«Антология узбекской поэзии», т. I и т. II

Дата:
Журнал «Хан-Тенгри – о реальных и весомых плодах культурного сотрудничества.

В издательстве #ЛАДОМИР вышел в свет второй том уникального издания АНТОЛОГИЯ УЗБЕКСКОЙ ПОЭЗИИ в переводах русских поэтов. История издания такова. Известный меценат и общественный деятель, основатель благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт» Алишер Усманов поддержал проект издания «Антологии русской поэзии» (благодаря этой поддержке были изданы два её тома, отданные поэме). Издание «Антологии узбекской поэзии» – пожелание того же мецената-просветителя, обращенное к составителю антологии русской поэзии Михаилу Синельникову, известному составителю ряда хрестоматий и переводчику восточной поэзии. 

Подробнее см. Последний из могикан. Интервью с поэтом и переводчиком Михаилом Синельниковым (ia-centr.ru).

«Двухтомник «Антология узбекской поэзии», – говорит о своём детище Михаил Синельников, – является свидетельством взаимного притяжения двух культур, двух народов, на определенном этапе связанных общей историей, наполненной свершениями и испытаниями. Живой интерес русских читателей к узбекской поэзии, одной из великих поэзий Востока, не угасал никогда. Не случайно стихи и поэмы Навои, лирика Бабура, творения Машраба, Огахи, Надиры, Мукими, Фурката, Хамзы, Айбека, Гафура Гуляма, Хамида Алимджана, Зульфии издавались в советское время массовыми тиражами.

Ценным литературным памятником осталась антология 1950 года (несмотря на некоторые недостатки, на идеологическую предвзятость, выразившуюся в заметной неполноте). Но подборки ряда видных поэтов в первом томе новой антологии существенно расширились, многие переводы заменены более удавшимися, выполненными позднее, в том числе, специально для данного издания. И добавились произведения 12-ти авторов, начиная с Гадаи, Хусайни, Мухаммеда Шейбани, Падши-Ходжи, Кул-Убайди…

С годами печатались все новые мастерские переложения узбекской классики, и возникла потребность в появлении дальнейших переводов, в том числе — для ознакомления с запретными прежде религиозными стихами гениальных поэтов, с наследием репрессированных авторов и с творчеством выдающихся мастеров позднего советского периода. Чрезвычайно интересна и крайне редко переводившаяся у нас, но весьма замечательная и оригинальная новейшая поэзия независимого Узбекистана. Таким образом, двухтомник, открывающийся фрагментами эпосов: Алпамыш, Равшан, Кунтугмыш, Ширин и Шакар, Тахир и Зухра, Арзыгуль, и главами повествований великих предшественников поэзии на языке тюрки: Юсуф Баласагуни, Ахмад Ясави, и принадлежащих перу основоположников поэзии на языке тюрки: Рабгузи, Хорезми, Дурбек, Саккаки, Амири, Гадаи, Атли, Хусайни, Алишер Навои, Мухаммед Шейбани, Кул Убайди, Бабур, Мухаммад Салих, Маджлиси, Зебуннисо, Машраб, Турды, Дильшод, Агахи, Садои, Фазли, Гульхани и т.д. – всего 32 автора!
Причастность всех отобранных авторов к классической и уже признанной современной поэзии в собственно узбекской академической её оценке, в устойчивом мнении поколений знатоков. Картина могла искажаться в разные времена, но это мнение оставалось твёрдым и охватывает все периоды узбекской поэтической классики и завершается стихами наиболее ярких лириков современности, включая произведения неизвестных прежде русскоязычному читателю авторов разных веков и представляя поэзию Узбекистана во всей возможной полноте, разнообразии и блеске».

Если первый том Антологии охватывает многие века древней узбекской поэзии, берущей начало в эпосе и творчестве великих предшественников и постепенно восходящей к своему Золотому веку, то во втором томе представлены лучшие стихи последних полутора столетий. Время сгустилось, уплотнилось, протекли целые литературные эпохи, по насыщенности равные геологическим периодам. Узбекская поэзия всегда сохраняла связь с истоками. Но когда Средняя Азия стала частью Российской империи, к представлениям, созданным традиционным мусульманским образованием, прибавилось новое понимание окружающего мира и всего мироздания. Европейские идеи и образы вошли и в структуру словесности. Происходили изменения и в самом стихосложении. 

С началом революции эти перемены становились все более заметны. Резкая граница пролегла между эпохой Мукими и Фурката и временем Хамзы и Чулпана, а затем произошло постепенное размежевание эпохи Айбека и Гафура Гуляма со временем Эркина Вахидова и Абдуллы Арипова, хотя и менее четкое и явное. Всё же поэты младшего, «оттепельного» поколения были современниками и прямыми наследниками своих предшественников. Но и в слове, и в звуке стала явной смена интонаций, подчеркнутая творческая свобода, и повеял ветер перемен, в итоге оказавшихся необратимыми. 

Второй том Антологии включает и стихотворения поэтов ставшего независимым Узбекистана. Но независимость прорастала уже в творчестве поэтов предшествующих десятилетий. Между тем именно в годы независимости русские переводы из узбекской поэзии делались крайне редко. Для  издания потребовалась основательная работа поэтов-переводчиков. Но самый отбор стихов для антологии должен отражать сложившуюся поэтическую иерархию. К сожалению, зачастую гениальные стихи остаются непереводимыми, а второстепенные занимают их место. И здесь не может быть полного совпадения с чисто академической оценкой, принятой в родной культуре. Хотя, конечно, важен сам факт включения поэта в антологию, предназначенную для читателей другой страны. 

Во все времена узбекская поэзия представляла собой самобытное и вполне самостоятельное, неповторимое явление. Сегодня, как и сам независимый Узбекистан, она выходит на мировой простор.

Книга пока не поступила в продажу, но некоторая часть тиража опекающим издание Фондом А.Б. Усманова уже передана в русскоязычные школы Узбекистана. В данном же случае щедрость мецената сочеталась с целеустремленностью. Попечением А.Б. Усманова в Узбекистане создается новая сеть русскоязычных школ. Антология узбекской поэзии в русских переводах, понятно, будет находиться в школьных библиотеках и на университетских кафедрах. Вместе с тем есть надежда, что она вызовет интерес и узбекских, и русских читателей разных поколений, являясь весомым свидетельством возрождения, укрепления прежде ослабленных связей, непреодолимого взаимного тяготения двух великих культур.