Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017: Фактор Аблязова и стресс-тест для агитпропа.

Казахстан-2017: Фактор Аблязова и стресс-тест для агитпропа.

21.12.2017

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

Астанинский процесс

Если успехам казахстанской власти на внутриполитическом поле довольно сложно дать объективную оценку, то прорыв Казахстана во внешнеполитическом направлении в 2017 году, рост его международного авторитета, связанный с избранием Астаны в качестве места проведения переговоров по сирийскому мирному урегулированию, не вызывает сомнения.

Оценки относительно продуктивности Астанинского процесса сегодня звучат разные, однако нельзя отрицать несколько его существенных новаций. Во-первых, впервые в переговорах приняли участие представители сирийской вооруженной оппозиции. Во-вторых, в Астане конфликтующим сторонам удалось договориться о создании зон деэскалации в Сирии, что ощутимо сказалось на обеспечении безопасности населения.

Казахстанская сторона и участники Астанинского процесса не раз подчеркивали, что Астана – это не альтернатива переговорам в Женеве, а дополнение к ней, инициатива, позволившая объединить за одним «переговорным столом» все заинтересованные стороны конфликта.

Фактор Аблязова

Выпущенный на свободу из французской тюрьмы в декабре 2016 года, накануне празднования 25-летия независимости, беглый казахстанский олигарх Мухтар Аблязов, как чеховское ружье, висящее на стене, должно было выстрелить в течение 2017 года. И оно выстрелило, и не раз.

Фактор Аблязова незамедлительно начал сказываться на внутриполитической обстановке в стране. Сначала последовало задержание бывшего главы КНБ Нуртая Дутбаева, с которым, как поговаривают, Аблязов был на короткой ноге и который использовал последнего для решения собственных задач.

В июне был задержан известный бизнесмен, директор компании «КазСтройСтекло» Муратхан Токмади, которого молва также связывала с именем Аблязова. В частности, Токмади фигурировал в уголовном деле в связи с гибелью на охоте бывшего главы «Банка ТуранАлем» Ержана Татишева в 2004 году. Именно Токмади находился в автомобиле Татишева, когда машина налетела на колею и случайный выстрел из ружья убил банкира. Как выяснилось спустя 13 лет, этот выстрел был далеко не случайным, а действовал бизнесмен в интересах Мухтара Аблязова, который после смерти Татишева вернул себе контроль над «Банком Туран-Алем».

Это сенсационное признание Токмади сделал после нескольких месяцев пребывания в СИЗО КНБ в эфире телеканала КТК. К моменту обнародования покаяния бывшего стекольного магната Нартай Дутбаев уже был осужден военным судом Акмолинского гарнизона на семь с половиной лет за разглашение госсекретов и превышение служебных полномочий.

Присовокупив к этому дело редактора газеты «Саяси-Калам: Трибуна» Жанболата Мамая, осужденного на условный срок за причастность к отмыванию похищенных в БТА банке денег, и продолжившийся процесс над топ-менеджментом БТА банка, можно констатировать: казахстанские правоохранительные органы в течение года энергично зачистили внутриполитическое пространство от ростков аблязовской ереси и смуты.

Между тем беглый олигарх начал активно осваивать пространство социальных сетей и приобретать навыки политического блогерство. Трудно сказать, был ли поддержан возрождаемый им проект Демократического выбора Казахстана хоть сколько-нибудь значительным количеством фолловеров, однако идея забастовок на предприятиях добывающих и экспортоориентированных отраслей, столь настойчиво продвигаемая Аблязовым, похоже, все-таки пересеклась в определенной точке с общественным запросом. Сначала в конце ноября забастовку объявили рабочие «Казахмыса» в Жезказгане, затем в декабре предъявили требования к работодателю горняки компании «Арселор Митал» в Шахтинске. Часть требований бастующих была удовлетворена, и протесты были прерваны.

Остается открытым вопрос: были ли лидеры и участники забастовочных движений в Жезказгане и Шахтинске подначиваемы посулами Аблязовым – разумеется, не прямо, а косвенно, посредством «прямых эфиров» в соцсетях и роликов на YouTube, или это случайное совпадение. Впрочем, как это не раз подтверждалось на практике, все случайности, связанные с Аблязовым, не случайны.

Казахстанско-кыргызский хайп

Казахстанско-кыргызский конфликт, вылившийся в обмен недипломатичными высказываниями и почти двухмесячное стояние на границе, вполне укладывается в концепцию «черных лебедей» - случайных и труднопрогнозируемых событий, которые имеют далеко идущие последствия.

В настоящий момент конфликт, похоже, исчерпан. Выводы из произошедшего напрашиваются как оптимистичные, так и не очень. С одной стороны, информационная атака извне неожиданно вызвала подъем патриотизма в Казахстане. Оказалось, что значительная часть казахстанцев готова сплотиться вокруг фигуры национального лидера, который стал главным объектом нападок, идентифицировать себя с ним.

С другой – произошедшее выявило, что информационно-идеологический аппарат, состоящий из сети аналитических структур и государственных СМИ и стоящий государству ежегодных миллиардных вливаний, мало приспособлен к отражению информационных атак, а уж тем более к генерированию собственных. Не слишком эффективный в обстановке «мирного времени», к примеру, для разъяснений смыслов, заключенных за строкой Послания, или преимуществ перехода к латинице, в экстраординарных условиях он и вовсе утратил свою дееспособность.

Что же казахстанским властям повезло, что перчатку им бросил уходящий президент соседней страны – оставалось только дождаться, когда он покинет свой пост. А если бы это был действующий глава государства, полномочия которого длились бы еще несколько лет? Выдержал бы такой стресс казахстанский информационно-идеологический аппарат?

Продолжение следует


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение