Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Айдархан Кусаинов: В предвыборной программе Токаева мы видим прагматизм с человеческим лицом

Айдархан Кусаинов: В предвыборной программе Токаева мы видим прагматизм с человеческим лицом

28.05.2019

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги:

Хотя преемственность обозначена одним из столпов предвыборной платформы Касым-Жомарта ТОКАЕВА, по многим вопросам программа кандидата от партии NurOtanотличается принципиальной новизной. Особенно в том, что касается расстановки приоритетов между экономикой и обществом, а также государством и гражданином, уверен известный казахстанский экономист Айдархан КУСАИНОВ. Мы обсудили с экспертом экономический блок и идеологию программного документа действующего президента:

- Айдархан Маратович, в своем недавнем посте, посвященном предвыборной платформе действующего президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА, вы отметили, что предложенные вами три года назад в вашей книге принципы новой экономической и информационной политики, наконец, окончательно проявились в курсе власти. Не могли бы вы поделиться мнением: насколько экономический блок предвыборной программы Токаева соответствует вызовам, стоящим сегодня перед Казахстаном? Насколько он преемственен предшествующему курсу?

- Мне хотелось бы остановиться не только на экономическом блоке предвыборной программы Токаева, но и проанализировать ее в более широком плане. Начнем с того, как называется программа – это очень важно. Тем более, что речь идет о программе профессионального дипломата, который знает цену и вес слов, сына писателя, который и сам написал не одну книгу. Программа называется «Преемственность. Справедливость. Прогресс».

В первую очередь надо отметить, что ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ означает вовсе не слепое копирование прежнего курса. Преемственность – это что-то новое, не противоречащее старому, сохраняющее его очертания, однако трансформирующее его.

   Справедливость вместо равенства

Второй акцент программы – это СПРАВЕДЛИВОСТЬ. И это очень важный момент. То есть ставится вопрос не о законности, не о равенстве, а именно о справедливости.

В своей книге «Новая экономическая политика» я подчеркивал, что наиболее важным общественным и политическим процессом в современном Казахстане является смена поколений. Поколение, жившее при Советском Союзе, ориентировавшееся на ценности социального равенства, уходит. Для нынешнего поколения казахстанцев гораздо важнее справедливость – важно не то, что один богаче, другой беднее, важно то, что и тот, и другой имеет равные права.

Если у старшего поколения, воспитанного на идеях равенства, наличие богатства и бедности вызывало социальную обиду, бунт, то сегодняшнее поколение спокойно воспринимает неравенство, понимая, что люди в принципе неравны. Однако для них важно, чтобы вне зависимости от имущественного положения граждане страны обладали равными правами.

Поэтому в своей книге я предложил идею современного Казахстана как социального справедливого государства. И я рад, что второй параметр был учтен в предвыборной платформе кандидата от NurOtan. На мой взгляд, это достаточно серьезный разворот в государственной политике, потому что раньше в стратегических документах развития страны говорилось в основном о благосостоянии, о равенстве возможностей, но слово справедливость в государственной публичной риторике было малоупотребительным.

Наконец, третий тезис программы Токаева – это ПРОГРЕСС. Важно отметить, что прогресс – это совсем не то же самое, что «развитие» и «рост», которые более привычно видеть в различных казахстанских стратегиях и госпрограммах. Прогресс – это более широкое и многомерное понятие. Прогресс включает и экономический, и социальный, и интеллектуальный рост и развитие. Прогресс предполагает осмысленное и целенаправленное движение вперед, тогда как развитие и рост по большому счету могут не иметь конечной цели.

   Молодежь воспринимает стабильность как застой

Подчеркну еще один важный момент – наконец, слово «стабильность» выбыло из публичной риторики власти. Отмечу, что тезис о стабильности был адресован старшему поколению, которое пережило перестройку, развал страны, социальные потрясения и катаклизмы, потерю работы, невыдачу зарплат.

Однако процесс смены поколений по факту уже произошел, и сегодня в активную жизнь входят поколение казахстанцев, которые не пережили все ужасы 80-90-х годов. И для них стабильность означает застой и удушье. Это старикам нужна стабильность, это они живут по принципу «лишь бы не было войны». Молодежи эти страхи не знакомы.

В своей книге я указываю на то, что пора бы уж перестать «юзать» в публичной риторике власти такие понятия, стабильность, межнациональное согласие и другие. Молодое поколение не помнит межнациональных конфликтов, оно мало осведомлено о гражданских войнах в Таджикистане, на Южном Кавказе, которыми сопровождался процесс развала Союза. Для них стабильность и межнациональное согласие – это само собой разумеющиеся, базовые категории. Это не достижения.

Можно даже сказать, что их «достала» стабильность, а в нашей публичной государственной риторике эту категорию продолжали утилизировать. Теперь вместо стабильности нам предлагается преемственность и прогресс. И это, на мой взгляд, верный шаг с точки зрения качественного обновления официальной риторики и информационной политики государства.

   Сначала общество – потом экономика

Что касается собственно экономического курса, предлагаемого в предвыборной платформе Токаева. Ранее я неоднократно отмечал, что экономика – это не главное, это производное от общества. И если посмотреть, как расставлены приоритеты в программе кандидата от партии NurOtan, то экономический блок перемещен в третью часть, посвященную прогрессу. А в первых двух разделах – Преемственность и Справедливость – речь идет о социальных вопросах, здравоохранении, образовании, гражданском обществе, общественных советах, социальном договоре.

И это существенная новация этого документа. Если мы вспомним прежние стратегические программы развития страны, в частности, Стратегию «Казахстан-2050», то в качестве приоритетов, в первых разделах в ней были обозначены экономический рост и поддержка предпринимательства. Во вторую очередь – социальная сфера. А вопросы развития гражданского общества были отнесены в самый конец.

- Собственно говоря, эта расстановка приоритетов соответствовала знаменитому тезису «сначала экономика – потом политика».

- В том-то и дело, что в программе Токаева мы видим совершенно иную расстановку акцентов – сначала общество, а потом уже экономика.

   Перенос акцентов с интересов государства на социальное самочувствие гражданина

Наконец, третий момент. Предвыборная платформа, предлагаемая кандидатом от партии NurOtan, ориентирована, прежде всего, на гражданина. Цель, которая в ней поставлена, - это благосостояние и благополучие каждого отдельно взятого человека. В этом переносе акцента на «благополучие для всех» и заключается новизна программы.

Если мы вспомним Стратегию «Казахстан – 2050», то ее формат принципиально иной – в ней речь идет о благополучии и экономическом росте государства и общества в целом.

Таким образом, мы видим перенос акцентов с интересов государства и общества на социальное самочувствие гражданина. Это отражает актуальные для Казахстана проблемы: ведь с одной стороны в последнее время мы наблюдали, как растет экономика и богатеет страна, с другой – видели, как беднеет население. Получается парадокс: «всем хорошо и только гражданину плохо». И этот момент следует подчеркнуть особо.

Да, в предвыборной программе Токаева ощущается преемственность, она во многом построена на основе Стратегии – 2050. И об этом в программе прямо говорится. Но очень важным моментом является перенос приоритетов: благосостояние и благополучие человека и гражданина упоминается в первую очередь и только потом – экономический рост страны.

Этой расстановке приоритетов подчинены и отдельные пункты программы. Например, когда речь идет о бюджетной политике, то в Стратегии-2050 речь сделан акцент на экономическом прагматизме и использовании бюджетных средств только для прибыльных инвестиционных проектов.

В предвыборной же программе Токаева формулировка иная: бюджетные деньги должны расходоваться только во благо государства.

То есть в старом формате оценивались эффективность и прибыльность экономических проектов, безотносительно их пользы для государства и общества. А теперь подход принципиально другой: неважна прибыльность и эффективность проекта – важно то, служит ли он благу общества или нет.

Таким образом, проекты оцениваются, прежде всего, с точки зрения их социальной значимости, а не только и не столько экономического эффекта. Бюджетные деньги должны тратиться на людей – социальные объекты, социальную инфраструктуру, нужды и потребности населения.

То есть экономический прагматизм остается основой бюджетной политики, но это уже прагматизм с человеческим лицом.


Теги: 

0
гуль
:like:
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение