Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2018: феминизация госаппарата

Казахстан-2018: феминизация госаппарата

04.05.2018

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги:

Коллективный портрет казахстанской элиты: Вся президентская ратьНе только омоложение госаппарата является трендом казахстанской кадровой политики, но и его заметная феминизация. В последние два-три месяца на ряд политических должностей были назначены пять представительниц прекрасного пола – вполне достаточно, чтобы говорить о наметившейся тенденции.

Возглавила тренд Мадина Абылкасымова, назначенная в первой половине февраля министром труда и социальной защиты населения. Впрочем, в данном случае гендерная принадлежность нового министра не стала каким-то исключением – министерство труда и соцзащиты считается в Казахстане преимущественно «женским» ведомством. Достаточно вспомнить предшественниц Абылкасымовой – Тамару Дуйсенову, Гульшару Абдыкаликову, Гульжану Карагусову.

Ербол Едилов: Идет массовый приток в элиту поколения рожденных в 70-е – 80-е годыА вот позиция председателя Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, которую во второй половине февраля получила 45-летняя Наталья Годунова, к «типично женским» не относится.

Также как и должность замруководителя Администрации президента, курирующего правоохранительный блок. 38-летняя Алия Ракишева, занявшая эту позицию в начале апреля, для многих стала «темной лошадкой», неожиданно выигравшей забег.

Наконец, два новых вице-министра национальной экономики 33-летняя Дана Жунусоваи 31-летняя Меруерт Жунусбекова, получившие назначения в конце апреля, похоже, закрепили тенденцию феминизации казахстанского госаппарата.

Что же состоит за этим трендом? Неужели пресловутая гендерная квота, дискуссии о введении которой велись еще в конце нулевых при обсуждении закона «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей мужчин и женщин». Закон, кстати, был принят, а вот квота (30%-ная, как предлагалось) в нем прописана не была.

Напомним, что, проводя исследование коллективного портрета казахстанской элиты, мы определили, что доля женщин среди политических госслужащих в Казахстане составляет всего около 11%.

 

Молодые да ранние: сильные и слабые стороны нового поколения казахстанской элитыДанияр Ашимбаев: Гендер тут не при чем

Известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаевсчитает, что в Казахстане, действительно, не мешало бы увеличить количество женщин в высших эшелонах власти.

«Гендерная политика в Казахстане вопрос достаточно щекотливый. По данным Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, более 50% государственных служащих в Казахстане – это женщины. Однако если изучить статистику женского представительства на разных уровнях госуправления, то можно увидеть, что максимальное количество женщин сосредоточено в нижних эшелонах власти, тогда как в верхних – в правительстве, в Администрации президента – их число минимально. Чуть лучше обстоят дела разве что в депутатском корпусе. И все это несмотря на взятые Казахстаном обязательства в сфере гендерной политики и обещания выдвигать женщин на уровень принятия решений. В лучшем случае женщинам достаются такие позиции как вице-премьер по социальным вопросам – ее занимали в свое время Дарига Назарбаеваи нынешний Госсекретарь Гульшара Абдыкаликова– или министр соцзащиты», - поясняет политолог.

Говоря о недавних назначениях, Ашимбаев отметил, что их нельзя назвать чем-то из ряда вон выходящим. «Замруком Администрации президента женщина стала не впервые, напомню, что в 2000-2001 годах эту позицию занимала Жаннат Ертлесова», - уточняет эксперт.

И все-таки, по мнению Ашимбаева, определяющим фактором в последних назначениях стал не гендер, а «совокупность деловых качеств» женщин-выдвиженцев.

«И Алия Ракишева давно работает в Администрации президента – напомню, что в течение пяти лет она занимала позицию заведующей государственно-правовым отделом АП – и Наталья Годунова представляет собой состоявшегося руководителя – у нее есть опыт работы замакимом Кызыординской области и секретарем «Нур Отана». Сказать, что их выдвинули в рамках «женской квоты» – ни в коем случае нельзя. Хотя в «царстве мужского шовинизма» казахстанской политические элиты такие назначения, действительно, достаточно редки. К примеру, в Казахстане очень мало женщин-акимов. Единственный случай, когда на руководство областью была назначена женщина – это несколько месяцев пребывания Веры Сухоруковой в должности исполняющей обязанности акима Восточно-Казахстанской области. Были также несколько женщин-акимов областных центров. Сегодня есть женщины-главы районных администраций – но из буквально единицы», - говорит Ашимбаев.

Таким образом, при наличии в Казахстане достаточно большого количества женщин-госслужащих, имеющих и хорошие деловые качества, и политическую подготовку, и опыт работы, на уровень политических должностей их выдвигается крайне редко, констатирует эксперт.

«Отдельные случаи назначения женщин на высокие позиции – будь то Абылкасымова, Годунова, Ракишева – системой не стали. Речь идет, скорее всего, об индивидуальных факторах, которые способствовали выдвижению именно их кандидатур. Если Гульшара Абдыкаликова, к примеру, продвигалась по гендерной линии – напомню, она какое-то время была советником президента – председателем Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике – то нынешние женщины-выдвиженцы, видимо, все-таки имеют уникальный набор деловых качеств и компетенций, которые позволяет им претендовать на должности традиционно мужские. И все-таки ситуация с гендерным балансом на высшем политическом уровне далека от паритета», - отмечает Ашимбаев.

Что касается двух молодых женщин-замов министра национальной экономики Тимура Сулейменова, то эксперт предлагает дождаться, насколько эффективными они покажут себя в работе.

«Мы ведь еще не видели их в деле. Фигуры это достаточно новые. Дана Жунусова работала в НПП «Атамекен», из которого в последнее время правительство черпает кадры. Мадина Жунусбекова – в Администрации президента и Канцелярии премьер-министра. В их случае, полагаю, сработал не гендерный фактор, а командный принцип работы», - резюмирует Ашимбаев.

 

Национальная и возрастная квота

Кадровый аналитик, управляющий директор GR Consulting Group Ербол Едиловтакже считает, что цепь назначений, изменивших гендерный баланс в казахстанской управленческой элите в пользу женщин, скорее всего, случайность.

«Просто, по-видимому, подошла их очередь на выдвижение из кадрового резерва. Если говорить о персоналиях, то каждая из вышеперечисленных высокопоставленных чиновниц имеет хороший бэкграунд – блестящее образование, опыт работы в Администрации президента, Канцелярии премьер-министра, Минюсте, ЦИК и т.д. Ракишева, по некоторым сведениям, еще ранее претендовала на позицию вице-министра юстиции, вместо ушедшей в Центральную избирательную комиссию Зауреш Баймолдиной. Наталья Годунова – сильный специалист. Мадина Абылкасымова – аналитик с хорошим стажем и послужным списком», - поясняет Едилов.

По мнению эксперта, в некоторых гендерно окрашенных назначениях последнего времени решающую роль сыграли совсем другие факторы и «квоты». К примеру, в случае с Натальей Годуновой сработала, скорее всего, «национальная квота». Напомним, что назначение Натальи Николаевны в Счетный комитет совпало с перестановкой в руководстве Ассамблеи народа Казахстана, где Дархана Мынбаяна должности зампреда сменил Леонид Прокопенко.

Что касается Ракишевой, Абылкасымовой, Жунусовой и Жунусбековой, то здесь решающим фактором эксперт определил возраст. Назначение четырех молодых и перспективных женщин-управленцев вписалось в политику выдвижения молодых, считает кадровый аналитик.

 

И все-таки предположим, что процесс феминизации казахстанского госаппарата имеет отнюдь не случайный, а вполне управляемый характер. Серия громких арестов, скандальных судебных процессов и отставок высокопоставленных чиновников последних полутора лет дала повод говорить о масштабной кампании «зачистки на верхах», из-за чего в госаппарате, якобы, установилась атмосфера напряженности и недоверия.

Быть может, увеличение женского представительства на политических должностях призвано снизить издержки этого кризиса доверия? Ведь работники-женщины традиционно считаются более лояльными, преданными, исполнительными, ведомыми и – что особенно важно в свете царящей на госслужбе атмосферы недоверия – менее амбициозными. К тому же принято считать, что женщины в меньшей степени склонны к коррупции.

Что же, остается только ждать новых интересных назначений, чтобы определить, используется ли действительно женская опция для обновления и переформатирования казахстанского госаппарата.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение