Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грузию не отпускает

12 Июня 2011

Автор: test

Теги:
Грузию не отпускает| Андрей Николаев

Грузия и Россия не поддерживают дипотношений, обвиняют друг друга в терроризме, но при этом активно развивают экономические отношения. То ли обе стороны страдают политическим недомыслием, то ли строят далеко идущие планы, понятные только «посвященным».

Министерство внутренних дел Грузии утверждает, что за последние несколько дней пресекло в стране две попытки терактов, заказанных российскими спецслужбами. Власти России тоже не дремлют: обвинения в пособничестве терроризму в разных формах Грузия выслушивает не первый год.

На этом фоне грузинские власти, включая президента Саакашвили, утверждают, что радикальная оппозиция страны провоцирует беспорядки на «русские деньги». Называются и те, кто эти деньги «осваивает», – экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе и бывший глава Минобороны Ираклий Окруашвили.

Отметим, однако, что оба они в бытность свою во властных структурах выступали едва ли не самыми ярыми противниками России – как политическими, так и экономическими. В частности, Бурджанадзе с трибуны парламента заявляла, что она категорически против вхождения российского энергокапитала в Грузию и не променяет свободу своей страны на бытовые блага, то есть российский свет и газ.

Также все хорошо помнят ставшее уже крылатым изречение Окруашвили о том, что «в России продаются и фекалии» (так бывший глава Минобороны отреагировал на запрет Москвы поставлять грузинские вина на российский рынок).

Впрочем, начиная с 1991 года, когда Грузия вернула себе независимость, утерянную в 1921 году, «российский след» в грузинской политике обнаруживался постоянно. И это неудивительно — весь Кавказ, в том числе Грузия, является зоной повышенного интереса России. Соответственно, Москва пытается контролировать этот регион и не упускать его из сферы своего влияния. Другое дело, порой Россия делает это довольно топорно, отнюдь не способствуя своими действиями укреплению пророссийских настроений среди грузинского населения.

Переломным моментом в этом плане стала августовская война 2008 года и последующее признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.

Тем не менее сейчас некоторые политики, включая Нино Бурджанадзе, все же пытаются (прямо или косвенно) сплотить население вокруг «русской идеи». Как отмечают наблюдатели в Тбилиси, на сплочение идут немногие. Но те, кто идет, руководствуются двумя мотивами: ностальгией по «хорошей жизни» в едином государстве, именуемом СССР и ассоциирующемся у них с Россией, или разочарованностью Западом, от которого в Грузии ждали большего, то есть безбедной жизни.

Между тем на фоне официальной политической неприязни между двумя странами существует некое подобие экономического сотрудничества. А точнее — Россия скупает активы в Грузии. При этом российский рынок для грузинской продукции закрыт давно и прочно.

В такой двойственной ситуации власти Грузии не видят ничего сверхординарного – они любят поговорить о том, что не смешивают политику с экономикой и вроде доказывают это на деле. Но если учесть, что российский энергетический и банковский капитал обычно стараются не отклоняться от общего политического курса страны, их присутствие в Грузии выглядит по меньшей мере странно.

На этом акцентирует внимание часть грузинской оппозиции, утверждающей, что в действительности грузинский президент «управляем Москвой», и Россия совершенно не заинтересована в его уходе: дескать, кто знает, как поведет себя новый глава грузинского государства. Особенно настойчиво мысль о «смычке» Саакашвили с властями России проводила Бурджанадзе, которая, перейдя в оппозицию, сама несколько раз уже наведалась в Москву.

Впрочем, пока нельзя сказать, что Грузия проиграла от продажи энергетических и других активов России. Зато можно смело утверждать, что 26 мая оппозиция проиграла, попытавшись разыграть «российскую карту»: она не только не вписалась в примитивный грузинский политический пасьянс, но откровенно выбилась из него, вызвав отторжение нейтрального электората.

Конечно, от жестокого подавления майской акции протеста пострадала и репутация властей, и репутация радикальной оппозиции. Хотя пока неизвестно, как аукнутся оппозиции и властям их политические «хитросплетения» в обозримом будущем — равно, как и тесная экономическая смычка Грузии с российским капиталом.

Некоторые эксперты считают, что Тбилиси идет на продажу России стратегических активов от безысходности – темпы приватизации в Грузии и, соответственно, инвестиционной активности стали снижаться, и никто, кроме Москвы, грузинскими объектами не интересуется.

Другие аналитики указывают на то, что власти Грузии все же соблюдают некоторый географический баланс в отчуждении тех же энергетических объектов, хотя подозревают, что за внешне не российскими компаниями все же может стоять Россия. Российскую активность они объясняют тем, что Москва вообще практикует вложение капитала в зоны политического и экономического риска.

Впрочем, обе версии сводятся к тому, что Россия не намерена выпускать Грузию из зоны своего влияния.

источник: ИА Росбалт

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение