Академик Михаил Шишин: «Российская Академия художеств – уникальное явление на просторах Евразии...»

Дата:
Журнал «Хан-Тенгри» представляет журнал «Искусство Евразии».

- Михаил Юрьевич, у нас с вами был очень содержательный разговор об Алтае, о значении этого уникального края для всего континента. (Если кто пропустил, его можно почитать здесь  Хрустальный храм Евразии (ia-centr.ru).) Тогда же мы с вами условились отдельно поговорить о журнале «Искусство Евразии» – международном научном журнале по вопросам теории и истории изобразительного искусства, который издаётся в Барнауле при участии Российской Академии художеств и ряда краевых учреждений культуры. Я правильно всё сказал?

- Ну, в общих чертах да.

- И вы являетесь главным редактором этого сетевого журнала, который каждый желающий может посмотреть, пройдя по ссылке: Искусство Евразии (eurasia-art.ru)Это очень красивое и серьёзное, научного уровня издание. Как возник ваш проект?

– Возник из поездок. Мои экспедиции, поездки по всему Алтаю, по Сибири открыли невероятное количество уникальных художественных собраний – я имею в виду региональные музеи – и всевозможных народных центров культуры: на Алтае, в Туве, в Бурятии. Оказалось, что это колоссальный материал. И о нем практически никаких публикаций особенно не было. Для того, чтобы масштабно представить его широкой аудитории, не существовало никаких ресурсов, никаких инициатив. И я со своими единомышленниками предложил Академии художеств: давайте начнем издавать  электронный журнал. Его задача, в первую очередь,  представить как можно шире этот гигантский художественный континент – Евразию. Он действительно потрясающе красивый. Каждый номер выпуска я читаю просто с радостью, потому что открываются персоналии художников, предстают удивительные памятники культуры, невероятно богатые и еще малоизвестные собрания. Очередной номер мы посвятим 100-летию дипломатических отношений России и Монголии. И уже сейчас в редакции есть статьи, например, из Улан-Уде, где есть Художественный музей им. Ц.С. Сампилова с фантастической коллекцией, просто невероятной. Чего стоят только буддийские скульптуры – это шедевры, они достойны выставок в  крупнейших музеях. 

РИС1.jpg

Кроме того, знаете, в основании журнала было желание объединить людей, дать возможность познакомиться друг с другом, узнать о собраниях. Есть профессиональное искусствоведческое сообщество, которое ведет исследования, и узнать о том, над чем работает тот или иной художник и искусствовед, как он представлен в других музеях, – это очень важно.

Евразия, с одной стороны, очень разделенная: границы, политические режимы, какие-то экономические интересы и так далее. Но, с другой стороны, она едина в своих древних корнях, в своем отношении к миру. Тут люди одинаково переживают произведения искусства, всё, что приносит красоту в этот мир, тут не надо перевода. Для искусства не надо перевода. Мы все стоим перед произведением искусства, например перед  «Джокондой», и не имеет значения, на каком языке мы говорим и думаем – мы понимаем универсальный язык искусства. И он действительно объединяет человечество. Объединяет. Не разъединяет. Политика может разобщать, экономика может разделять, а искусство – всегда объединяет.

– Это правда.

– И я очень много знаю людей,  которые мыслят евразийски, то есть не в пределах, скажем, своей страны, города, края, а именно евразийски: им для их реализации, для понимания мира очень важно знать, что есть такие же точно люди, которые живут на этом континенте, но совсем в других местах, они друг о друге узнаю́т и тем самым убеждаются в правоте своих установок. И оказывается, что ценности-то одинаковые, что говорим мы на разных языках, а ценности общие. Вот это единство и художественное многообразие и богатство Евразии и подтолкнуло к тому, чтобы сделать такой журнал.

В нем несколько разделов. Есть «Евразийское наследие», которое действительно не имеет и не знает никаких границ, оно всеобщее. Рассказываем также об искусстве XX–XXI веков. Здесь очень много мастеров, однако популярные СМИ не всегда объективны и не всегда достаточно квалифицированно освещают тему: к примеру, журналисты иной раз не оправдано начинают поднимать какую-нибудь фигуру, и вот мы видим, как бесконечно идут однообразные передачи об одной и той же персоне. А мастеров много, разнообразие огромное! А какие мастерские у художников! У нас, в Монголии, по всему континенту... Приходишь в мастерскую и понимаешь, что это кладезь искусства, творческих открытий. А художник при этом – очень простой, бесхитростный человек, никуда особенно и не рвущийся, а просто изо дня в день создающий свои произведения – они понятны, интересны и несут красоту. Такая «весть красоты», Н.  Рерих это верно подметил.

У нас есть обязательный раздел «Форум», где мы подбираем статьи по одной тематике. В разделе «По запасникам и экспозициям музеев и картинных галерей» мы рассказываем о музейных собраниях, о произведениях, которые не всегда бывают в экспозиции, но хранятся в том или ином музее. Актуальным идеям и концепциям, вопросам теоретического осмысления произведений изобразительного искусства и архитектуры посвящен раздел «Философия и теория искусства». Ну и обязательно рассказываем об Академии, потому что Российская академия художеств – это, конечно, уникальное явление для всей Евразии. А сколько учеников Российской академии художеств в Китае, в Казахстане, в Монголии, в других странах, ведь не счесть.

В Монголии, в Улан-Баторе, есть Дом художника, и когда заходишь в него и начинаешь говорить по-русски, то открываются мастерские, выходят художники, которые тебе незнакомы – они просто услышали русскую речь, и они вспоминают о годах студенчества в Москве или Санкт-Петербурге. Для них это величайшая радость – поговорить на русском языке, вспомнить свои студенческие годы, вспомнить своих учителей. Как они их вспоминают, какая преданность, какая любовь к тем годам своей молодости – как много для них это значит! Ведь практически все, кто учился в институтах Российской академии художеств, – сейчас лидеры. Я не знаю ни одного, кто бы отступился, стал заниматься другим делом. Все стали значительными мастерами искусства в своих городах, в своих странах и за рубежом. Конечно, рассказывать об этом обязательно надо. Это по-настоящему важно.

- Я вот слушаю вас, Михаил Юрьевич, и вспоминаю, что у нас были примерно такие же интенции, когда мы задумывали свой журнал. Может быть, нам имеет смысл породниться и скрепить наше родство взаимными ссылками на наши журналы? 

– С удовольствием. Конечно.

- Скажите, пожалуйста, вот вы упомянули о собраниях. Эти собрания местные  – они на основе старых купеческих собраний, нет? 

– По-разному складывается. Есть музейные собрания очень старые, им свыше ста лет, например, в Иркутске. Есть музеи, которые возникли благодаря энтузиастам-художникам, кто просто дарил свои работы, вокруг этого начинает складываться коллекция. Есть энтузиасты-искусствоведы, которые изо дня в день ищут произведения искусства и выстраивают линии жизни, творчества отдельных художников. И очень рады, знаете, когда у них оказывается в музее новое произведение, даже пусть небольшое, просто рисунок какой-то, но какое счастье для этих людей, что они стали богаче в этом плане...

Поэтому судьбы разные, но я могу сказать, что везде работают потрясающие энтузиасты. Не за какие-то материальные блага работают, а исключительно во имя искусства. Я уверен, что эта увлеченность, это горение обязательно. Это привело многих людей в изобразительное искусство. Тем более сейчас, когда люди находятся в стрессе, измучены какими-то реформами и так далее, – вы посмотрите, как растет посещаемость музеев, картинных галерей, филармоний. Это же реакция людей на то, что душа должна получать свое. Она должна  напитываться красотой, она должна слышать «весть красоты». Это просто потребность, насущная духовная потребность для многих, очень многих людей.

Поэтому судьбы коллекций разные, но все собрания – это фантастически интересный мир. В том же Улан-Удэ есть свод из 76 картин удивительного «Атласа тибетской медицины». Это невероятная сокровищница: там по этапам, по деталям расписано всё, от рождения человека до зарождения у него разных заболеваний, их причин и способов лечения. Это уникальнейший художественный и научный предмет. 

– Я бы тут добавил, что признаком самобытной и зрелой цивилизации является наличие собственной медицинской школы. А в мире их всего три – европейская, китайская и тибетская...

– Да, возможно. И в каждом музее есть что-нибудь такое – стоит только внимательнее приглядеться, и вы откроете в каждом собрании что-нибудь невероятное. Так что – следите за нашими публикациями!


Яндекс.Метрика