Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Почему УДО Мухтара Джакишева не стало первой ласточкой «казахской политической весны»?

Почему УДО Мухтара Джакишева не стало первой ласточкой «казахской политической весны»?

29.07.2019

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

На прошлой неделе, в среду, в Семее было рассмотрено ходатайство об условно-досрочном освобождении бывшего главы АО «Казатомпром» Мухтара ДЖАКИШЕВА. К этому событию было приковано пристальное внимание казахстанской общественности.

Ожидания были несколько завышенными: по тому, как были обставлены слушания – впервые за последние десять лет Джакишев выступил в суде по видеоконференцсвязи – казалось, что политическое решение – та самая пресловутая «отмашка сверху» – по делу экс-топ-менеджера национальной атомной компании было принято, причем в пользу заключенного.

Условно-досрочное освобождение бывшего главы «Казатомпрома» могло бы стать еще одним зримым шагом к либерализации политической системы Казахстана, наряду с санкционированием митингов и созданием такого органа как Национальный совет общественного доверия при президенте. При этом если мандат доверия к последнему институту выдается авансом, то выход Джакишева на свободу мог мгновенно взвинтить рейтинг общественного доверия к президенту ТОКАЕВУ. УДО Мухтара Джакишева могло стать первой ласточкой «казахской политической весны», о которой сегодня принято говорить как едва ли не о состоявшемся факте.

Какие бы реальные основания не имело дело Джакишева и как бы ни было оно политизировано, длительное пребывания экс-главы «Казатомпрома» в тюрьме (напомним, что еще в сентябре прошлого года истекли две трети тюремного срока, которые необходимо было отбыть осужденному на 14 лет Джакишеву для подачи ходатайства об УДО) и крайне плачевное состояние его здоровья (по словам адвоката, за годы заключения Мухтар Еркынович пережил 24 гипертонических криза и получил инвалидность третьей группы) – все эти факторы в совокупности декриминализировали и деполитизировали вопрос освобождения экс-главы «Казатомпрома». В сложившихся обстоятельствах выход Джакишева на волю выглядел бы исключительно как акт гуманизма.

Однако механизм, на который многие делали ставку, дал сбой и, вопреки ожиданиям многих, Джакишеву в очередной раз отказали в УДО.

Примечательно, что разочарование решением суда высказали сразу несколько авторитетных членов Нацсовета общественного доверия – политологи Данияр АШИМБАЕВ, Марат ШИБУТОВ и Андрей ЧЕБОТАРЕВ. Ашимбаев назвал его «политической ошибкой». Чеботарев отметил, что «данное решение лишний раз подтверждает необходимость проведения  реформ, направленных на деперсонализацию политической системы, обновление и усиление ее ключевых институтов». В том числе судебной системы, подчеркнул эксперт.

Надо сказать, что отказ в условно-досрочном освобождении Джакишева был истолкован, прежде всего, в парадигме якобы имеющего место раскола казахстанской элиты на «либералов» и «силовиков». Об этом расколе, в частности, пишет в своем Телеграм-канале политолог Уразгали СЕЛЬТЕЕВ. Если условные «либералы» – а это, прежде всего, окружение действующего президента – выступают за перемены и «мягкие» реформы, то «силовики» (опять-таки условные) – поддерживают консервацию «текущего положения в стране» (видимо, не в последнюю очередь ради сохранения своего статус кво) и приверженность «жестким силовым методам».

Однако если ранее рассуждения об этом расколе элит были несколько умозрительными и бездоказательными, то дело Джакишева стало свидетельством того, что они отнюдь не беспочвенны и что в Казахстане в настоящий момент, действительно, наблюдается некое сопротивление госаппарата переменам.

В связи с этим любопытно вспомнить расхожий тезис о том, что второй президент Казахстана уже не будет иметь ту полноту власти, какую имел первый, и о том, что система сдержек и противовесов, которая была встроена в казахстанскую политическую систему, но не давала о себе знать при Елбасы, реализует свой потенциал при его преемнике.

Особенно ощутимы ограничения полномочий второго президента в вопросах, касающихся силового блока, – собственно говоря, эта опция дала о себе знать в деле Джакишева.

Согласно действующей казахстанской Конституции, силовой блок и судебная система в большей степени подчинены Сенату: именно Сенат избирает и освобождает от должности по представлению президента председателя Верховного Суда и судей Верховного Суда Республики, а также принимает их присягу. Именно Сенат дает согласие на назначение президентом генерального прокурора, а также председателя Комитета национальной безопасности. Наконец, именно в ведении Сената находятся вопросы лишения неприкосновенности генерального прокурора, председателя и судей Верховного Суда.

Таким образом, наличие у руководства Сената альтернативной точки зрения может блокировать решения президента в правоохранительной сфере. А с учетом того, что позицию председателя Сената занимает такая знаковая фигура, как Дарига НАЗАРБАЕВА, можно предположить, что подобная альтернативная точка зрения не заставит себя долго ждать.

Любопытно, что таким образом сбывается мечта казахстанских демократов о сильном и независимом Парламенте. Парадокс в том, что пока это мало способствует развитию собственно демократии в стране.



Теги: Казахстан

0
Guest
Хватит делать из мухи слона.
Ничего этот человек не сделал для атомной отрасли.
с 1993 по 2003 год - то есть на целые ДЕСЯТЬ ЛЕТ - были заключены договора с австралийской, французцузской, канадской компаниями.
Этот джакишев просто попал на волну РОСТА ЦЕН НА УРАН.
Хватит делать ИЗ МУХИ СЛОНА!!!
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение