Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Политика равновесия

30 Мая 2011

Автор:

Теги:


В последнее время в политологическом сообществе получило широкое распространение мнение, что во внешнеполитической риторике Казахстана все реже стал присутствовать тезис о ее многовекторности. Данное обстоятельство дало основание некоторым экспертам и политикам высказываться о появлении крена во внешней политике Казахстана в китайском направлении.

В этом же русле происходит и обсуждение внешнеэкономической стратегии государства, которая зачастую представляется как переориентация внешней торговли и инвестиционной политики с запада на восток.
Прежде всего непонятно утверждение об искусственном, надуманном противопоставлении направлений нашей дипломатии. То, что многовекторность внешней политики страны стала упоминаться реже, отнюдь не означает, что она коренным образом измененилась. Скорее нужно говорить о ее сбалансированности, гибкости и стремлении усилить формат многостороннего сотрудничества.

Столь же не соответствующим реальному положению дел является и введенное в широкий оборот Киплингом еще в XIX веке выражение "большая игра", второй акт которой якобы в настоящее время разворачивается в Центральной Азии. Во многом вследствие этого ряд положений многовекторности казахстанской дипломатии зачастую относят к категории мистических представлений и подвергают критике. При этом современная позиция Казахстана часто подается как вынужденное маневрирование и балансирование на противоречиях заинтересованных стран, в первую очередь России, США и Китая. Двадцать лет спустя уже можно рассуждать с долей холодной отстраненности о становлении внешней политики независимого Казахстана. Появление идеи о многовекторности внешнеполитической доктрины многие эксперты связывают с распадом СССР, когда Казахстан, оторванный от советской пуповины, оказался в тисках тотального дефицита товаров народного потребления. Сегодня мало кто вспоминает о том, как после денежной реформы, названной в народе "павловской" и запомнившейся как одна из самых несправедливых из-за своей внезапности и жестких условий обмена старого рубля на новый, и без того деформированная структура экономики Казахстана практически перестала функционировать.

Не имея прямых торгово-экономических связей с внешним миром и никакого представления о ведении дел на международной арене, Казахстан оказался заложником не только ухудшающейся экономической ситуации, но и наследником четвертого по величине ракетно-ядерного арсенала и неурегулированных границ с такими державами, как Китай и Россия. Тогда президент Нурсултан Назарбаев пошел на решительные меры, направленные на формирование взаимоотношений с мировым сообществом и прежде всего с государствами, представляющими для страны жизненно важный интерес. И именно тогда была выкристаллизована идея о многовекторности как о системном проведении внешней политики суверенного Казахстана, чья независимость в те годы по своей сути являлась чисто декларативной.Хотя надо отметить, что многовекторная политика в действительности не является новомодным изобретением постсоветского периода. Ведь принципы политической многовекторности прослеживались уже в период нового возрождения казахской государственности, который напрямую связан с именем Абылай хана, сумевшего наладить казахско-джунгарские связи, установившего с соседями нормальные дипломатические отношения и мирную торговлю, а затем завязавшего дипломатические связи как с Россией, так и с Китаем.
Возвращаясь к теме так называемого "восточного вектора", а именно взаимодействия с Китаем, хотелось бы напомнить, что за последние двадцать лет наши контакты развивались в основном в военно-политической сфере. И именно глобальный финансово-экономический кризис, серьезно подкосивший позиции США и ЕС в мире, заметно упрочил позиции китайского бизнеса, и не только в Казахстане. Занимательно, что Китай, к примеру, является самым крупным иностранным кредитором США, которые должны Поднебесной почти 1,2 триллиона долларов, а это более четверти всего внешнего долга страны.

На сегодняшний день в Казахстане основными странами-инвесторами по-прежнему остаются США, Нидерланды, Франция и Италия. Однако, будучи огромной страной с небольшим по мировым меркам населением и соответственно рынком, Казахстан не может не вести тонкую и эффективную политику со своими ближайшими соседями. И это в первую очередь касается сферы экономической интеграции, которая позволяет стране выправить перекосы в экономике, созданные еще в советское время, и успешно реализовывать свой транзитный потенциал. Приятно осознавать, что и у нас наконец научились извлекать политические выгоды для страны из международной и внешнеэкономической деятельности, как это с успехом делается в других государствах.Предвижу гневные комментарии "национал-патриотов". На волне захлестнувших радикалов эмоций после подписания многомиллиардных и вместе с тем взаимовыгодных соглашений с Китаем они словно забывают о стратегическом партнерстве Казахстана с Россией, США и ЕС.

Интеграционный вектор на постсоветском пространстве

Бесспорным остается факт приоритетности для казахстанской дипломатии выстраивания стратегического партнерства с Российской Федерацией. Можно много и пространно говорить об исторических, политических, экономических и культурных связях, существующих между Казахстаном и Россией. На практике же речь идет о формировании первого реального экономического объединения на постсоветском пространстве по образу и подобию Европейского cоюза. Запущенный в действие Таможенный союз с Россией и Беларусью, который полноценно заработает с 1 июля, уже набирает обороты. Этот интеграционный союз призван стимулировать объединительные процессы на всем постсоветском пространстве и в первую очередь по направлению к созданию ЕЭП. Тесная координация действий двух стран всегда присутствовала в рамках различных международных организаций – СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС, СВМДА, ООН, ОБСЕ и в дальнейшем будет только укрепляться. В перспективе интеграционные процессы будут идти по восходящей, вовлекая в себя и другие государства.

Европейский вектор

Ввиду разных геополитических и географических обстоятельств, в отличие от других стран постсоветского пространства, находящихся в непосредственном соседстве с Евросоюзом, перед Казахстаном – государством евразийского пространства – никогда не стоял выбор между Западом или Востоком.Вместе с тем о важности европейского направления нашей дипломатии свидетельствуют темпы развития сотрудничества как на двусторонней основе, так и в рамках многосторонней сетевой дипломатии.
Одним из главных достижений Казахстана на европейском векторе и своего рода продолжением стратегии "Путь в Европу", несомненно, стало председательство страны в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Его кульминацией явилось проведение саммита ОБСЕ в Астане, на котором впервые с 1999 года за столом переговоров собрались главы государств и правительств 56 стран ОБСЕ. Заслугу Казахстана в созыве столь важного по всем меркам мероприятия невозможно отрицать.
Существенным фактором динамики отношений Казахстана с Евросоюзом остаются торгово-экономические связи. Уже пятый год подряд ЕС является основным торговым и инвестиционным партнером Казахстана, опередив Россию и Китай. На долю ЕС приходится почти половина (47%) казахстанского внешнеторгового оборота и треть накопленного иностранного капитала в экономике Казахстана. Существенные перемены, происходящие на стратегическом ландшафте как ЕС, так и в первую очередь Казахстана, взявшего на вооружение многовекторную дипломатию, в которой во главу угла поставлены национальные интересы, позволяют нам укреплять экономическую и инновационную базу. Именно в этом русле в ближайшие месяцы будет дан старт серьезному переговорному процессу о замене старого базового соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС новым документом, призванным отразить принципы равноправия и прагматизма в отношениях с нашим главным торговым и стратегическим партнером. Сотрудничество с европейскими странами всегда имело свои уникальные возможности и преимущества. Это прежде всего промышленные и научные технологии. Так, например, Казахстан развивал и продолжает развивать стратегическое партнерство с Францией, которая в числе других ядерных государств предоставила Казахстану гарантии безопасности. В Казахстане зарегистрировано более 100 компаний с участием французского капитала. Созданы совместные наукоемкие промышленные предприятия – "Казахстанско-французский центр трансферта технологий", "Сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов", "Талес Казахстан Инжиниринг", "УКАД", "Ифастар", подписаны соглашения с "Альстом" по развитию железных дорог. А по итогам 2010 года Франция заняла 4-е место среди мировых зарубежных торговых партнеров Казахстана (после Китая, Италии и России). В прошлом году визит президента Нурсултана Назарбаева во Францию увенчался подписанием пакета межправительственных и межведомственных документов, а также соглашений на сумму 2,8 млрд долларов.
Казахстанско-итальянские отношения на протяжении двух десятилетий неизменно отличались партнерским характером и не зависели от внутриполитической конъюнктуры в правящих кругах Рима и Астаны. Только за первый квартал 2011 года объем двусторонней торговли составил 3,1 млрд долларов, что уже на 53% больше, чем за аналогичный период 2010 года.
Первый официальный визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Казахстан в июне 2010 года дал ощутимый импульс сотрудничеству Казахстана с самой большой экономикой Евросоюза. По итогам визита был подписан ряд соглашений и коммерческих контрактов на сумму более 2 млрд евро. Ключевое значение имело и участие Ангелы Меркель в работе саммита ОБСЕ в Астане 1–2 декабря 2010 года. Важным в сфере углубления торгово-экономического сотрудничества должен стать визит вице-премьера и министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева в Берлин в конце мая, в ходе которого возможно подписание соглашения о партнерстве между Казахстаном и ФРГ в сырьевой, промышленной и технологической сферах.

Американский вектор

Сегодня в экспертных кругах как отечественных, так и зарубежных, бытует мнение, что последние три года, проходящие под знаком борьбы с глобальным кризисом, оставили на "дипломатической обочине" отношения США со странами Центральной Азии и Казахстаном в первую очередь.
Однако частота личных встреч и переговоров на высшем и высоком уровне говорит об обратном. Так, например, Барак Обама сразу после своего избрания на пост позвонил лидерам двух десятков государств, в том числе и президенту Казахстана. Только в прошлом году Нурсултан Назарбаев дважды встретился с Обамой (в рамках Глобального саммита по ядерной безопасности в апреле и на полях саммита НАТО в Лиссабоне в ноябре); в том же 2010 году состоялось пять встреч на уровне министров иностранных дел двух стран. Даже ставшая достоянием общественности секретная дипломатическая переписка США подтверждает важную роль Казахстана в области нераспространения.
Вошедшие в пору зрелости казахстанско-американские отношения традиционно отличались двумя чертами: во-первых, стабильностью и, во-вторых, предсказуемостью. Стороны не склонны драматизировать ситуацию по имеющимся различиям в оценках и подходах к некоторым вопросам.
Американские частные компании, работающие в Казахстане, за годы независимости инвестировали более 12 млрд долларов в экономику нашей страны. Их присутствие наблюдается практически во всех крупных нефте- газовых проектах. Самой крупной из них является Тенгизшевройл, на долю которой приходится более
20% добычи нефтепродуктов в стране. При этом не в ущерб стратегическому партнерству с США Казахстан работает над диверсификацией структуры партнерства с привлечением финансовых и технических ресурсов других стран, исходя из стремления гарантировать соблюдение своих национальных экономических интересов.

Южный вектор

Сегодня беспрецедентные потрясения в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока и смена политических режимов по-новому высвечивают роль Казахстана. Прогнозируют, что именно в рамках нашего предстоящего председательства в СМИД ОИК будут сделаны важные заявления по политике на ближневосточном направлении.
Вообще, роль председателя в данной международной организации, прежде считавшейся "экзотической" для постсоветского Казахстана, несет в себе определенные плюсы не только в виде внешнеполитических рычагов, но и в плане привлечения инвестиционных ресурсов исламского мира. Казахстан это четко понимает и, покинув кресло председателя ОБСЕ, уверенно продолжает преследовать свои конкретные политические и экономические цели. Не случаен и приход к руководству внешнеполитическим ведомством страны Ержана Казыханова – кадрового дипломата-арабиста, имеющего колоссальный опыт работы в главном политическом клубе мира – ООН. Хочу подчеркнуть, что в настоящее время во внешнеполитическом ведомстве ведется интенсивная работа по поиску наиболее приемлемой для Казахстана формулы взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами.
В срезе двусторонних контактов на южном направлении важным событием стал визит в Казахстан премьер-министра Индии Манхомана Сингха в апреле этого года. В итоге стороны приняли "дорожную карту" стратегического партнерства. Сюда вошли семь соглашений, в том числе об оказании правовой помощи в области мирного использования атомной энергетики, достигнут ряд договоренностей о реализации совместных проектов в области сельского хозяйства, здравоохранения, информационных технологий. До 2014 года Казахстан поставит в Индию более 2 тысяч тонн урана. Кроме этого, следуя выверенному курсу на диверсификацию торговли энергоресурсами, Казахстан передал 25-процентную долю проекта "Сатпаев" Индии, еще с 1995 года пытавшейся выйти на наш нефтяной рынок. Эффект от данной сделки, возвестившей о приходе на нефтегазовый рынок страны еще одного крупного иностранного инвестора, будет непременно позитивным.
Сегодня ясно одно: Казахстану, находящему в сердце Евразии, сама судьба предначертала вести многовекторную политику. Замыкаться на одной стране, пусть даже очень крупной или влиятельной, для нас не просто неразумно, но и контрпродуктивно.Многовекторная дипломатия сегодня приобретает новые черты. Она становится многоплановой и многоуровневой. На практике это означает расширение нашего участия в деятельности международных организаций, в фокусе внимания которых находятся важнейшие вопросы человеческой цивилизации. Это охрана окружающей среды, изменение климата, обеспечение пресной водой, поиск новых источников энергии, прокладка транспортных коридоров, предотвращение конфликтов, защита прав всевозможных социальных групп и многое другое. Было бы наивным полагать, что перечисленные вопросы не касаются Казахстана. Поэтому активная вовлеченность Казахстана в решение подобных глобальных проблем откроет новые возможности для их урегулирования и в нашей собственной стране. Многоуровневый подход под-
разумевает, помимо непосредственной дипломатической работы на межгосударственном уровне, международные контакты отечественных деловых кругов, общественно-политических организаций и движений, неправительственных организаций, научно-исследовательских и учебных заведений и так далее. По истечении 20 лет со времени провозглашения независимости, несмотря на скептические прогнозы начала 90-х, Казахстан не приобрел черты failed state – несостоявшегося государства. Этого не произошло во многом благодаря многовекторной и сбалансированной дипломатии, основы которой были заложены президентом Нурсултаном Назарбаевым. Единственно правильный modus operandi казахстанской внешней политики принес свои вполне осязаемые плоды, что позволяет нам и дальше решать конкретные внешнеполитические задачи на геополитических и геоэкономических осях "Запад – Восток" и "Север – Юг".

№ 93 (17208) от 28.05.2011
Талгат Калиев, председатель Комитета внешнеполитического анализа и прогнозирования Министерства иностранных дел Казахстана, Астана
Источник - Экспресс-К

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение