Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Феномен Самал Еслямовой и привлекательность российской культуры для Казахстана

Феномен Самал Еслямовой и привлекательность российской культуры для Казахстана

27.05.2018

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги:

Ошеломительный успех уроженки Казахстана Самал Еслямовой, получившей приз на 71-м Каннском кинофестивале за роль в фильме российского режиссера Сергея Дворцевого «Айка», стал полной неожиданностью в Казахстане, где до последнего времени мало что знали о 34-летней актрисе, закончившей ГИТИС и ныне постоянно живущей в российской столице.

Помимо очевидной гордости за соотечественницу, по выражению казахстанских журналистов, ставшей «в один ряд с такими именитыми актрисами как Мэрил Стрип, Хелен Миррен, Жанна Моро, Софи Лорен» (актрисами, некогда удостоенными престижной награды Каннского фестиваля), казахстанцы выражали также недоумение в связи с тем, что столь талантливая актриса практически не известна дома и не признана на Родине.

Впрочем, о том, что талантливым казахстанцам для успеха и признания в творческой профессии приходится покидать Родину и искать применение своим способностям за рубежом – говорят давно. По сути, это стало едва ли не аксиомой и традицией казахстанской культурной сферы. Пример молодого певца Димаша Кудайбергенова, которому только после триумфального участия в китайском конкурсе I am singer, удалось добиться признания и славы на Родине – пожалуй, самый яркий в этом ряду.

В чем причина этого досадного явления – засилье «блата» в казахстанской культурной сфере или отсутствие как таковой инфраструктуры успеха вследствие небольших объемов местного рынка – вопрос достаточно дискуссионный.

Впрочем, есть еще один примечательный аспект каннского триумфа Самал Еслямовой – по сути, он стал еще одним подтверждением того, что российское/русскоязычное культурное пространство для творческих казахстанцев зачастую становится проводником к международному успеху и признанию.

Это отметил в своем посте на Фейсбуке известный казахстанский политолог Марат Шибутов, написавший, что «присоединяясь к российской культуре у творческих людей шансов прославиться намного больше, чем в Казахстане».

Помимо Еслямовой, известны и другие талантливые казахстанцы (причем среди них немало казахов) которые воспользовались для своего продвижения российской инфраструктурой успеха.

Это режиссер и продюсер Тимур Бекмамбетов, получивший «путевку в Голливуд», во многом благодаря успешным российским кинопроектам, оперная певица Салтанат Ахметова, победившая в третьем сезоне вокального телепроекта «Большая опера», рэпер Адиль Жалелов, известный под псевдонимом Скриптонит, шоумен Нурлан Сабуров, входящий всостав труппы известного шоу «Stand Up» на телеканале ТНТ. И для вышеупомянутого Димаша Кудайбергенова одной из важных ступенек к успеху стала победа в конкурсе «Славянский базар». Наконец, Сергей Дворцевой, режиссер фильма «Айка», повествующего о тяжелой судьбе девушки-мигрантки из Кыргызстана, ставшего триумфальным для Самал Еслямовой, тоже родом из Казахстана.

Выскажем мнение, что казахи и казахстанцы, для которых интеграция в российское социокультурное пространство стала фактором творческого прорыва и триумфа, - это не только культурный феномен, но и общественно-политический.

Сегодня, когда в связи с процессами модернизации общественного сознания и особенно перехода казахского языка на латиницу в Казахстане активно ведется дискуссия относительно культурной идентичности казахстанцев и шире – их цивилизационного выбора – эти «истории успеха» представляют собой весомый аргумент «за» удержание республики в ареале русскоязычного культурного влияния.

Стоит признать, что в настоящий момент в Казахстане озвучивается немало аргументом «против» этого. Как правило, выражаются они в довольно безапелляционной и неполиткорректной форме. Якобы современная российская культура и наука вторичны и копируют западные теории, модели и образцы. Следовательно, зачем нам язык и культура-посредники – не лучше ли казахстанцам поголовно освоить английский язык и заимствовать западные культурные и научные достижения напрямую.

Есть, конечно, трезвые головы, которые указывают на определенную утопичность планов повсеместного овладения казахстанцами английского языка на уровне его носителей. Высказывается мнение, что, скорее всего, он получит статус «языка элиты», но отнюдь не широких масс.

К тому же представление о русском языке и культуре, как выполняющих исключительно роль посредников западной культуры и науки для Казахстана, – ошибочно. Поскольку они не только самодостаточны, но и обладают общепризнанным статусом языка и культуры мирового значения.

Что касается «историй успехов» этнических казахов на Западе, то пока они довольно скудны. СМИ, как правило, красочно повествуют о достижениях неких казахстанцах, устроившихся работать рядовыми программистами в Googleи Facebook– не более того.

Таким образом, языковая и культурная привлекательность России является одним из важных условий «евразийского выбора» Казахстана. Для кого-то она очевидна, для кого-то – спорна. Возможно, для ее популяризации следовало бы делегировать известным казахстанцам, достигшим успеха в российском социокультурном пространстве, миссию послов культуры в двусторонних отношениях.

Обе страны от этого только выиграли бы.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение