Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русский язык в Казахстане: конкурентная борьба, дефолт или сохранение статус-кво?

Русский язык в Казахстане: конкурентная борьба, дефолт или сохранение статус-кво?

Начало нового учебного года в Казахстане было ознаменовано сразу несколькими скандалами, связанными с новыми учебниками русского языка. Родителям школьников и широкой общественности пришлись не по душе «инновационные подходы» в обучении русскому языку – включение в учебники Интернет-лексики, нестандартных заданий и даже сказки на «тарабарском» языке.

Хотя, вероятнее всего, и родителей, и общественность волнуют вовсе не отход от академических методов преподавания языка. Скорее всего, эти претензии маскируют серьезную озабоченность по поводу снижения значимости русского языка вследствие масштабных реформ казахстанского образования и гуманитарной сферы, в частности, введения трехъязычия в средней школе и перехода казахского языка на латиницу. Готовят ли эти процессы условия для будущего дефолта русского языка в Казахстане, кризиса его функционирования и преподавания мы попытались разобраться в нашем материале.

 

«Отпызявили» «мырдявость»


Напомним хронологию событий. Первый скандал, связанный с новыми учебниками русского языка для пятого класса, разгорелся в августе нынешнего года в Уральске. Родителей школьников возмутило включение в учебное пособие раздела «Сетевой этикет», где ребятам предлагалось ознакомиться с такими выражениями, как «пиарить подкаст через соцсети», «лайкать в соцсетях», «эмотиконы», «комп» и прочим новоязом. Доводы Министерства образования и науки о том, что учебник является альтернативным, а не основным, а раздел направлен на формирование разговорной лексики, вероятно, показались недостаточно убедительными, поскольку гул недовольных голосов начал возрастать.

Новые претензии были предъявлены учебнику русского языка за 7 класс, в котором родителям школьников не понравилось задание составить визитную карточку баурсака – казахского национального кулинарного лакомства. Этот учебник за авторством авторитетного казахстанского филолога-русиста Зинаиды Сабитовой буквально разошелся на цитаты и фото в мессенджерах и аккаунтах в соцсетях десятков тысяч казахстанцев. В частности, обструкции подверглось упоминание автором таких неклассических произведений и персон, как мультфильм «Ледниковый период 2», певца Юрий Антонов и передачи «Вечерний Ургант».

Появление же в учебники в качестве одного из заданий лингвистической сказки Людмилы Петрушевской, пестрящий непонятными словами «бутявка», «кукуся», «калуша», «отпызявила», «мырдявость», вызвали в Казнете настоящий сетевой бунт. «Чему учат в современной казахстанской школе? Тарабарскому или все-таки русского языку?», - возмущались родители школьников и просто «неравнодушные граждане».

Министерство образования и науки в ответ на критику апеллировало к авторитету Льюиса Кэрролла, впервые написавшего на «тарабарском языке» стихотворение «Бармаглот», вошедшее в повесть-сказку «Алиса в Зазеркалье», а генеральный директор издательства «Мектеп» Ерлан Сатыбалдиев заявил, что подобные задания формируют у школьников «филологическую проницательность».

Однако как таковой дискуссии не состоялось, поскольку «обеспокоенная общественность» и эксперты-лингвисты оперировали слишком далекими категориями. Лишь естественное затухание медийного интереса к теме поставило этот лингвистический дискурс на паузу.

 

Потеряем общий язык?


Этот шквал критики в адрес учебников русского языка на фоне анонсируемого перехода к трехъязычию, разумеется, вызывает беспокойство руководителей структур, ответственных за гуманитарное сотрудничество России и стран ближнего зарубежья.

Руководитель представительства Россотрудничества в РК Виктор Нефедов, в частности, выражает обеспокоенность по поводу возможной утраты русским языком статуса языка межнациональной и межкультурной коммуникации в Казахстане.

«Я ни в коем случае не критикую реформу образования, которая сейчас реализуется в Казахстане. Мы понимаем, что поставленные президентом Казахстана задачи очень правильные. Но нас в Российском центре науки и культуры настораживает то, что в результате этой реформы, как заявлено, ряд предметов, преподававшихся раньше на русском языке, будут преподаваться на казахском и английском. Можно это как угодно называть, но, по моему личному убеждению, это в прямом и переносном смысле обрезание русского языка. И я очень боюсь, основываясь на примере других республик, что в результате этих шагов лет через десять-пятнадцать молодежь Казахстана перестанет разговаривать на русском языке», - поделился пессимистичными прогнозами глава Россотрудничества в Казахстане.

По мнению Нефедова, эти процессы приведут к тому, что казахстанское и российское общество потеряют язык взаимодействия. Еще один пласт проблемы, на которую указал руководитель Россотрудничества в РК – это повышение квалификации казахстанских учителей русского языка и литературы.

«Приведу цифры, которые я услышал их в прошлом году на страновом совете соотечественников от представителя Ассамблеи народа Казахстана. В частности, когда обсуждался вопрос преподавания русского языка, подготовки филологов-русистов, он заявил, что сейчас в Казахстане насчитывается 24 тыс. учителей русского языка. При этом Министерство образования и науки РК выделяет 6 тыс. грантов для повышения квалификации учителей вех специальностей, из них только 350 – собственно для учителей русского языка и литературы. Этого очень мало. Если разделить эти 350 ежегодных грантов на 24 тыс. учителей, то получается, что нужно 68 лет для того, чтобы все филологи-русисты повысили свою квалификацию и получили более высокую категорию. Это, конечно, неудовлетворительное положение дел», - считает Нефедов.

Со своей стороны Россотрудничество предпринимает усилия для того, чтобы помочь учителям-русистам в повышении квалификации:

«С привлечением ресурсов российских вузов мы организуем для казахстанских учителей стажировки в России, проводим бесплатные курсы повышения квалификации. Раньше мы проводили одну осеннюю школу русистики в Казахстане, теперь к ней добавилась зимняя школа. Таким образом, в 2016 году мы провели региональные школы русистики в Уральске и Кокшетау. В итоге, на нашей площадке за счет привлечения преподавателей вузов Российской Федерации мы бесплатно обучили четыреста учителей русского языка», - поделился цифрами российский чиновник.

По словам Нефедова, представительство Россотрудничества в РК намерено усилить это направление работы.

«Мы разработали дорожную карту поддержки русского языка и российского образования в Казахстане, которая была утверждена в конце июня Министерством иностранных дел и Министерства образования и науки Российской Федерации», - подытожил руководитель Россотрудничества в РК.

 

Новое время требует новых подходов


Казахстанские ученые, эксперты в сфере русской лингвистики не отрицают: роль русского языка в казахстанском обществе трансформируется, что является отражением, прежде всего, объективных изменений в социальной и политической жизни. Доктор филологических наук, профессор, проректор Инновационного Евразийского университета Амангельды Бейсембаев указывает на то, что реформы в преподавании русского языка связаны с изменением его статуса – от доминирующего к одному из двух (а теперь и трех) обязательных к изучению языков.

«Те принципы, те подходы, которые применялись в преподавании русского языка в Советском Союзе, утеряли актуальность в современном Казахстане. Если в советский период русский язык преподавался как грамматических строй и грамматическая система, которую школьникам нужно было усвоить в максимальном объеме, поскольку русский язык доминировал во всех сферах общественной и политической жизни, то в новых условиях на первый план вышел коммуникативный принцип изучения русского языка. Думаю, в современных условиях этот принцип является доминантной парадигмой при изучении любого языка. Потребовалось создание новых учебников русского языка, новых методик. И в Казахстане сложилась очень хорошая команда ученых, которые создавали и создают учебники нового поколения, соответствующие реалиям и требованиям времени. На мой взгляд, учебники, которые пишутся казахстанскими авторскими коллективами, в частности, Зинаидой Сабитовой – это прорывные учебники, построенные на основе современных прогрессивных методик. В основе этих учебников как раз-таки лежит коммуникативный принцип», - поясняет эксперт.

Что касается споров, разгоревшихся вокруг нового учебника Зинаиды Сабитовой, то, по мнению эксперта, мы наблюдаем столкновение сторонников традиционных взглядов и подходов к изучению языка и современных, прогрессивных.

«Я убежден, что это область профессиональной дискуссии. Не хочу никого обижать, но как над возведением мостов должны работать инженеры и мостостроители, так и учебники русского языка должны разрабатываться специалистами-лингвистами. Мнение рядового гражданина да, важно с точки зрения удобства, с точки зрения оценки потребителя, но ни в коем случае не в принятии решения, как строить мост или как писать учебник. Для этого надо иметь глубоко профессиональные знания. В то время как в спор об учебниках русского языка включились люди, далекие от этой сферы», - подчеркивает Бейсембаев.

Выводы об эффективности использованных казахстанским автором методик можно будет сделать только на основе серьезных мониторинговых исследований, к примеру, на основе годичного экспериментального обучения по учебнику, уверен эксперт.

«Необходимы срезы, чтобы сделать вывод, понятен ли ученикам предлагаемый учебный материал. Для этого нужно сначала сделать входной контроль, затем промежуточный, наконец контроль на выходе. Только тогда, если вдруг учебник по каким-то параметрам не подошел, а усвоение материала недостаточно эффективно, необходимо подключить к работе над ним других компетентных специалистов. Но никак не устраивать из этого предмет для сетевых споров», - считает профессор Бейсембаев.

Что касается чистоты русского языка в Казахстане или где бы то ни было, в связи с широким распространением новояза на основе англоязычных заимствований, особенно в таких сферах, как компьютерные и Интернет-технологии, то бить тревогу, по мнению проректора Инновационного Евразийского университета, здесь не за чем.

«Русский язык, как и любой язык, живет по своим законам. Он вбирает в себя то, что нужно взять, что соответствуют реалиям современной жизни. Сегодня много нареканий вызывает широкое внедрение в повседневную коммуникативную практику Интернет-лексики. Но это только ответление языка, одна из его частей. Хотим мы этого или нет, но эти слова и связанные с ними понятия уже шагнули в нашу жизнь. А заявлять, что то противоречит канонам русского языка, его чистоте – неправильно, поскольку при заимствовании новые слова начинают использоваться согласно грамматическим нормам заимствующего языка. Так от англоязычного заимствованного слова «пиар» по правилам русского образуется глагол «пиарить», причасти «распиаренный» и т.д.», - поясняет лингвист.

 

Конкуренция языков


Комментируя опасения, связанные с тем, что внедрение трехъязычие снизит уровень владения русским языком, а английский постепенно вытеснит его из таких сфер как бизнес, наука и даже поп-культура, Бейсембаев отмечает, что здесь мы имеем дело с обычной конкуренцией языков.

«Конечно, можно понять позицию российских структур, отвечающих за гуманитарное сотрудничество в странах ближнего зарубежья, но заявлять, что русский язык в Казахстане вследствие внедрения трехъязычия ждет дефолт не стоит. Дело в том, что языки сосуществуют в конкурентной борьбе. Сила любого языка заключается в том, что он отстаивает свои позиции в языковой среде. Если мы говорим о русском языке, его распространении в Казахстане, то здесь можно сказать следующее. Если на русском языке будет интересный контент в сфере науки, политики, культуры, общественной жизни, если он будет источником новой информации, если он будет средством коммуникации за пределами, то его действующие носители в Казахстане будут стремиться его сохранить, а потенциальные – им овладеть», - объясняет эксперт.

Что касается трехъязычия, то это политическое решение, направленное на решение стратегических задач, подчеркивает Бейсембаев.

«Ни один носитель языка не окажется в проигрышном положении, если помимо родного и языка межнационального общения – казахского и русского соответственно, он усвоит еще и наиболее распространенный международный язык, то есть английский. От этого языковая личность станет гораздо более конкурентоспособной. Хочу подчеркнуть, что трехъязычие не ограничивает употребление какого-либо языка. Это во многом односторонняя позиция, которая не учитывает, какой профит получит молодые люди, получившие образование в трехъязычной языковой среде», - заключает казахстанский эксперт.


Теги: Казахстан, русский язык, латинизация, модернизация, Спецпроект

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение