Евразийское сотрудничество – инвестиции, политические решения, формы интеграции и взаимодействия стран

Дата:
Автор: Медиация 2020

Ia-centr.ru публикует аналитические материалы участников Международной программы «МедИАЦия», осуществляемой при поддержке фонда Президентских грантов.
Статья автора прошла конкурсный отбор и признана одной из лучших среди аналитических материалов, представленных в рамках четвертого этапа программы – Неделя в Нур-Султане.


Евразийское сотрудничество – инвестиции, политические решения, формы интеграции и взаимодействия стран

В настоящее время процессы евразийской интеграции нельзя считать завершенными. Она находится в активном поиске оптимального формата и подходы к ней предлагаются самые разные, с разными же политическими игроками и перспективами. Среди наиболее известных можно упомянуть: ЕАЭС, китайский проект «Путь и Пояс», Европейский союз с проектом «Восточного партнерства» и сетью соглашений о зоне свободной торговли (с Японией, Сингапуром, Вьетнамом), Турецкие идеи пантюркизма (вплоть до заигрываний с Афганистаном) и некоторые другие.

Наиболее известный на постсоветском пространстве формат ЕАЭС. Он выступает в международном плане как углубленный таможенный союз России, Беларуси, Армерии, Казахстана и Кыргызстана с отдельными элементами общего рынка. ЕАЭС достигла определенных преимуществ: формирование надгосударственных органов, совершенствование систем контроля, нормативно-правовой базы, сформирован единый рынок лекарств и в 53 секторах различных услуг, обеспечена свобода передвижения рабочей силы, в определенных кругах образовалась прослойка приверженцев интеграции, углубилось внешнее сотрудничество ЕАЭС с Китаем, Сингапуром, Ираном, Вьетнамом, Сербией и др.

Особенностью Союза является экономическое доминирование России (при том, что российская экономика пострадала в условиях санкций), которая производит более 80% ВВП интеграционного объединения. Также ЕАЭС характеризуется достаточно низким удельным весом взаимной торговли (не более 1/10 части).

Вовлеченное в ЕАЭС Союзное государство России и Беларуси по определенным вопросам является более продвинутой формой интеграции, которая в настоящее время недостижима между остальными участниками.

При этом определенная застойность формата ЕАЭС явно тормозит процессы интеграции и требует пересмотра основ формата объединения. Фактически, в будущем ЕАЭС может пойти следующими путями развития:

·       Кризис интеграции с распадом ЕАЭС и возвращением к двусторонним договорам

·       Стратегия малых интеграционных шагов

·       Экстенсивное развитие со вступлением новых членов, ассоциированных членов и стран-наблюдателей (в первую очередь присоединение Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана)

·    Достижение нового качества интеграции с глубокими экономическими и социальными связями, а также с формированием общего евразийского культурного гуманитарного пространства.

В последние годы Китай стал инициатором и интегратором в рамках глобального евразийского партнерства. Фактически, Китай скачкообразно увеличил свое присутствие на рынках Центральной Азии и реализовал пакет инфраструктурных проектов. Существенная роль в этом процессе принадлежит концепции реализации проекта «Путь и Пояс» (Один пояс – один путь), затрагивающем сотрудничество в области транспорта, энергетики, торговли, сельского хозяйства, науки и техники, а также региональное сотрудничество. В его рамках Китай планирует инвестировать более 900 млрд долларов, а сам проект затрагивает на разном уровне 140 стран. С учетом того, что интересы Китая напрямую затрагивают область Центральной Азии, сопряжение интересов ЕАЭС с проектом «Путь и Пояс» просто необходимо, поскольку разрыв интересов разных стран способен нивелировать его интеграционные достижения. Существует и еще одна опасность – доминирование экономики Китая, которая по уровню превышает всю экономику ЕАЭС.

Восточное партнёрство - проект Европейского союза, имеющий основной заявленной целью развитие интеграционных связей Евросоюза с шестью странами бывшего СССР: Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной. При этом Украина, Грузия и Молдавия объявили вступление в Евросоюз целью своей внешней политики и подписали соглашение об ассоциации с ЕС. 21 мая 2021 года они создали совместный формат для сотрудничества - Ассоциированное Трио. Следует отметить, что Восточное партнерство в рамках своей концепции имеет четкую программу противодействия ЕАЭС, а также – разрушению и без того слабых связей бывших территорий СССР с Россией – антироссийские геополитические амбиции.

Политика Турции, которая претендует на евразийское лидерство и проект Тюркского содружества государств на основе общности тюркского происхождения и родственных языков. В настоящее время в рамках данного проекта функционирует Тюркский совет - международная организация, объединяющая современные тюркские государства (Турция, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Азербайджан), главной целью которой является развитие всестороннего сотрудничества (в том числе политического и экономического) между государствами-членами. Пантюркизм встречает противодействие во многих странах, имеющих значительные тюркские меньшинства. Определенные круги этих государств рассматривают движение за интеграцию тюркских сообществ как угрозу своей территориальной целостности, но при этом – культурная интеграция тюркоязычных народов признается безопасной.

Таким образом, в настоящее время на евразийскую интеграцию претендует как минимум 4 локальных надгосударственных образований, каждое из которых блюдет свои собственные интересы, при этом – значительно противореча остальными. Выходом из практически патовой ситуации может стать интегральное развитие Большого евразийского партнерства и трансформация ШОС.

Концепция «Большого евразийского партнерства», впервые озвученная президентом России Владимиром Путиным в конце 2015 г., исходит из того, что первые шаги должны быть сделаны не в политической или в военной сферах, а в архитектуре экономики Евразийского континента. Фактически, экономическая консолидация Евразии – это самый глобальный и амбициозный проект современности, который рано или поздно потянет за собой и политические объединения и культурное сотрудничество, фактически сформировав динамичную и активную альтернативу выгоревшей западной политике в виде G7.

Ключевое значение для развития концепции Большого евразийского партнерства будет иметь Шанхайская организация сотрудничества. Общая территория стран, входящих в ШОС (Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Пакистана и Индии), составляет почти 60% территории Евразии, а общая численность населения более 3 млрд человек. Совокупный объём ВВП стран-членов ШОС достигая при этом почти одной трети мировой экономики по паритету покупательной способности. Расширение ШОС за счет института стран-наблюдателей (Беларусь, Монголия, Иран и Афганистан), и стран-партнеров по диалогу, куда могут войти Турция, Азербайджан и Иран способствует значительному увеличению роли этой организации в мире.

Намечающаяся трансформация ШОС из организации по безопасности и сотрудничеству в многостороннее экономическое интеграционное   объединение может сделать ее «новым глобальным центром силы», реализующим новую модель регионализации мировой экономики. При этом - Россия вместе со своими партнерами может сыграть роль главного идеолога новой модели регионализации.

Консолидация ШОС   и   формирование   в   рамках организации   своей модели интеграционного экономического взаимодействия позволили бы превратить ее в основной драйвер мировой экономики. Партнерство ЕАЭС и обновленной ШОС могло бы наполнить реальным содержанием проект Большой Евразии.

Автор: участница программы "МедИАЦия" – Баканова Марина Владимировна International Care Medical Centre Islamabad Pakistan, главный врач (писатель, публицист, независимый эксперт)

Поделиться:

Яндекс.Метрика