Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Не спешите оплакивать 1991 год

21 Августа 2011

Автор:

Теги:

Не спешите оплакивать русскую революцию 1991 года

20 лет назад твердолобые коммунисты устроили в Москве неудавшийся путч, который "дал толчок могучему проявлению демократии", пишут СМИ. Сегодня в путинской России демократия практически мертва, однако ностальгия по СССР отступает и "россияне потихоньку формируют современное гражданское общество, превращая посткоммунистическую вечную мерзлоту в почву для демократии".

В августе 1991 года функционеры компартии попытались спасти СССР, но их путч провалился, поскольку развал государства был давно предрешен, пишет обозреватель Die Zeit. Кто были эти путчисты - предатели или патриоты? Сегодня россияне по-разному смотрят на события того времени. По данным опросов, лишь каждый десятый оценивает развал Советского Союза и последующие реформы позитивно.

Однако развал государства, раскинувшегося между Балтийским морем и Тихим океаном, начал намечаться за несколько десятилетий до этих событий. Самым большим подрывным фактором оказался нерешенный вопрос о методах долгосрочной интеграции многочисленных наций, говорится в статье. Инструменты сталинской тирании - депортации, исправительные лагеря, чистки и другие репрессии - Горбачев не хотел и не мог использовать. Кроме того, складывалась все более бедственная ситуация в экономике, производство продовольственных товаров по некоторым позициям снизилось вдвое. "Коммунистическое правительство само дискредитировало себя подобной политикой ведения хозяйства",- считает автор.

1 декабря 1991 года большинство населения Украины, в их числе много русских, проголосовали за независимость страны. "Отделение самой большой советской республики означало фиаско Горбачева и его попытки спасти Советский Союз при помощи нового договора о содружестве", - констатирует Сюзанне Шпан.

20 лет назад твердолобые коммунисты устроили в Москве переворот, но не достигли своей цели, а только дали толчок могучему проявлению демократии, пишет The Washington Post. Через несколько месяцев Советского Союза не стало, однако ныне, спустя все эти годы, демократия тоже мертва, утверждают журналисты Кэти Лалли и Уилл Ингланд. Защитники Белого дома считали, что изменили ход истории. "Но сегодня выборы не являются справедливыми, суды отнюдь не независимы, к политической оппозиции относятся нетерпимо, а за неудачи ругают в основном реформаторов", - говорится в статье.

Сегодня "многие россияне в отчаянии от своей страны, ее и своих собственных перспектив, но они мало об этом говорят и еще меньше делают", полагает Георгий Сатаров, президент фонда "Индем", в прошлом советник Ельцина. "За последние 300 лет еще не было столь неэффективного правительства, - указывает он. - Государство исчезает, так как те, кто числится на государственной службе, находят себе гораздо более важные дела. Беда в том, что чем больше они воруют, тем больше боятся лишиться власти".

К концу 1990-х многих обуяла ностальгия по советским временам, констатирует Борис Дубин, глава отдела социально-политических исследований "Левада-центра". Люди хотели получить молодого сильного лидера, который наведет порядок, и были готовы к приходу Путина. Сегодня же "нет лидеров, которые могли бы стать символами перемен. Думаю, перемен не будет еще 15-20 лет", - говорит Дубин.

Хотя россияне все еще упрекают Горбачева за разрушение империи, их ностальгия по великой державе за последние 20 лет отступила, практически полностью сойдя на нет, "если только речь не идет о моде на символику, одежду и плакаты советского времени, воспоминаниях старшего поколения о социальной защищенности или кредо горстки ультраконсерваторов", полагает историк и специалист по русской литературе Жорж Нива, чье мнение приводит 24 Heures.

 

Возвращение России на мировую арену залечило раны 1990-х годов и все унижения, перенесенные народом. Россия "из гордости сегодня хочет стать игроком, с которым считаются на международной арене", и в рамках БРИК, где она является "слабым звеном", заявляет о стремлении к многополярному миру, отмечает Эрик Хесли, специалист по России и директор издательства Edipresse Suisse. По мнению эксперта, Москву возмущает, когда Запад играет "по старым правилам", как в 1990-е годы, когда ее мнение игнорировали. Она хочет, чтобы ее уважали и слышали.

 

"Опасность распада России в 1990-х оставила свой след. Так, ее упорство в вопросе о Курильских островах, права на которые заявляет Япония, - это символический способ сказать, что "больше отдавать территории невозможно", - полагает Жорж Нива. Россия восстанавливает и распространяет свои связи, при этом она не обязательно ориентирована на Европу. "Россия больше смотрит на восток, на Азию. Или дальше на запад, на американский континент, хотя с точки зрения культуры она - европейская страна. Она так до конца и не поняла, что такое этот постоянно меняющийся Европейский союз", - отметил Нива.

20 лет назад "славная революция" прокатилась по России, считает обозреватель The Washington Post Леон Арон, пользуясь термином, принятым для государственного переворота 1688 года в Англии. Но куда все это подевалось - благородный пыл, нравственная ясность, жажда истины, героизм? Сам Арон отвечает: "Ни в одной стране значительная доля населения не может вечно поддерживать жаркий костер революционного задора". Люди расходятся с площадей - возвращаются на работу, к семьям. "Дальнейшее зависит от тысяч факторов, но два из них главные - везение с лидерами и национальные политические традиции", - пишет Арон.

"Учитывая, какие людские ресурсы сформировались после 70 лет, в течение которых режим отравлял и калечил умы, России очень повезло, что у нее нашелся Ельцин. Но этот несовершенный гигант не сумел преодолеть века авторитарного господства наверху, подобострастия и безответственности внизу, коррупции, цинизма и раздробленности общества, порожденных тоталитарным коммунистическим режимом", - говорится в статье. По мнению Арона, демократические институты были возведены на социально-нравственной "вечной мерзлоте" и, "точно избушка Бабы-Яги, стояли на хилых ножках", уязвимых для саботажа.

Но случай России - не первый, когда развитие гражданского общества отстает от революционных политических перемен, подчеркивает Арон, приводя в пример Британию и Францию. "Не спешите оплакивать революцию 1991 года. Тем более что под твердым панцирем "путинской реставрации" россияне потихоньку, но с упорной решимостью формируют современное гражданское общество, растапливая посткоммунистическую вечную мерзлоту, превращая ее в почву для демократии", - говорится в статье. Тысячи человек становятся активистами общественных движений. В море цинизма появляются острова доверия, компетентности, ответственности за свою страну и т.п.

Лидеры и активисты социальных движений порвали с национальной традицией, считает Арон: "Они не испытывают ни благоговения, ни страха перед государством". По их мнению, общество и государство должны общаться на равных. Самое важное - их убежденность в том, что общественное благо придет в Россию снизу, благодаря тому, что они сами построят общество, способное контролировать исполнительную власть. Как и теми, кто вышел на улицы 20 лет назад, ими движет нравственный императив. По мнению автора, эти молодые люди обязательно выйдут на "русские площади Тахрир" и возобновят ненасильственные преобразования России, поскольку нравственно несовместимы с "суверенной демократией" и другими эвфемизмами, маскирующими "авторитарную суть путинизма".


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение