«Как хорошо быть девушкой из Сибири...»

Дата:

Журнал «Хан-Тенгри» поговорил с министром культуры Алтайского края Еленой Безруковой. 

С министром культуры Алтайского края Еленой Евгеньевной Безруковой мы встретились в Москве, в музее Булгаковского дома, сразу после творческого вечера поэтессы Елены Безруковой. Таким образом, прежде состоялась встреча с поэтессой, затем – с министром. Поэтесса произвела впечатление изящной, хрупкой, невероятно музыкальной женщины. Министр оказался крепким орешком – уверенным в себе, компетентным, физически крепким профессионалом. Эта двойственность как нельзя лучше соответствовала месту встречи: для Михаила Булгакова вопрос взаимоотношений писателей и поэтов с властью был одним из центральных. Разговаривая с министром, я косился на портрет Михаила Афанасьевича – не оставляло ощущение, что он разглядывает мою собеседницу с большим интересом.

- Елена Евгеньевна, я бы хотел начать вот с чего. Алтай – это центр Евразии, место во многом мистическое, точнее сказать – сакральное. При этом, как я понимаю, сеть культурных учреждений для всех регионов более-менее одинакова. А есть нечто эдакое, что отличает культуру Алтая от всех остальных регионов? 

- Ну, если говорить о системе культурных учреждений, то разумеется, она во многом общая для всех регионов. И это нормально. При этом, конечно, есть некие уникальные особенности, характерные именно для нас. Поскольку мы сидим в Булгаковском доме, то первое, что приходит на ум – это, конечно, музеи. Например, у нас есть музей, подобного которому точно нет нигде в Российской Федерации.  Он спрофилирован именно на сохранение памяти о культуре Алтая. Его полное название – «Государственный музей истории и литературы, искусства и культуры Алтая». Подразумевая, что культура – это накопитель цивилизационной памяти места, он эту память собирает по направлениям культуры: история театра на Алтае, история литературы на Алтае, история музыки, кино и так далее. 

Через его экспонаты, которые иллюстрируют тот или иной раздел, иногда удивительным образом можно воссоздать образ Алтайского края или Барнаула. Ну, например, такой экспонат, как театральная афиша ХIX века, напечатанная на контрабандном китайском шелке. Она сама по себе рассказывает и о Великом Чайном пути, сменившем Великий шелковый, и о Барнауле, который формировался как город горных офицеров вокруг демидовских заводов, об их пристрастиях, в данном случае о театре, афиши которого печатались не на бумаге, а на китайском шелке – то есть это был высший класс, отнюдь не провинциальный, вы понимаете? 

Алтайский край характерен сетью мемориальных музеев. Такой концентрации я тоже не встречала более нигде. Потому что практически с каждым человеком всероссийской или мировой известности у нас связан мемориальный музей его имени и, как круги на воде, от этих музеев расходятся далеко за их пределы культурные события, в том числе всероссийские фестивали. Например, Шукшин - Шукшинский музей в Сростках, Всероссийский Шукшинский фестиваль. Герман Степанович Титов, второй космонавт планеты. На его малой родине в Полковниково мемориальный музей, большой, четыре корпуса. Там проводятся Фестивали космоса. Роберт Рождественский, поэт, который родился на Алтае в маленьком селе Косиха, недалеко от места, где родился Герман Титов. На его родине действует мемориальный музей и проводится литературный фестиваль Роберта Рождественского. Музей Михаила Евдокимова, музей актрисы Екатерины Савиновой, музей оружейника Михаила Тимофеевича Калашникова на его малой родине в селе Курья. Это такая многолетняя культурная политика по созданию культурных центров: имя, судьба, личность, музей как эпицентр развития этих территорий. Потому что там, где появлялись музеи, там следом общепит, гостиницы, дороги, туризм, рабочие места и так далее. 

- Давайте уточним. У нас история и культура Алтайского края начинается только с прихода русских?

- Нет, конечно. Мы себя мыслим и позиционируем как многонациональный край. У нас сорок национальностей, то есть такая очень пёстрая сеть. И волны притока на Алтай людей, они тоже связаны с определенными историческими этапами и событиями. Это, конечно столыпинская реформа, а там не только русские, там кого только не было. Это, конечно, военная эвакуация, а после войны целина. Причем, есть такие знаковые места, которые имеют двойное, скажем так, культурное звучание. Ну, например, знаменитая гора Пикет, которая в современной культурной жизни – это там, где проводится финал Шукшинских дней на Алтае, и гора, на которой в «Печках-лавочках» Шукшин сидит в финальных кадрах, его любимое место. В то же время это памятник археологии, там огромное количество скифских захоронений. В музеях наших, в том числе в «Музее истории литературы, искусства и культуры», есть  музеефицированная версия скифского захоронения – воин, захороненный вместе с боевым конем. Музеефицированных свидетельств скифских времен и скифских памятников у нас много. 

- О состоянии культуры в современной России можно услышать самые противоположные мнения: одни говорят о развитии, другие о деградации. А что по этому поводу думает министр культуры Алтайского края? 

- Культура развивается, безусловно. Другой вопрос, что изменения носят нелинейный характер. Ну, то есть, нельзя взять какой-то один фактор, его измерить и сказать, развивается или деградирует. Потому что всё равно происходят исторические изменения, в том числе миграционные процессы, переформирование плотности расселения людей по территории, так называемые процессы урбанизации, и так далее. Изменения происходят на протяжении десятилетий, и эти процессы имеют социально-экономический характер, а культура как бы сопровождает эти процессы. 

Специфика нашего региона в том, что половина населения проживает в сельской местности. Это нехарактерно для современной России,, в том числе для Сибири, где все-таки бо́льшая часть населения живет в городах. Специфика сельского края влечет за собой специфику уклада и сети учреждений культуры. В моем случае более 80% учреждений культуры находится на селе. Краевых учреждений, бо́льшая часть которых такие сильные, крупные, столичные - их двадцать. А всего сеть учреждений культуры насчитывает две тысячи единиц. Представляете, какой объем? 

Мы входим в пятерку регионов России с самой разветвлённой сетью культурных учреждений. Сюда относятся такие экономически мощные территории, как Татарстан, Башкортостан, Ростовская область, а по нашу сторону Урала – Красноярский край и мы. При этом Алтайский край дотационный, то есть, грубо говоря, хозяйство наше в соотношении с нашими деньгами, с нашими возможностями, оно, конечно, для нас громоздкое и очень обременительное...

-А я как раз хотел спросить про финансирование...

 - Финансирование, в любом случае, за эти годы постоянно растет, но оно растет разными темпами. Например, за последние три года у нас существенно увеличилось количество инвестиций. Это все, что касается ремонтов и строек. В прошлом году порядка ста объектов, а это немало, были отремонтированы, в том числе комплексные работы с нуля до крыши. Выделение средств на это выросло очень заметно. 

Другой вопрос – насколько соответствует это потребностям? Ну, конечно, потребности всегда превышают – при том, что нам досталось советское наследство в виде большой базы учреждений культуры. Может быть, некоторые эти объекты по нынешним временам, начни мы с чистого листа, мы бы не стали создавать. А тогда были совхозы большие, колхозы, там огромные дома культуры, а население идёт на убыль, и сама структура сельского производства меняется. Возможности содержать такие объекты нет, ремонт их нецелесообразен. Поэтому идет, конечно, тенденция укрепления районных центров или крупных сел – это логично. 

- Стратегию развития вы сами разрабатываете или она спускается сверху?

- Нет, стратегия развития у каждого региона своя. Существуют, разумеется, нормативные документы сверху, которые задают ту или иную логику. Ну, например, они задают логику нормативов обеспеченности территории объектами культуры. Меньше тысячи живет – новый объект как бы нецелесообразно создавать, да? Вероятно, следует рассмотреть вариант передвижного обслуживания. Больше тысячи – другие правила. Ну, и так далее.  

- Вы упомянули про миграционные процессы... Вы ведь пограничный регион, верно?.. 

- Приезд наших соотечественников с территории Казахстана в Российскую Федерацию, в частности на территорию Алтайского края, в последние годы происходит достаточно динамично. Много людей приезжает, остаются жить и работать здесь. Видимо, экономические и социокультурные условия Алтайского края их устраивают.  

У нас прекрасный, очень разнообразный ландшафт – степь, предгорья, ленточные боры. Мы живем в самом центре, в самом сердце Евразии. Если оглядываться назад, в историю, то здесь никогда не было больших войн. Понятно, что дивизии наши Москву защищали, да? Но это территория, на которой никогда не было, например, межнациональных конфликтов. То есть я коренная, я уроженка. Я родилась в Барнауле, всю жизнь прожила. Мне непонятно генетически вот это все, то есть я всю жизнь жила в мирной, в бесконфликтной среде. И всегда было ощущение, что Сибирь – некая такая стабильная опора. Вдобавок, мы являемся житницей страны – регионом, который поставляет значительное количество зерна, муки, круп, молочной продукции, сыры, масла́, мёд. Мы во многом обеспечиваем продовольственную безопасность страны. Это прекрасная, гармоничная, угодная людям и богам деятельность. Она тоже накладывает свою печать на характер, облик, культуру края. 

- Прекрасно. И сколько лет вы возглавляете министерство? 

-  Я приняла это хозяйство в конце 2010-го года. 

- И сколько примерно человек у вас в штате?

- Работников культуры? Девять с половиной тысяч. Библиотеки, музеи, театры, концертные организации, клубы, детские школы искусств... 

- Для поэтессы много...

- Для поэтессы много, для министра – нормально. 

- Скажите, Елена Евгеньевна, я могу в предисловии к нашему интервью написать, что оно было взято после вашего поэтического вечера?

Без проблем. 

- Тогда у меня будет просьба. Вы со сцены прочитали одно стихотворение, которое мне очень понравилось, но его нет в вашей книжке. Вы не могли бы прочитать его для наших читателей?

- Конечно. 

 

(Елена Евгеньевна читает): 

Как хорошо быть девушкой из Сибири – 

Переселенье, ссылка, а нам – домой. 

У нас запасная жизнь, наши вехи шире,

Нам некогда жить разною ерундой. 

 

Покуда доверие наше едва оттает

И резко континентальный проснется взгляд, 

Какие-то люди были и перестали, 

Отчаялись, разлюбили, сменили стаи, 

Уехали и уже вернулись назад. 

 

А нам возвращаться всегда в самый центр мира, 

Где ось пролегла от космоса до ядра. 

А прочее – командировочная квартира, 

Непрочная и простудная, как ветра. 

 

Мы сдержанны и тяжелы. Ничего – 

Привычка молчать на морозе в бескрайние наши дни. 

Сибирь – вековая песня, тоска и притча,

Мы ведьмы твои, хранительницы твои. 

   

Наша справка:

Безрукова Елена Евгеньевна – окончила юридический факультет Алтайского университета (1998) и  психологический факультет Томского университета (2005). Работала юрисконсультом Алтайского краевого центра народного творчества и досуга, юрисконсультом Алтайской краевой коллегии адвокатов. В  2006-ом году перешла на работу в управление культуры Алтайского края. С 2010 года – начальник управления.  В октябре 2018 года, после реорганизации, назначена на должность министра культуры Алтайского края.


Яндекс.Метрика