30 лет после распада СССР: взаимодействие России и стран Центральной Азии

Дата:
Автор: Медиация 2020
Ia-centr.ru публикует аналитические материалы участников Международной программы «МедИАЦия», осуществляемой при поддержке фонда Президентских грантов.
Статья автора прошла конкурсный отбор и признана одной из лучших среди аналитических материалов, представленных в рамках третьего этапа программы – Ташкентской недели.
30 лет после распада СССР: взаимодействие России и стран Центральной Азии

С распадом СССР В 1991 году и обретением независимости бывших советских республик в Центральной Азии начался процесс образования национальных государств, что, в свою очередь, привело к образованию новых институтов в Центрально-Азиатском регионе. Неизменным приоритетом во всех документах оставалось преимущественное развитие отношений России со странами постсоветского пространства. В этом ряду республики Центральной Азии занимают важное место, как зона особых интересов России, как и в период после распада Советского Союза. Эта проблема имела экономический и социальный характер. Ее сложность заключается в зависимости от влияния внутренних и внешних факторов на состояние безопасности региона. Угрозы международного терроризма, религиозного экстремизма, наркоиндустрия, контрабанда оружия – перечисленные вызовы продолжают доминировать на территории Центральной Азии, что делает центральноазиатское направление неотъемлемой частью внешней политики РФ.

Несмотря на усилия, предпринимаемые для упорядочения отношений с государствами Центральной Азии, как на двусторонней, так и на многосторонней основе, до сих пор Россия не смогла разработать последовательную долгосрочную политику в отношении этого региона. Основным противоречием здесь выступает тот факт, что, с одной стороны, Россия, признает исключительную важность Центральной Азии в масштабах российских внешнеполитических интересов, а с другой стороны, отсутствие разработанной концепции комплексных мер, которые способствуют построению долгосрочной российской стратегии в регионе. Именно поэтому, остается актуальным изучение взаимоотношений России со странами Центральной Азии.

В первую очередь интересы России в регионе определяются целями безопасности. Помимо лидерства в многосторонних организациях, которые были специально созданы для обеспечения безопасности (Организация Договора о коллективной безопасности - далее (ОДКБ)) или частично отвечают на эти вопросы (Шанхайская организация сотрудничества - далее (ШОС)), Россия активно развивает отношения с государствами Центральной Азии в двустороннем формате. Акцент на двусторонние отношения связан с высокой относительной однородностью региона. Существует точка зрения, что Центральную Азию можно рассматривать только как конгломерат национальных государств, где каждое из них формулирует свои собственные национальные интересы и векторы внешней политики. Именно поэтому, в последние годы можно проследить определенную склонность более уязвимых региональных государств к поддержке России и склонность более влиятельных стран к установлению равных партнерских отношений.

Республика Казахстан является ближайшим союзником России в регионе. Несмотря на имеющиеся объективные общие интересы, на развитие двусторонних отношений влияют субъективные факторы: это напрямую зависит от стабильности власти, от желания политической элиты идти на компромисс. Непосредственный интерес России заключается в том, чтобы политическая ориентация казахской политической элиты не стала главным препятствием в процессе интеграции национальных экономик. Расширение взаимовыгодных экономических отношений, успешная реализация различных интеграционных проектов между Россией и Казахстаном должны способствовать развитию политической сферы, делая двусторонние отношения более плодотворными и заслуживающими доверия.

Узбекистан, как и Казахстан, является одной из самых мощных стран Центральной Азии с точки зрения экономического и военного потенциала. Традиционно он рассматривает себя как центральное государство региона и активно реализует свои амбиции. Узбекистан стремится повысить свою значимость среди иностранных партнеров, использовать эти отношения для укрепления своих позиций и в то же время избегает глубоких обязательств, которые потенциально могут ограничить его свободу маневра. Иногда кажущееся несоответствие внешней политики, а именно маневрирование Узбекистана между Россией и Западом, на самом деле является абсолютно последовательным курсом, который позволяет гарантировать максимальную свободу действий и принятия решений.

В своих отношениях с Россией узбекские власти отдают приоритет двусторонним связям, которые позволяют четко определить взаимные обязательства и ограничения. Являясь членом международных организаций, в которых Россия играет ведущую роль, Узбекистан видит возможную угрозу согласованного и синхронизированного давления в отношении вопросов, в которых его интересы отличаются от интересов и точек зрения других участников. В целом выход Узбекистана из Евразийского экономического сообщества, неоднократное приостановление его участия в ОДКБ, отказ от вступления в Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) отражают негативное отношение узбекских властей к центральноазиатской интеграции под эгидой России. Вероятно, подавляющее значение суверенитета типично для Узбекистана, что заставляет его заблаговременно отвергать любые, даже отдаленные, возможности создания наднациональных структур, которые являются непременными предпосылками настоящей интеграции. Более того, похоже, что Узбекистан всегда «примеряет» перспективы совместных операций в случае возникновения кризисов в государствах Центральной Азии и не желает иметь дело с любыми прецедентами подобного рода. Узбекистан сохраняет свое членство в ШОС, где влияние России уравновешивается Китаем, в то время как даже в рамках ШОС он воздерживался от участия в совместных военных учениях. Таким образом, Узбекистан сохраняет свою традиционную линию, о вступлении в какие-либо союзы и объединения речи не идет. Хотя предполагается несколько большее вовлечение в сотрудничество с другими игроками, чем это было при Исламе Каримове.

Опираясь на свое природное богатство, выгодное геостратегическое положение на Каспии и оригинальное понимание политики нейтралитета, Туркменистан до недавнего времени исключал свое участие в процессах региональной интеграции. Власть сосредоточена в руках президента даже в большей степени, чем в соседних государствах. Политика нейтралитета, выбранная в начале 1990-х годов, дала возможность маневрировать на дипломатической арене среди мировых и региональных держав. Стратегия стала особенно эффективной в условиях конкуренции между ведущими странами мира за их присутствие в Туркменистане, стране с крупнейшими запасами природного газа.

В то же время иностранный интерес к туркменскому газу был настолько велик, что ни американские, ни европейские политики никогда не критиковали туркменское правительство за ситуацию с правами человека. Россия проводила аналогичную политику: несмотря на то, что права русскоязычного населения систематически нарушались, она старалась не ставить этот вопрос в повестку дня двусторонних отношений. Однако статус нейтралитета и отчуждение Туркменистана от России и других стран СНГ не повлекло за собой переориентацию его внешней политики на другие крупные страны. Республика проводит строго независимую внешнюю политику и в то же время продолжает сотрудничать со своими соседями в тех областях, которые она считает выгодными.

Несмотря на ряд общих черт с другими странами региона, политическая система в Таджикистане была сформирована и консолидирована под воздействием определенных факторов, и гражданская война является ключевым компонентом среди них. Он выдвинул на передний план новые силы, в первую очередь исламистские группы, и прервал постсоветскую преемственность власти, изменив баланс сил между регионами, обеспечил замену элит и выдвинул лидеров, не связанных или только косвенно связанных с советской республиканской верхушкой.

Таджикистан сильно зависит от России, в первую очередь благодаря трудовым мигрантам, переезжающим туда. Отток наиболее активного и, как правило, маргинального населения, денег, переведенных и привезенных в Таджикистан, имеет первостепенное значение для обеспечения стабильности. Россия также сыграла важную роль в обеспечении национальной безопасности страны. Присутствие российских войск стало существенным сдерживающим фактором для террористической и экстремистской деятельности. В то же время в 2004 году российским пограничникам пришлось покинуть Таджикистан, что может серьезно повлиять на безопасность государств Центральной Азии после вывода иностранных войск из Афганистана.

Несмотря на то, что за более чем двадцать лет взаимодействия Российской Федерации со странами Центральной Азии ей удалось выстроить целостный внешнеполитический курс, а также учитывая тот факт, что в последние годы отношения РФ и государств региона в целом имеют положительную динамику, остается ряд проблем. Одной из основных проблем является центральноазиатская миграция в РФ. Невозможно однозначно оценить влияние этой проблемы на отношения РФ со странами Центральной Азии. С одной стороны, это укрепляет связь между сообществами государств, но с другой вызывает взаимное отторжение и неприязнь на почве разных культурных норм и традиций.

Не менее важной является проблема наркотрафика. Афганистан и Центральная Азия превратились в единый механизм по производству и транспортировке наркотиков. Сегодня Российская Федерация, Соединенные Штаты, Китай и центральноазиатские государства не сумели создать эффективную систему по борьбе с наркотиками.

Учитывая все вышесказанное можно сделать вывод, что РФ будет искать способы поддержания сдерживания внешних сил в близлежащих к Центральной Азии регионах, развития национальной экономики, в этих условиях сценарий дальнейшего наращивания присутствия России в регионе посредством прежде всего, участия в экономических проектах представляется наиболее вероятным.

Автор: участница программы "МедИАЦия" - Чехляева Сабина, Российский университет дружбы народов 

Поделиться:

Яндекс.Метрика