ВС РФ и других войск. О планах строительства ВС РФ, направлениях развития военной техники, содержании и результатах целевых программ, НИОКР. Все сведения о ядерных боеприпасах, все сведения о режимных и особо важных объектах. О силах и средствах ГО, о степени обеспечения безопасности населения;

2. О внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, о финансовой политике в отношении иностранных государств. О расходах федерального бюджета на оборону, безопасность и правоохранительную деятельность, о защите госграницы, экономической зоны и континентального шельфа РФ;

3. О силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах разведывательной, контрразведывательной и оперативно-разыскной деятельности, лицах, ее осуществляющих и сотрудничающих с органами.

О системе президентской, правительственной, шифрованной, кодированной и засекреченной связи, о шифрах, о методах и средствах защиты информации;

4. Об объемах и планах гособоронзаказа, о выпуске оборонной продукции, ее разработчиках и изготовителях. Об объемах запасов, добычи и потребления платины, платиноидов, природных алмазов, а также об объемах других стратегических видов полезных ископаемых;

5. Об организации и о фактическом состоянии защиты государственной тайны. ВИТАЛИЙ КОРОТИЧ, литератор, главный редактор журнала «Огонек» в 1986-1991 годах:

- Когда я работал в «Огоньке», меня несколько раз упрекали, но в конечном счете оказывалось, что гостайной считали обычную информацию о том, что кто-то из руководителей страны - дурак. Такую тайну у нас всегда скрывают больше всего.

В свое время у меня была идея публикации дела Берии, и я последовательно ходил к министрам госбезопасности Чебрикову и Крючкову. Они долго не давали на это добро. В конце концов Крючков и говорит: «Да и вообще вы слишком много болтаете и выбалтываете тайны». Когда я спросил, какие тайны я могу знать, как журналист, и что именно выбалтываю, он не нашел что ответить.

А ведь очень важно действительно определить круг гостайны, как важно и то, чтобы он охранялся и был четко сформулирован. Когда-то у нашей цензуры была толстая книга гостайн, и она, например, изымала все упоминания о природных катастрофах, неурожаях и тому подобное. Но гостайной можно объявить все что угодно. Вы возьмете и напечатаете, что корова - дура, а вам постфактум объявят, что вы оскорбляете колхозный строй и что у нас в стране глупых коров не держат.

АНАТОЛИЙ ТРУШКИН, писатель

Мне такие тайны никто и никогда не доверял, да лучше их и не знать. А если каким-то людям их доверяют, то, наверное, сначала надо проверить, а что они собой представляют. Но если уж человек дал подписку о неразглашении, а потом что-то распространил, то, значит, клятву нарушил. И я не понимаю, что такое неумышленное разглашение - выпил и проговорился, что ли?

ГАЗЕТА.GZT.RU


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение