Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017: Банки просят огня

Казахстан-2017: Банки просят огня

Не менее противоречивым 2017 год выдался и с точки зрения экономических процессов. С одной стороны, Казахстану удалось выйти на показатели роста ВВП – в первом полугодии он составил 4,2%. Иной вопрос, что этот рост обеспечило главным образом увеличение добычи нефти на Кашагане, то есть Казахстан остался верен ресурсной модели экономики. С другой – на протяжении года финансовую и банковскую сферу сотрясал один скандал за другим: арест руководства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), растраты и неудачные вложения фонда, отъем лицензий у банков, слияние Казкома и Халыка, ситуация в РБК.

Ряд экспертов склоны объяснять события в финансовой и банковской сфере 2017 года сквозь призму обострения межэлитного противостояния. Во-первых, усилилась конкуренция за контроль над ресурсами ввиду их иссякания, что запустило процессы передела сфер влияния в различных отраслях экономики. Во-вторых, как считает известный казахстанский политолог Султанбек Султангалиев, материальные ресурсы групп влияния могут урезаться намеренно для профилактики эксцессов во время реализации уже намеченного сценария транзита власти.

Хотя подгон любого события 2017 года под пресловутый «транзит» выглядит, как пример диванной конспирологии и «политологии в такси», все-таки избежать таких обобщений сложно.

Банки просят огня

Самой проблемной сферой в 2017 году была банковская. Еще в конце 2016 было объявлено о дефолте двух казахстанских банков – Казинвестбанка и DeltaBank. В последствие Нацбанк РК лишил обе финансовые организации лицензии.

В начале 2017 года было объявлено о капитализации Фонда проблемных активов на 2 трлн тенге или свыше 6 млрд долларов с формулировкой «для выкупа проблемных активов банков с целью оздоровления финансового сектора страны». Очевидно, что речь шла об очередной операции по спасению банков. Скоро выяснилось, кому предназначалось это «вспоможествление».

В июне было объявлено о продаже пакета акций крупнейшего казахстанского банка Казкома, принадлежащего бизнесмену Кенесу Ракишеву, Народному банку за… 1 тенге. Одновременно в этим значительную долю токсичных активов Казкома приобрел Фонд проблемных кредитов, разумеется, на средства Национального фонда. Как тонко отметил Данияр Ашимбаев в интервью ИАЦ, «если Народному банку Казком достается за один тенге, то какие расходы понесет Национальный фонд, никто пока не объявил. А речь, по всей видимости, идет о миллиардах долларов».

В то же время слияние Казкома и Народного банка могло иметь и политическую подоплеку, будучи направлено на ослабление группы Тасмагамбетов – Ракишев (последний, как известно, приходится зятю послу Казахстана в России). Во всяком случае, после продажи пакета акций Казкома Ракишев потерял сразу 11 позиций в рейтинги влиятельных бизнесменов, по версии Forbes.kz, переместившись с 5 места на 16-е.

В октябре 2017 года еще четыре банка получили от щедрот Национального фонда в рамках Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора. «АТФБанк», «Цеснабанк», «Евразийский банк» и «БанкЦентрКредит» разделили между собой 410 млрд тенге, выделенных в рамках Программы.

Наконец увенчал этот провальный для отечественного банковского сектора год скандал вокруг банка RBK. Начиная с лета карточки клиентов банка оказались заблокированы, перестали выплачиваться зарплаты и стипендии студентам. Между тем Нацбанк фактически не предпринимал по отношению к банку и его акционерам, список которых напоминает политбюро правящей партии, никаких мер.

Для того, чтобы разрулить ситуацию потребовалось вмешательство президента, без обиняков заявившего в начале ноября, что ситуация вокруг банка связана с «воровством самих акционеров для финансирования своих людей», и пообещавшего, что «воры будут сидеть там, где они должны сидеть», разумеется, после того, как их заставят вернуть деньги.

Однако, похоже, ситуацию вокруг RBKудалось решить без посадок. Сразу после президентского нагоняя Нацбанк и правительство разработали программу мер по оздоровлению банка. Проблемный портфель в размере 600 млрд тенге был передан в специализированную финансовую компанию. Нацбанк принял к рассмотрению заявку RBK на сумму порядка 240 млрд тенге для участия в упомянутой уже выше Программе по повышению финансовой устойчивости банковского сектора. Наконец инвестор в лице корпорации «Казахмыс» обязался капитализировать RBK на 160 млрд тенге.

Однако, несмотря на этот условный хеппи-энд, неприятное ощущение, что управленческое мастерство денежных властей страны сводится к списанию убытков за счет Национального фонда (который из «фонда будущих поколений» давно превратился в «фонд спасения банков»), не покидает нас.

Продолжение следует

Жанар Тулиндинова (Астана)


Теги: Казахстан, банки, экономика

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение