Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Почему правобережный «Целиноград» лучше левобережной Астаны? - искусствовед

Почему правобережный «Целиноград» лучше левобережной Астаны? - искусствовед

14.02.2019

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

В прошлом году Астана отметила 20-летие своего столичного статуса. Сегодня можно сказать, что костяк города - административный центр, как средоточие госаппарата и национальной бюрократии, опорные объекты культурной, образовательной, социальной и транспортной инфраструктуры, основные жилые массивы и рекреационные зоны – в целом сформирован. Однако в адрес планировщиков и градостроителей Астаны, по-прежнему, звучат «упреки» в том, что город не имеет своего индивидуального архитектурного облика – маневрируя где-то между стилистическими мини-Дубаями или усредненным американским даунтауном. Что Астана так и осталась городом, которым лучше любоваться с высоты птичьего полета, что его архитектура недружелюбна к «маленькому человеку», что его планировка подчинена в большей степени интересам автомобилистов, нежели пешеходов, что до сих пор бросается в глаза контраст между его парадным фасадом и «лачугами» на окраинах.

Наша собеседница казахстанский искусствовед Айгуль ИБРАЕВА закончила Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, архитектуры и скульптуры им. И. Е. Репина и имеет два искусствоведческих образования – музейное дело и охрана памятников истории и культуры и теория истории искусства. Дипломную работу Айгуль защищала на кафедре архитектуры, что обусловило область ее профессиональных интересов – стилевые направления в архитектуре. Дипломная работа была посвящена стилю модерн в швейцарской архитектуре (в этот момент Айгуль жила в Швейцарии). Мы побеседовали с А. Ибраевой об архитектурном стиле и формировании городской среды Астаны.

- Айгуль, больше двадцати лет Астана пребывает в столичном статусе. Сформировался ли, по вашему мнению, сегодня узнаваемый архитектурный стиль казахстанской столицы?

- Для нас, для казахстанцев, Астана, безусловно, уже ассоциируется с узнаваемыми символами – это и Байтерек, и Хан Шатыр, и Пирамида. Вообще, объекты, построенные в Астане за годы независимости, могут многое рассказать о политическом устройстве и новейшей истории современного Казахстана. В этом отношении архитектура – впереди всех искусств. Она является наиболее наглядным и выразительным свидетельством эпохи. Уверена, что спустя некоторое время Астана будет строиться совсем иначе. Даже сейчас мы наблюдаем определенный стилистический дрейф – все чаще в казахстанской столице появляются здания, которые отрицают украшательство и классицистические формы, ранее присущие архитектуре Астаны, отражают стремление к минимализму.

Также все чаще мы видим применение в строительстве современных технологий, которые позволяют собственнику экономить на эксплуатации здания. Наконец начали учитываться погодные условия Астаны, суровые зимы и длительный отопительный сезон, что раньше, к сожалению, делалось не всегда.

- Действительно, нередко можно было услышать мнение, что в Астане, особенно в левобережной, в новой части города, жить просто-напросто неудобно и некомфортно из-за того, что специфика местного климата не учитывалась.

- И не только климата. Надо сказать, что долгое время при строительстве важных административных, культурных, развлекательных и спортивных объектов в Астане не соблюдались человеческие масштабы. Поэтому некоторые здания в казахстанской столице выглядят так, как будто они построены не для людей, а с единственной целью произвести ошеломляющее впечатление – это же столица. Естественно, что у людей, которые стояли у истоков Астаны, было желание продемонстрировать все великолепие новой столицы. При этом очевидно, что город строили не архитекторы – город строили чиновники. Уже поэтому можно судить, какие проекты одобрялись, а какие – нет.

В облике Астаны особенно сильно ощущается влияние сталинского ампира – очень много колонн, бесконечные ряды монументальных лестниц, торжественные входы в здания. На мой взгляд, все перечисленное – это большой минус для Астаны, поскольку при этом не учитываются ее климатические особенности, не учитываются человеческие масштабы. Что я имею в виду под «человеческим масштабом»? Здание не должно «давить» на человека, человек должен чувствовать себя комфортно в его интерьере. Важно также, чтобы подходы к зданию отнимали у человека минимальные физические затраты.

А что мы видим в Астане? Взять, к примеру, здания Национального музея Казахстана или Казахского гуманитарно-юридического университета (кстати, совершенно уродливое по своей стилистике) – как там сложно добраться до входа, как долго приходится идти через бесконечные ряды лестниц. Таким образом, сначала ты выходишь из машины или автобуса, идешь под порывами ветра, под снегом, тебе надо взбираться по скользким ступеням лестниц, искать вход. Примечательно, что все эти «монументальные» сооружения фасадами смотрят на центральные улицы, а вход у них расположен с торца или с тыльной стороны – так что приходится обходить все здание кругом.

Таким образом, в архитектуре Астаны доминирует желание «показать фасад». Однако архитектура должна учитывать не только «красивость» и законченность форм, она должна учитывать комфорт и удобство людей, которые этими зданиями и сооружениями пользуются.

В общем, по архитектуре Астаны можно судить о вкусах и ценностях прошедших двадцати лет независимости – и, к сожалению, здесь доминирует любовь к показной роскоши и ложной монументальности. Именно по ней будут судить о нашем поколении – и это уже часть истории.

- Наверняка все-таки есть здания, которые не столь безнадежны.

- Безусловно, есть. К примеру, здание Дворца мира и согласия, известная всем как Пирамида. Мне непонятна, зачем была избрана пирамидальная форма, но его интерьер, действительно, один из лучших в Астане – глухие черные стены в фойе в сочетании с легкостью, воздушность и прозрачностью лестниц. В этом, конечно, проявился гений Нормана Фостера.

- Распространенный стереотип об Астане – что это город без истории, построенный едва ли не «с чистого листа». Хотя это далеко не так: правобережная Астана, которая сохранила черты теплого лампового Целинограда – представляет собой существенную и наиболее заселенную, пожалуй, часть города. Как бы вы оценили роль целиноградского периода в архитектуре казахстанской столицы?

- У меня есть большое уважение к советским архитекторам – это была, действительно, хорошая школа градостроительства. В первую очередь учитывались климатические особенности местности, вплоть до выбора материалов, которые пригодны именно для этого климата. Планировались удобные подходы к зданию, его экстерьер гармонично вписывался в городское окружение.

Если вы прогуляетесь по правобережной Астане, то обратите внимание, что все здания построены с применением перечисленных выше основополагающих принципов архитектуры – с соблюдением человеческого масштаба, доступности и комфорта для горожан. Взять, к примеру, Дворец Жастар (Дворец молодежи – прим. Ред.) – там нет бесконечных лестниц и торжественных подходов к зданию. Вы приедете на любом виде транспорта – и сразу войдете в здание. Вам не придется долго искать вход.

Мало кому сегодня известно, что некоторые «целиноградские» проекты – упомянутый Дворец Жастар, а также Дворец пионеров – получили в советское время государственные премии, как лучшие произведения архитектуры, построенные в те годы.

Все-таки в Астане сохраняется хорошая советская архитектура. Сюда я бы отнесла также здание ЦУМ – это, действительно, хорошо построенное здание. Город, можно сказать, «кишит» архитектурными историческими памятниками, которые, к сожалению, сегодня переделывают и перестраивают – и зачастую эти изменения не в лучшую сторону.

Также некоторые здания в Астане, имеющие историческую ценность, страдают от соседства с новоделом – фундамент огромных новостроек, построенных в «золотом квадрате», со временем дает усадку и стоящие рядом здания советской эпохи, в том числе уникальные, буквально покрываются трещинами.

- Какие именно архитектурные стили представлены в «целиноградской» застройке?

- Во-первых, в старой части Астаны немало ярких образцов советского конструктивизма. И если этим зданиям не будет придан соответствующий статус, и они исчезнут с лица города, то Астана утратит привлекательность для архитекторов-исследователей – ведь им не интересен кричащий новодел.

Отмечу, что советский период в истории архитектуры начинает сегодня осмысливаться заново. Думаю, что для будущего поколения градостроителей старая «советская» часть Астаны должна стать примером того, как должен строиться город.

Теги: Казахстан

0
Гость
Очень трезвая оценка. Рада за грамотную характеристику.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение