Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Эльмира Ахундова: «Гейдар Алиев сравним с Ататюрком и Шарлем де Голлем»

11 Мая 2008

Автор: test

Теги:

   
Интервью Day.Az с депутатом Милли Меджлиса, известным писателем и публицистом Эльмирой Ахундовой.

 - Эльмира ханум, как и при каких обстоятельствах Вы впервые встретились с Гейдаром Алиевым?

- Моя первая встреча с Гейдаром Алиевым состоялась в ноябре 1990 года, в Нахчыване, куда я отправилась по заданию «Литературной газеты» для того, чтобы взять у него интервью для рубрики «Бывшие», в которой рассказывалось о судьбе тех, кто совсем еще недавно был у руля власти в СССР. К моему удивлению, никаких сложностей в плане реализации этого ответственного редакционного задания не возникло: Гейдар Алиевич сразу согласился на встречу со мной, заявив, что испытывает ко мне глубокое уважение.

Как оказалось, причина подобной, очень лестной оценки моего журналистского творчества, а стало быть, и причина той легкости, с которой мне удалось добиться согласия Гейдара Алиевича на интервью с ним, была в том, что за год до этой встречи, в газете «Бакинский рабочий» была опубликована моя статья под названием «Все мы - родом из прошлого», в которой я критиковала тех, кто, в одночасье забыв обо всем хорошем, что было связано с советским периодом истории Азербайджана, когда республикой управлял Гейдар Алиев, начали забрасывать его камнями, соревнуясь в том, кто громче крикнет: «Ату его, ату!», как только он сошел с пьедестала власти. Я тогда писала о том, что наиболее мощные голосовые связки в этом хоре возводивших хулу на Гейдара Алиева оказались у тех, кто в свое время был им лично обласкан. Как выяснилось, эта статья очень понравилась Гейдару Алиевичу, и потому он согласился дать мне интервью для «Литературной газеты».

- Какое впечатление тогда на Вас произвел Гейдар Алиев?

- В азербайджанском языке есть слово, не имеющее буквального перевода на русский язык. Это слово «ийрянмяк». Наиболее близким по значению к нему является русское слово «опротивело». Вот и у меня тогда сложилось впечатление, что Гейдару Алиеву все опротивело, что он был разочарован в тех идеалах, которым он верно служил и в тех целях, к которым он шел. Он был жестоко разочарован политикой руководства тогда еще единого СССР, тем, во что за очень короткий срок превратили Азербайджан, в процветание которого он вложил очень много сил.

Да, возможно, Гейдар Алиев управлял Азербайджаном в советское время очень жестко. Кстати, сам Гейдар Алиев впоследствии признавал то, что он чрезмерно суровыми методами боролся с коррупцией и теневой экономикой. Более того, он даже признавал, что, возможно, был не всегда прав в принятии тех или иных жестких решений. Но он выкладывался как мог, отдавал всего себя ради того, чтобы Азербайджан превратился в одну из передовых республик бывшего СССР. И он добился этого!

В частности, когда в 1982 году он уезжал из Азербайджана в Москву, республика давала в союзный бюджет больше, чем брала из него, в Азербайджане сложилась развитая промышленность, республика имела прекрасный экспортный потенциал, было открыто просто огромное количество новых заводов и фабрик. Иными словами, переходя на вышестоящую работу в Москву, Гейдар Алиев был спокоен за экономическое будущее республики. Единственное, о чем он попросил Кямрана Багирова - не забывать о Нагорном Карабахе, а членов команды - не конфликтовать между собой.

Но, вернувшись в Азербайджан, Гейдар Алиев увидел, что его просьбы и советы не были усвоены, он увидел картину, которая его ужаснула. И от того все ему просто опротивело. Уверяю вас, он тогда и не думал о возвращении во власть. Просто, будучи по своей натуре очень деятельным и харизматическим человеком, он не мог не объединить вокруг себя жителей Нахчывана.

- То было время, когда на глазах рушился Советский Союз, одной из республик которого был Азербайджан. Как относился Гейдар Алиев к этому повороту истории?

- Очень спокойно. В частности, в своем интервью мне, которое, как вы можете легко вычислить, было дано за год до развала СССР, Гейдар Алиев признал, что Советский Союз - уже не жизнеспособная структура. Исходя из новой сложившейся ситуации, он и принимал решения. В частности, возвратившись в Нахчыван, он первым делом признал право на частную собственность, которую не признавали в СССР. «Безнравственно не менять своих убеждений», - это выражение принадлежит Карлу Марксу. И гениальность Гейдара Алиева заключается именно в том, что он, поставив перед собой главную цель - превращение Азербайджана во всесторонне развитую, процветающую республику, менял свои убеждения, подходы к достижению этой цели.

- А как относился Гейдар Алиев к лидерам Движения Народного Фронта Азербайджана, которые и возглавили политические процессы, происходившие в тот период в республике?

- Очень тепло. В частности, он всегда поддерживал и имел тесные контакты с Абульфазом Эльчибеем. Об этом свидетельствует и то, что в 1993 году Абульфаз Эльчибей в ходе восьмичасовых переговоров с Гейдаром Алиевым предложил ему ряд высоких постов. Об этом же свидетельствует и то, что, став председателем Верховного Меджлиса Нахчывана, Гейдар Алиев настоял на том, чтобы два его заместителя были из числа представителей Народного Фронта. Ну и, наконец, вернувшись к власти в Азербайджане, Гейдар Алиев предложил создать коалиционное правительство, но «фронтовики» не пошли на это, предпочтя заморозить свою деятельность, а не помогать ему вытаскивать Азербайджан из той ямы, в которой страна тогда находилась. И только после этого Гейдар Алиев вынужден был приступить к формированию своей команды.

- А как Гейдар Алиев относился к Аязу Муталибову?

- Вначале нормально. В частности, после прихода Муталибова к власти, в ходе посещения им Москвы, по его же инициативе состоялась встреча Муталибова с Гейдаром Алиевым. Муталибов внимательно выслушал его советы и пообещал помочь в возвращении Гейдара Алиевича в Баку.

Прошло время, и Муталибов предпочел забыть о своем обещании. Более того, когда известные в республике люди, такие, как писатель Анар и кинорежиссер Рустам Ибрагимбеков, стали просить Муталибова разрешить Алиеву вернуться в Баку, он, выслушав эту просьбу, в сердцах стукнул по столу и сказал: «Хозяин в республике должен быть один». Все это говорит о том, что Муталибов очень боялся возвращения Гейдара Алиева в Азербайджан.

- Как Вы считаете, удалось бы Азербайджану избежать оккупации 20% своей территории, потери Нагорного Карабаха, если бы Гейдар Алиев стал президентом Азербайджана за два-три года до своего второго пришествия во власть?

- Я убеждена, что да. Более того, еще в июне 1990 года планировалось его возвращение во власть в Азербайджане. Это должно было произойти на XXXII съезде Коммунистической Партии Азербайджана.

Но, узнав о возможном возвращении Гейдара Алиева в Азербайджан, Аяз Муталибов и союзное руководство сделали все, чтобы не допустить этого. В частности, узнав о том, что Гейдар Алиев взял билет на самолет в Баку и собирается уже 2 июня 1990 года вернуться в столицу, они после долгих уговоров и даже угроз пошли на прямое преступление. 30 мая был убит известный издатель Аждар Ханбабаев, который и готовил его возвращение в Азербайджан. Я говорю о причастности к убийству Аждара Ханбабаева КГБ Азербайджана как человек, который читал материалы следствия и признания проходивших по этому громкому делу «гэбистов».

Увы, так, из-за личных амбиций и интриг тогдашнего руководства страны, Азербайджан лишился возможности избежать тех трагических последствий, которые произошли совсем уже вскоре.

- И последнее. С кем из политических деятелей мирового масштаба Вы могли бы сравнить Гейдара Алиева?


- С Ататюрком и Шарлем де Голлем. Ибо все эти три политические фигуры мирового масштаба объединяет то, что они возглавили свои страны, когда те находились на самом тяжелом, переломном этапе своей истории и сделали все для того, чтобы эти страны превратились в развитые, процветающие, уважаемые в мире государства.

Акпер Гасанов
Day.Az


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение