МЕЖДУ АЗИЕЙ И ЕВРОПОЙ Бигельды Габдуллин: «Власть денег, блата и непотизма пока сильнее власти закона...»

Дата:

Журнал «Хан-Тенгри» побеседовал с президентом Международного казахского ПЕН клуба Бигельды Габдуллиным – и узнал немало интересного про наших ближайших южных соседей.

МЕЖДУ АЗИЕЙ И ЕВРОПОЙ Бигельды Габдуллин: «Власть денег, блата и непотизма пока сильнее власти закона...»

Габдуллин1.jpg

Журнал «Хан-Тенгри»побеседовал с президентом Международного казахского ПЕН клуба Бигельды Габдуллиным– и узнал немало интересного про наших ближайших южных соседей. 

- Дорогой Бигельды, ты не мог бы пояснить нашим читателям, чем занимается казахский ПЕН клуб?

- Мы работаем по своему Уставу и по тем основным направлениям, которые определены принципами Международного ПЕН клуба (International PEN) в Лондоне. Для нас приоритетными являются две задачи – защита прав и свобод журналистов и писателей, а также продвижение казахской литературы за рубеж. 

- Как правильно говорить - казахский ПЕН клуб или казахстанский? 

- Казахский. По правилам Международного ПЕН клуба национальные ПЕНы принято называть по национальному языку. К примеру, «немецкий ПЕН клуб», «русский ПЕН клуб», «английский ПЕН клуб», «каталонский ПЕН клуб» и тому подобное. В национальный ПЕН клуб могут вступить члены других ПЕН клубов. 

- Насколько актуальна для вас, как для подразделения международного ПЕНа, деятельность по защите свободы слова, свободы журналистской и писательской деятельности, защите прав человека? 

- Мы не являемся подразделением Международного ПЕН клуба. Мы – самостоятельная общественная организация. И защита свободы слова, свободы самовыражения писателей для нас, как я уже сказал, достаточно актуальна, поскольку и власть, и общество в Казахстане ещё только учатся демократии. Это долгий путь, и мы, увы, всё ещё в начале пути.

- Звучит поэтично. Надо ли понимать этот красивый оборот так, что в Казахстане ещё есть узники совести?

- Именно так.

- А ты можешь назвать конкретные имена, примеры?

- Могу. Поэт Арон Атабек и бывший руководитель национальной компании «Казатомпром» Мухтар Джакишев вот уже более десяти лет томятся в тюрьме ....

По мнению руководителя фонда защиты журналистов «Адил соз» Тамары Калеевой, которая много сил тратит на защиту прав журналистов, жесткие репрессии заметно смягчились к концу года. Тем не менее, статистика нарушений права на свободу выражения в Казахстане за прошлый год года следующая.

Задержания – 32 случая (46 журналистов), в том числе задержания журналистов во время освещения событий – 26 случаев. Среди упомянутых в обзоре – костанайский блогер Николаос Мармадили. Задержан 22 марта во время опроса горожан, празднующих Наурыз. Роман Захаров задержан по обвинению в мелком хулиганстве: 29 апреля прошлого года вывесил в Алматы баннер с цитатой из Конституции. Аслан Сагутдинов (г. Уральск) задержан 6 мая за пустой плакат. Еще один случай – Крис Риклтон, корреспондент Agency France Press по Центральной Азии, задержан 9 июня на площади «Астана» в Алматы, когда он хотел взять интервью у женщины (во время задержания «упал на колено сотрудника полиции»).  

Девятнадцать человек за год были арестованы или осуждены к лишению или ограничению свободы. Например, упомянутому Роману Захарову было назначено наказание в виде административного ареста сроком на 5 суток; апелляционная инстанция заменила арест на штраф. Столичный житель Раушан Торбаев арестован на семь суток за нарушение статьи КоАП РК о митингах: в социальной сети сообщал о митинге «против переименования» Астаны в Нур-Султан.

Фонд «Адил соз» также зафиксировал 46 случаев воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов, 48 случаев преследования и обвинения в уголовном порядке, 8 нападений и 10 случаев угроз работникам СМИ.

Кроме того, зарегистрированы 23 случая необоснованного ограничения доступа к сетевым изданиям, мессенджерам и соцсетям. 240 раз были нарушены права на доступ и распространение информации.

- А теперь я задам тебе один немножко ироничный вопрос, ты только не обижайся... Какие жузы преобладают в казахском ПЕН клубе?

- Я на обращал внимания на этот аспект. Для меня самое главное, чтобы вступающий писатель был талантлив и известен.

- Я спросил, потому что имею некоторое представление о том, какое значение для казахов имеет принадлежность к тому или иному жузу...

- Давай я внесу некоторую ясность в этот вопрос. Само слово «жуз» переводят как «ветвь», «часть», «сотня». Деление этноса на родо-племенные союзы известно у многих народов: древнеримские трибы, тройственные союзы у северо-американских индейцев – но до настоящего времени оно сохранилось только у казахов.

Я – не историк. Поэтому воспользуюсь мнениями наших известных историков, таких, как М. Абдиров, С. Акимбеков и других. Причины образования жузов разные: кочевой образ жизни, хозяйственно-экономические условия, природно-географические, военно-политические факторы, исторические традиции (деление племен на западное, восточное крыло, центр - еще с хуннов, тюрков, монголов). Жузы имеют названия: Старший (Великий), Средний и Младший. Значение такой иерархии тоже объясняют по-разному. В частности, Великим считается жуз по его древнему происхождению, он - прародина всех племен; Младшим – потому, что он оформился позднее всех.

За каждым из жузов закреплена определенная территория. Старший жуз – сарыуйсiн, дулаты, жалаиры, канлы и другие – это Семиречье и Южный Казахстан. Средний жуз – аргыны, кыпчаки, найманы, кереи и другие – Восточный, Северный, Центральный Казахстан. Младший – алимулы, байулы, жетыру – Западный Казахстан.

Жузы играли и играют важную роль в регулировании общественных (административно-территориальных, хозяйственно-экономических, политических) отношений. Скажем, сегодня прeзидентом Казахстана является представитель Старшего жуза – Касым-Жомарт Токаев. Первым президентом тоже был выходец из Старшего жуза – Нурсултан Назарбаев. В принципе, все ключевые должности высшей иерархии занимают представители Старшего жуза. О силовых министрах и говорить нечего – там сидят исключительно выходцы Старшего жуза.

- Так-так... Отсюда мой следующий прямой вопрос: вы Азия или Европа?

- История Казахстана на протяжении тысячелетий – эта история обширной контактной зоны Большой Евразии, где происходили непрерывные миграции многочисленных этнических групп, племен, народов с иными языками и культурами, носителями разнообразных антропологических типов. Все они приняли участие в формировании различных протогосударственных объединений, племенных союзов и ранних государств, в этногенезе протоказахов и современного казахского этноса.

Именно по этой причине было бы ошибочным рассматривать историю казахского народа лишь с момента образования Казахского ханства в 1465/1466 годах, когда за ним окончательно закрепился этноним «казах», как обозначение свободных и вольных жителей Степи.

Сегодняшний Казахстан – это страна, которую населяют около 19 миллионов человек. 68 процентов из них – казахи. Русские и украинцы составляют около 21 процента. Остальная часть населения – это узбеки, татары, уйгуры, корейцы и другие.

И на твой прямой вопрос: кто мы, я бы ответил: мы евразийцы. Мы более европейцы, чем узбеки, таджики, туркмены и кыргызы. Сегодня в генетическом составе казахской нации присутствует редко встречающееся антропологическое своеобразие: 70 процентов монголоидных признаков и 30 процентов прежних европеоидных отличий.

Но у меня, естественно, напрашивается встречный вопрос к тебе, как к представителю российского издания: вы-то кто?

- Ну, с нами тоже непросто. У нас большие проблемы с правом. А Европа, как ни крути – это прежде всего выстроенная система права. Тут у нас с вами больше сходства, чем с Европой... 

- Всякие подобные сравнения страдают, на мой взгляд, излишней размашистостью. В Казахстане довольно демократичная Конституция, у нас хорошие законы.  Другое дело, что с их исполнением зачастую возникают проблемы. Несмотря на постоянную и довольно жесткую борьбу с коррупцией, в нашей стране она еще очень сильна, особенно в судебных и правоохранительных органах, в системе образования, во властных структурах. Власть денег, блата и непотизма пока сильнее власти закона.

- Насколько чувствительна разница между декларируемыми лидерами Казахстана ценностями и самой реальностью?

-  Разница есть и будет всегда. Важно, чтобы разрыв между декларируемыми ценностями и реальностью не был шокирующим, чтобы наблюдалась тенденция к сокращению такого разрыва. А ещё очень важно, чтобы власть имущие не обольщались собственными декларациями. 

Потому что то, что у нас сегодня декларируется на бумаге – просто прекрасно. Хоть завтра вступай в Евросоюз! Наши идеологи уже который год утверждают, что главной ценностью для формирующегося в Казахстане гражданского общества является независимость, свобода, единство, толерантность, процветание. Мол, именно свобода дает каждому индивиду возможность творческой самореализации. Они пишут, что гражданское общество через разного рода культурные, национальные, трудовые, территориальные и прочие объединения осуществляет свою деятельность на основе реального самоуправления. Добавьте к этому формирование общеказахстанского патриотизма, межэтническое и межконфессиональное согласие, социально-политическую стабильность, религиозную веротерпимость, отсутствие фанатизма и религиозной агрессии у казахов, уважительное отношение к духовной свободе других народов. Словом, много еще чего у нас процветает на бумаге. 

А что в реальности? До конца прошлого года в стране не фактически, но практически были запрещены мирные митинги и демонстрации. Нет и реального местного самоуправления: все акимы (губернаторы) областей, городов, районов и сел не выбираются населением, а назначаются. Нет свободных выборов, в Парламенте (Мажилисе и Сенате) заседают назначенные властью депутаты, которые на 80 процентов представляют одну политическую партию. Отменена мажоритарная система выборов, нет независимых судов, независимые СМИ переходят под контроль власти. В последнее время все чаще вспыхивают межнациональные конфликты – как тут не вспомнить недавнюю Кордайскую трагедию с её жертвами и погромами. Все это результат непродуманной национальной идеологии в сфере межнациональных отношений, отсутствия системных исследований по вопросам внутриполитических и межнациональных взаимоотношений, замазывания острых социальных проблем и, конечно же, резкого размежевания на богатых и бедных.

Главной ошибкой руководства Казахстана было то, что все 29 лет независимости власть утверждала идею, что в начале – экономика, а потом политика. В итоге в стране сегодня нет ни политики, ни экономики.

- Возможно ли вести бизнес в Казахстане, не имея «крыши» на уровне аппарата президента?

- Можно, но себе дороже будет! У нас крупный бизнес поделен между представителями высшей власти, между влиятельными кланами. Средний и мелкий бизнес влачит жалкое существование из-за того, что их обирают многочисленные контролирующие органы, да и представители власти. Почти все крупные предприятия принадлежат тем же представителям верхушки. Люди, у которых есть свободные деньги, на свой страх и риск идут на создание небольших предприятий, тех же кафе и ресторанов, но им приходится делиться своей прибылью с целой тучей контролирующих, опекающих и охраняющих органов. 

- Это правда, что все более-менее заметные фигуры политической жизни Казахстана вынуждены были ещё в недавнем прошлом приносить личную клятву верности президенту страны?

- Я не был во власти, поэтому затрудняюсь ответить на этот вопрос. Но об этом читал в широко известной книге «Крестный отец» Рахата Алиева – зятя Н. Назарбаева, опубликованной в Интернете. Вы можете получить ответ на свой вопрос именно в его записках. Покойный Рахат был весьма влиятельным человеком во власти, прекрасно знал все подковерные игры Ак Орды.

- Говорят, что элита, молодежь Казахстана в значительной степени ориентируются на Китай и Запад, нежели на Россию. Это правда?

 - Да, это почти так. Если точнее, то на Запад. Многие молодые казахстанцы – несколько тысяч человек – по президентской программе «Болашак» получили образование в США, в Европе. Некоторые из них уже занимают министерские и другие высокие посты. Безусловно, они ориентируются на Запад, на западные ценности. Есть определенная часть элиты и молодежи, которые в силу образования и языка тянется в сторону России, но она незначительна по сравнению с западниками. А людей, которых прельщают китайские ценности, на мой взгляд, не так много.  

- Что же нас объединяет, кроме недостатков?

- У нас еще много общего, потому как нас объединяют 74 года совместной жизни в одной большой стране. За 29 лет независимости, безусловно, выросло целое поколение, которое по своей ментальности отличается от нас, родившихся в СССР. Думаю, что нас, бывших советских, объединяют традиции, праздники, некоторые черты характера, русский язык, привычки и многое другое, что никак нельзя назвать недостатками. Это наш стиль, наш образ жизни, наше время. Другое дело, что оно уже почти на исходе. Мы вступили в новое тысячелетие – и назад хода нет.